Болезнь действительно страшная и тяжёлая: Кыргызстанец рассказал о том, как переболел коронавирусом

Автор -
1579

Кыргызстанец Павел Исаенко рассказал о том, как переболел коронавирусом. Об этом он написал в соцсетях. Ниже приводим полный текст публикации:

Итак, вчера меня выписали из Республиканской клинической инфекционной больницы после 16 дней лечения от COVID-19 и пневмонии. Если кто-то утвержадет, что не знает ни одного заболевшего поэтому коронавируса нет, так вот теперь знаете. И болезнь действительно страшная и тяжёлая. Я делал заметки, поэтому вот хронология личного опыта.

Выражаю огромную благодарность всем, кто меня поддерживал. И, конечно, врачам и медсёстрам 8-го отделения РКИБ (заведующая Койсун Ишеналиевна Бегалиева). Они реально делают всё, что могут в условиях ограниченных ресурсов. За лечение никто не попросил ни копейки денег, всё за счёт налогоплательщиков и иностранных доноров.

Как так получилось? Просто не повезло. Стечение обстоятельств, но я понимал, что лично для меня риски существуют, поэтому я так серьёзно интересовался этой темой и делал всё, чтобы не заразиться. Не получилось. Невозможно контролировать всё, особенно других людей.

В феврале и начале марта я был так погружён в завершение проектов в ололо параллельно с бёрдвотчингом, планировал поездку в Россию, что прозевал закрытие границ, а потом — и города — и оказался в изоляции в квартире с пожилой мамой — человеком из группы риска.

С чего всё началось? Сначала заболела моя мама. Скорее всего, она заразилась 10 мая в магазине «Фрунзе», вдыхая воздух с вирусными частицами от заражённых покупателей или сотрудников сквозь маску или поправляя маску граязыми руками. Тряпочная медицинская маска почти не уменьшает вероятность заражения для носящего, а иногда может её повышать.

Пожилым людям намного легче заразиться и заболеть из-за большого числа рецепторов ACE2, к которым цепляется своими шипами коронавирус. Примерно через 4 дня у мамы появился кашель, поднялась температура сначала незначительно, потом выше 38 (раньше у неё такой температуры никогда не было), а ещё она перестала чувствовать запахи. У меня же признаки ОРВИ появились 17-го, когда появилась лёгкая заложенность в носу и повысилась температура до 37,4. 18-го пыталсь дозвониться до поликлиники — не получилось, а в «скорой» сказали номер телефона мобильной бригады. 19-го пришла мобильная бригада, взяла экспресс-тесты крови из пальца (они были отрицательными) и мазки из носа для ПЦР-теста. При этом у меня 18-го и 19-го болели мышцы ног, да так, что одну ночь я не мог спать. 20-го у меня состояние улучшилось, пропала боль в мышцах и казалось, что всё прошло, но ближе к ночи начался сильнейший озноб с сильным чувством жажды. Несмотря на то, что, как мне казалось, что я пил достаточно жидкости, были признаки обезвоживания.

Наутро 21-го у меня стали болеть лёгкие, температура повысилась до 38,4, одновременно я решал вопрос с госпитализацией мамы (хоть она не хотела, но у неё уже неделю была высокая температура). Вечером ситуация разрешилась. Позвонили из санэпидемстанции, задавали кучу вопросов, куда ходил, почему решили стать тест, какие симптомы. И в конце объявили, что мой ПЦР-тест положительный, у меня есть час времени, чтобы собрать вещи, приедет «скорая» и увезёт в больницу. Вот это был шок. Нужно было придумать, что с собой брать на минимум 2 недели.

Привезли в больницу, измерили температуру и сатурацию, взяли ещё один мазок для теста. Отвели в отделение и палату. Здание — одноэтажный барак. В коридоре 10 палат, в каждой по 3 койки. Моя палата номер 8. Один из моих соседей прибыл передо мной, второй — сразу после меня. Палаты 9 и 10 были пустыми, но уже на следующий день и они заполнились. Сразу взяли анализ крови, измерили сатурацию (насыщение крови кислородом), давление. Температуру измеряют всем бесконтактно пирометрами несколько раз в день. Потом вкололи антибиотик, а до 2-х ночи я пролежал под капельницей с ринлактином.

Первую ночь я не мог спать. На следующий день нас группой сводили на рентген в другой корпус. Жаль, что нельзя просто так ходить на улицу. Состояние было таким же: повышенная температура, озноб, дискомфорт в лёгких со стороны спины. Завотделением (она лечащий врач) напугала, что у меня по анализу крови очень низкие лимфоциты, то есть иммунитет очень слабый, и стало страшно. Вечером на сутки заступила другая врач, она меня приободрила, сказала, что не всё так страшно, я успокоился и ночью поспал, пока в 5:40 не разбудили для измерения температуры.

23-го был противоречивый день. Утром я впервые за всё время болезни нос стал совершенно свободно дышать, вообще самочувствие стало лучше, пропал озноб, я обрадовался. Но радость была недолгой. В обед снова поставили капельницу с ринлактином и тут же нос заложило (при первой капельнице тоже так было), появилась слабая боль в горле, которая постепенно только усиливалась, да ещё повысилась температура.

На вечернем обходе я всё рассказал врачу, она снова меня запугала, что если я буду переживать, иммунитета вообще не будет, а лёгкие работают не полностью (хотя сатурация 96 — нормальная). Вскоре меня затрясло, стало тяжело дышать, я прямо ощутил, что лёгкие сжались. Пошёл к медсестре проверить сатурацию — 97. Вот такая психосоматика. Понятно, что я несколько дней полноценно не спал, но ещё и вирус так воздействует на нервную систему.

При этом решался вопрос с госпитализацией мамы и кошкой. В общем, кошку пришлось оставить дома… Подготовили всё по максимуму, принесли много корма, оставили воду и наполнитель. Так как не было результата второго теста, маму госпитализировали в 6-ю больницу уже в 11 вечера, ей сразу поставили кислородный концентратор.

Мои соседи вчера стали немного чувствовать вкусы и запахи, а то спрашивали у меня, вкусная ли больничная еда.

То есть не всегда обоняние пропадает, но если пропало на фоне симптомов ОРВИ — однозначно ковид, нужно срочно вызывать мобильную бригаду, чтобы сделали тесты, и сразу готовить вещи для госпитализации, чтобы не собираться срочно за 50 минут и кучу всего забыть.

25-го маме пришёл положительный тест на ковид и её перевели из 6-й горбольницы в инфекционку в реанимацию.

26-го в отделение привезли кровати, в палаты поставили ещё по одной кровати. Я отказался их таскать, был не в состоянии. Один сосед переехал в другую палату, поселили ещё двоих, бессимптомных из обсервации. А мне к вечеру стало хуже, дышать стало тяжелей, сатурация упала до 93, привезли кислородный концентратор. На кислороде сатурация поднялась до 97.

До 6 утра дышал кислородом, лежал на животе, как рекомендуют, чтобы отходила мокрота. Стало лучше, даже под утро немного поспал. Утром 27-го взяли анализ крови, а потом сходил во второй раз на рентген. Было тяжело, кружилась голова, но на улице дышится намного легче. В палате 4 человека, духота. Температура 36,9, сатурация 94. Пока концентратор больше не включали.

Удивительно, что даже здесь некоторые пациенты не верят в существование этого вируса. Например, двое новых соседей, которые чувствуют себя хорошо. Или мужик, с которым разговаривал по пути с рентгена, приехавший из Оренбурга, находившийся в обсервации. Странные люди, будто они не видят вокруг себя тех, кто на самом деле болеет.

28-го ночью и утром дышал через концентратор, без него становилось хуже. Но днём его забрали для другого пациента, потом началась жесть. Лежал без кислорода, дышал часто, старался полной грудью, чтобы задействовать весь оставшийся объём лёгких. Головокружение усиливалось, потом руки и ноги стали ватными, позвал на помощь. Сатурация при этом была 98, но мне казалось, что я задыхаюсь. рикатили концентратор обратно и дали кислород.

Я съел таблетку с глюкозой, съел яблоко, постепенно стало лучше. Поставили капельницу с физраствором. Пообедал. Взяли кровь на анализ. Кровь очень густая. Думаю, не столько в сатурации дело, сколько в состоянии организма, а конкретно — крови. Раз я самостоятельно надышал на 98% сатурации, а мне казалось, что вот-вот потеряю сознание от недостатка кислорода, значит лёгкие работают. Возможно, организм привык дышать в условиях избытка кислорода, и ему кажется, обычный уровень кислорода в атмосфере ненормально низок. Поэтому я сначала стал держать трубочку не в носу, а на расстоянии, чтобы организм постепенно переобучить. Приходила врач, я всё ей рассказал, она сказала, что это, возможно, была сердечная одышка. Потом без кислорода сатурация увеличилась до 97, хотя за день до этого без кислорода она падала ниже 91.

Тем временем маму перевели из реанимации в 4-е отделение. Дышит кислородом.

29-го ночью спал без кислорода, лёгкие более-менее работают. Сатурация 96. Потом концентратор увезли, я им всё равно не пользуюсь. Рано утром снова взяли анализ крови. Предполагаю, что вчерашнее состояние было связано с сердцем и кровью.

Ещё раз на обходе подтвердили улучшение состояния лёгких. А ухудшение позавчера-вчера завотделением объяснила побочными эффектами прежних антибиотиков (со вчерашнего дня антибиотики новые). Эту всю несвойственную организму химию, как и продукты распада поражённых клеток нужно выводить, поэтому пью в день около 2,5-3 литра воды в день. Ещё врач говорит, что у меня «европейский», более агрессивный вирус, поэтому так тяжело развилась болезнь. Но насколько я читал, последние данные не подтверждают особой патогенности определённых штаммов. На тяжесть заболевания влияет вирусная нагрузка и индивидуальные особенности. Более того, у нас явно геном вируса не секвенировался. Мне назначили кардиомагнил для предотвращения тромбозов.

30-го заведующая сказала, что кардиомагнил мне нужно принимать месяц, так как в левом лёгком на рентгене обнаружен фиброз, благо таблеток в упаковке было как раз 30 штук. Температура 36, сатурация 97. То есть оставшегося объёма лёгких достаточно для снабжения организма кислородом, по крайней мере, в покое. Мне ещё нужно закончить курс антибиотиков. Вены все истыканы и ушли на обеих руках. На правой руке катетер, в него делают инъекции. Но на следующий день его в любом случае положено будет поменять. Впервые в душ сходил, смыл с себя токсины. Да, тут есть душ в подсобном помещении, где санитарки хранят тележку с вёдрами. Полдня в ванне было замочено постельное бельё, только к вечеру освободили.

31-е. Оказывается, наплыв пациентов не прошёл даром. 19 медиков в РКИБ заболели ковидом. Сейчас больница не принимает новых пациентов. Вчера у нас впервые не было вечернего обхода. Утром был обход с «добрым» врачом. Температура 36,2, сатурация 97, чувствую себя бодрее.

1-го сходил на рентген. Голова кружится, хотя сатурацию измерили — 96-97, пульс 125. Как же надоело это состояние! По дороге очередной мужик говорил, что это обычный грипп. Бесят уже такие.

Ужасно хочу спать. После обеда спать не могу из-за капельницы, вечером — из-за соседей, утром в 6 часов будят, чтобы сделать укол. Уже который день так… Я поражаюсь, как мои соседи умудряются спать всё утро и часть дня. Правда, им особо и не мешают. Двоих соседей выписали. Меня сначала перевели в одиночную палату, а потом объявили, что отделение закрывают и всех переводят по другим отделениям. Перевели в 4-е отделение. Двухместная палата, туалет и ванная здесь же. Постельное бельё страшное, в пятнах, прикасаться противно. 2-й этаж. Окно в палате не открывается, но открыто в туалете, что тоже неплохо. Сосед — чуть за 20, лежит с 22-го, сегодня сдал первый контрольный тест, то есть послезавтра его могут выписать. В 4-м отделении в коридор не пускают, кипяток приносят в чайнике.

2-го приходил врач, поспрашивал про как самочувствие. Лёгкие не слушал. Хотел отправить меня на рентген, но я сказал, что вчера ходил. Потом пришла медсестра и сняла катетер. Надеюсь, он больше не понадобится.

3-го в 5:50 утра пришли брать мазки из носоглотки и глотки. Довольно неприятная процедура. До этого мазки брали не так жёстко. Если всё будет нормально и тест будет отрицательным, то завтра возьмут ещё мазок, и если и он будет отрицательным, то послезавтра выпишут.

4-го рано утром взяли второй мазок для контрольного теста.

5-го объявили, что выписывают, забрали одежду на санобработку, через 5 часов вернули. Собрал вещи, на улице пропустили через дезинфицирующий туннель, потом дали справку и пропустили через ворота на Кулатова в какие-то задворки. Вызвал такси Яндекс Комфорт+.

Кошка выжила, но с охрипшим голосом и почти без корма.

6-го позвонила участковая врач. Сказала, чтобы утром и вечером ей скидывал температуру. Из квартиры не выходить. А через 13 дней будет ещё один тест. Приходила мобильная бригада, переписали все данные из выписки, паспортные данные, хотели установить приложение, но я в обязательстве соблюдать карантин написал отказ от установки. Одна из медсестёр кашляет.

В общем, болезнь ещё не побеждена окончательно. Лёгкие ещё болят, иногда покалывают. Надеюсь, что рецидива пневмонии не будет, а восстановление пройдёт успешно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться