Аналитик: Отставки политических тяжеловесов могут дорого обойтись казахстанской власти

Автор -
2712

Отставки таких казахстанских политических тяжеловесов, как Имангали Тасмагамбетов, Адильбек Джаксыбеков или Дарига Назарбаева, могут дорого обойтись казахстанской власти. Член общественного совета г. Алматы, член Национального совета общественного доверия при президенте РК, политолог Марат Шибутов в интервью Ia-centr.ru рассказывает об ожиданиях казахстанцев и кризисе элит.

Иных уж нет, а те далече…

– Марат Максумович, Вы в последнее время достаточно часто говорите о том, что в Казахстане назревает некий кризис власти…

– Начнем с того, что не только и не столько я. Еще в апреле общественный фонд «Стратегия» провел соцопрос, который показал, что в Казахстане уровень доверия населения власти на самом низком уровне с 2004 года, то есть с начала их мониторинга. То есть, мы на уровне времен 2002-2003 года, то есть активной работы ДВК «первого созыва», когда зажигали Жакиянов, Джандосов, Абилов… Может быть, помните – собрание в Цирке, шествия…

– Вот Вы сами вспомнили Жакиянова, Джандосова и Абилова. Что еще раз напоминает: никакой протест не состоится, пока у него не появятся влиятельные лидеры. Есть ли они у нынешней оппозиции?

– Тут вопрос даже не к оппозиции. У нас власть никогда никого из элитариев не оставляла без внимания и не отпускала далеко из своей орбиты влияния. Любой политик, который имел авторитет и влияние, даже если и не назначался на высокую должность, всегда был «в обойме», занимал кресло, которое гарантировало то, что он «свой» для власти. То есть, вот это стремление – не допустить раскола элит, оно всегда четко прослеживалось в действиях казахстанской власти. Выпадали только те, кто отправлялся в заключение. Даже эмиграция не препятствие для контактов.

Потому что в казахстанских условиях, если в протестном движении нет элитариев с их ресурсами, то это движение ничем не заканчивается, кроме массовых задержаний, уголовных дел и разной оперативной работы к радости «товарища майора». Что мы сейчас и наблюдаем: оппозиция устами активистов что-то говорит, этих активистов регулярно задерживают и на этом фоне растет политическое влияние МВД и КНБ, которые постоянно доказывают свою нужность.

Но! Это было раньше – сейчас другая обстановка. Вот вы знаете, чем сейчас занимается Адильбек Джаксыбеков? А Имангали Тасмагамбетов? Дарига Назарбаева? И весомых политиков, которые сейчас вне власти очень много. Выпуская таких людей из своих «крепких дружеских объятий», власть не просто теряет над ними контроль.

При определенных ситуациях в экономике страны может случиться так, что эти элитарии станут альтернативой действующим политикам именно потому, что ничего не делают и соответственно не в ответе за ситуацию в стране.

– Как думаете, насколько этот сценарий реален? Неужели в администрации президента таких угроз не видят?

– Я не очень понимаю зачем власть сейчас это делает, но если еще хотя бы 3-4 человека из ТОП-50 выпадет из обоймы, то может возникнуть двусмысленная ситуация и наша власть перестанет казаться монолитом, а станет лишь одной из групп элиты. Одна из основных причин, почему власть в Казахстане никогда не отпускала от себя элитариев, это именно боязнь сравнений.

Ведь, согласитесь, одно дело – когда свергнуть действующую власть призывает какая-то девочка из Алматы – возникает естественный вопрос: а кто будет руководить страной при победе? Эта девочка, которая в принципе даже без опыта работы? И совсем другое дело, когда сменить власть предлагает, скажем, бывший министр. Ему верят уже хотя бы потому, что понимают, что он сможет что-то сделать. Вспомните хотя бы Алтынбека Сарсенбаева и его влияние после ухода в оппозицию.

– Тут не стоит забывать, что в Казахстане скоро пройдут выборы в парламент и маслихаты. Стоит ли ждать на них появления новой оппозиционной партии?

– Думаю, нет, времени нет – скорее стоит ожидать протестного голосования, и это очень серьезная угроза. И это лишь верхушка айсберга. Гораздо важнее то, как пройдут эти выборы? Признают ли многочисленные наблюдатели их легитимными? Согласятся ли с результатами этих выборов группы элит и население? Потому что в случае отрицательного ответа на эти вопросы не исключена ситуация, когда любая инициатива власти будет восприниматься «в штыки», потому что начнется настоящее противостояние власти и народа, и вся система государственной власти в Казахстане станет крайне неустойчивой.

– Революция по типу украинского майдана или переворотов в Кыргызстане?

– Да нет, мы не Украина и не Кыргызстан. Революции у нас не особо популярны. Скорее всего, это будут кулуарные игры, в которых моментально будут проигравшие – среди элиты, а для населения восприятие элит как «чужих».  Когда холодильник урчит, телевизор никто не слышит

– То, что Вы говорите, касается в первую очередь властных элит. При этом простым казахстанцам Токаев с его оперативной реакцией на все события, открытостью в соцсетях очень импонирует. И, нельзя отрицать, что каждое ЧП, будь то – взрыв в Арыси, конфликт в Жамбылской области, и даже коронавирусный карантин по итогу приносит ему новые симпатии казахстанцев. Так, может быть, у власти просто приоритеты с элиты к населению сместились?

– Знаете, в борьбе телевизора и холодильника всегда побеждает холодильник, если дистанция больше нескольких месяцев.  Пособие по утере дохода в связи с ЧС получили более 3,7 миллионов казахстанцев. Это – 40% рабочей силы. То есть, 40% – это реальный уровень безработицы из-за режима ЧП и карантина, не считая 4,8% безработицы, которая была и до этого. А сейчас в июле закончатся отсрочки по кредитам и налогам.  А потом наступит август, когда наступит пора собирать детей в школу – и в обычной обстановке люди брали кредиты на это, потому собственных средств не хватало. Теперь же людей может постичь разочарование действиями власти.

Мы еще пока не увидели всей глубины падения. Но, к примеру, в Ухане после карантина закрылось 70% малого и среднего бизнеса. Возможно, у нас будет чуть меньше, потому что кто-то уйдет в тень, а кто-то и не будет из нее выходить. Но, в любом случае, каких-то реальных предпосылок к скорому восстановлению экономики и доходов граждан я лично не вижу. Сейчас по уровню жизни мы примерно в 2001-2003 годах.  Однако программы развития и стратегии у нас пишутся по лекалам 2010-2013 годов, когда ситуация в экономике была гораздо лучше. Возможно, это частично связано с тем, что в политике осталось всего три человека, работавших в конце 90-х и начале 2000-х на высоких должностях – это Касым-Жомарт Токаев, Нурсултан Назарбаев и Ахметжан Есимов.

А стратегии пишут те, кто в условиях отсутствия денег решений не принимал. И, если ничего не поменяется кардинально, нас ждет дальнейший откат – в 90-е. Надеюсь, что я чересчур пессимистичен.  Но, в любом случае, казахстанцам надо будет менять финансовые модели поведения – меньше тратить денег на имидж, больше копить, использовать различные возможности для заработка. У нас будет много свободного времени, а вот покупателей на него гораздо меньше. Так что ищите подработки, возрождайте дачи и не рискуйте.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться