«Демарш Токаева»: Что дальше?

Прошла неделя, и настала пора более трезво проанализировать «демарш Токаева», как случившееся 19 мая назвала российская пресса из кремлевского идеологического пула.

В целом, «северно-соседские» СМИ на удивление сдержанно отнеслись к этому выступлению, а некоторые и вовсе заметили что-то в духе «милые бранятся – только тешатся», зачем-то приведя в качестве антипримера Украину, у которой все плохо. Об этом говорится в статье exclusive.kz. Ниже приводим мнение одного из авторов этого сайта:

Накануне Дня рождения

Для начала немного истории. Через пять месяцев после Алма-Атинского саммита, 25 мая 1992 года, был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Республикой Казахстан и Российской Федерацией. Дата не круглая, но довольно показательная. Это был базовый документ, после которого последовали и другие – всего специалисты насчитывают десять таких юридически закрепленных пактов и соглашений, среди которых были и коллективные договора. Своеобразная «знаменательная дата» последнего из них тоже состоится на этой неделе – в пятницу, 29 мая, исполняется шесть лет со дня подписания договора о Евразийском Экономическом Союзе.

И вот, накануне очередного «дня рождения» Касым-Жомарт Токаев преподнес «союзникам» такой подарок. Но тут следует уточнить – практически все наблюдатели, аналитики и политологи воспринимают это «нестандартное выступление» именно как дипломатичный укор в сторону Кремля, а остальные участники ЕАЭС в данном случае просто свидетели или даже тоже потерпевшие. К слову, во время онлайн-саммита никто из его участников в ранге глав государств, не говоря уже о более низких чинах (там еще и другие соглашения подписывались) никак не прокомментировал слова главы Казахстана. Не считая, наверное, председательствующего Александра Лукашенко, который миротворчески заметил, что главное не в деталях, а в целом концепцию «Стратегии-2025» принять.

Что касается Владимира Путина, то он вел себя как какой-то преподаватель, принимающий экзамены у школяров, но пытающийся снисходительно опуститься на их уровень. Во время выступлений коллег он усердно перебирал свои бумаги и казалось даже не слушал выступающих, что, по меньшей мере, выглядело неэтично. Хотя некоторые российские блогеры, более разбирающиеся в поведении своего президента, отметили, что он заметно нервничает, пытаясь завуалировать это перелистыванием документов. Вообще, создалось ощущение, что спич Токаева не произвел ни на кого никакого впечатления, хотя должен был стать предметом для дискуссии между «союзниками», на самом же деле, многие ждали реакции Владимира Владимировича. Кстати, в самом начале, когда председательствующий высказался насчет регламента, Касым-Жомарт Кемелевич уточнил, что хорошо бы высказаться всем президентам – видимо, инстинктивно опасался, что зря речь готовил (или готовили), поэтому мнение о том, что была предварительная договоренность между Акордой и Кремлем, выглядит неубедительно.

Ограничения и контрабанда

Ожидаемого вала антиказахских публикаций не последовало, хотя были несколько выпадов, которые, скорее, поддержали имидж «злых казахов» и «бедных русских» (как первые выживают вторых). В региональной и специализированной прессе проходили сообщения о задержке грузов из Казахстана, что представлялось чуть ли не подвигом российских таможенников в борьбе с «санкционкой».

Были еще пару выпадов в сторону Астаны за осуждение соратника «Мотороллы», воевавшего на Донбассе на стороне пророссийских сепаратистов (выдан Россией незадолго до этого), но никто связать эти события не догадался. Впрочем, этот приговор, скорее, как раз был договорным (на стороне «ополченца» выступили некоторые российские деятели, в том числе и из Госдумы) и вряд ли имел отношение к «демаршу». По всей видимости, были и другие, но не такие явные или вовсе скрытые шаги, которые говорят о том, что Акорда решила пересмотреть некоторые аспекты «вечной дружбы».

Например, мало кто в Казахстане обратил внимание на то, что прямо перед введением чрезвычайного положения (а точнее, за три дня до него) был введены существенные ограничения для въезда граждан РФ на территорию страны. С 13 марта россияне (и кыргызстанцы) могут это сделать только при наличии заграничного паспорта. Объяснение МИД РК обеспокоенностью распространением коронавирусной инфекции вызвало только улыбку – как будто загранпаспорт является панацей против COVID-19. Кстати, при этом больший упор делался именно по российским гражданам, в том числе имеющим родственников в приграничных территориях.

Тогда появилась и быстро себя исчерпала (не до этого стало) версия, что Казахстан вдруг стал предпринимать превентивные меры по пресечению бесконтрольного въезда россиян, которые потом могут затеряться в республике, в том числе задумав что-то худое. В самой же России официоз особо никак не отреагировал, зато в соцсетях появилось предположение, что это «Ответ Нурсултании на конституционную поправку о защите русского языка любыми способами».

К слову, о том, что русский язык в нашей стране не нуждается ни в какой защите – это аксиома, не требующая каких-либо доказательств. Даже сам тот факт, что этом материал пишется (и, соответственно, читается) на языке межнационального общения, лишь подтверждает это. Однако для массовой российской публики ничего не стоит провернуть пару фейковых эпизодов, чтобы вскипела ярость благородная. Но мы сейчас не об этом.

Хотелось бы отметить еще одно событие, тоже как-то вскользь прошедшее через отечественные СМИ. 29 марта по ту сторону казахстано-российской границы, в Курганской области, был остановлен грузовик, где при досмотре были обнаружены и конфискованы два охолощенных автомата «Калашникова» с возможностью имитации выстрела патроном светозвукового действия, один охолощенный же «Макаров», 89 гильз и 53 пули калибра 9 миллиметров и станок для изготовления патронов. Помимо этого, изъяты два нарезных ствола для пистолета Макарова, которые можно задействовать при создании боевого оружия. Через два дня об этом сообщил ТАСС, отметив, что «ФСБ пресекла попытку контрабанды оружия в Казахстан». Оно было отправлено на экспертизу, но о дальнейшей его судьбе не известно. Подобный же инцидент произошел пару лет назад – тогда хозяин груза сказал, что якобы на продажу вез «имитационное оружие». Вполне возможно, что со стороны Лубянки это было одновременно предупреждение казахам и демонстрация своей хорошей работы, но вопрос остается открытым – а сколько оружия, в том числе и не охолощенного, уже успело просочиться на нашу территорию? И главное – для чего?

Сказав «А», надо…

И вот, теперь «произошло то, что произошло». Здесь необходимо отметить, что общество во многом уже перестало следить за новостями СНГ и ЕАЭС с применением похожей формулировки – «будь, что будет», всецело переложив бремя «союзничества» на плечи режима. Нет, периодические выступления, антиевразийская критика, констатация негативных последствий и предсказание мрачного будущего – все это было и есть, но это абсолютно никак не влияло на политику Акорды. Даже наличие в президентском Нацсовете нескольких нацпатриотов, планомерно критикующих ЕЭАС ничего не давало. Да и не даст, в общем.

Поэтому нужно понимать, что Токаев не попадал под влияние национал-патриотов и не стал вдруг прислушиваться к мнению общества. Его предшественник тоже пару-тройку раз говорил о недопустимости политической зависимости от какого бы то ни было союза (нам и экономической, мол, хватает). Между Кремлем и Акордой, судя по всему, назрели определенные проблемы. Ведь не просто так же посол РФ в РК на следующий же день попросил Токаева принять его, причем, российский МИД в сообщении об этом событии подчеркнул, что «встреча прошла в доверительной обстановке» и все с ЕАЭС, а также с ОДКБ, ШОС и другими «союзами» все хорошо. Официальный сайт Акорды об этом упомянул лишь вскользь, больше отметив борьбу с корновирусом.

Кстати, COVID-19 в этом плане может сыграть (опять) на стороне Астаны – есть повод продлить «временные ограничения» и подождать с открытием границ с северным соседом, где свирепствует коронавирусная инфекция. Но, как говорится, когда-то этот повод отпадет, и казахстанским властям придется предпринимать и другие шаги. Надеемся, что они будут более открыты и конкретны – дипломатия с вековой дружбой это хорошо, но независимость все-таки важнее.

Коротко говоря, сказав «А», надо говорить «Б» и дальше по всему алфавиту (пока кириллице). Но еще лучше не только говорить, но и делать, начиная с все той же экономики, но на этот раз опираясь на еще и на тех, кто еще до дня появления на свет ЕАЭС буквально на пальцах доказывал всю бесперспективность и опасность Евразийского и Таможенного союзов. Вот тогда общество действительно поддержит власть и все это может даже вылиться в национальную идею.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться