Коронавирус против митинга. Что стоит за «креативом» Акорды в борьбе с инакомыслием

Автор -
1458

По всей видимости, гениальным решением посчитали власти применить против «протестантов субботнего дня» различные антиковидные мероприятия. Однако, «получилось как всегда», и это вызвало сатирические всплески даже у тех, кто особо не поддерживает митинговые настроения в общества. Чего добился этим ново-старый режим и что за этим может последовать? Об этом говорится в статье на сайте Platon.Asia.

Начнем с того, что лидер Демократической партии Казахстана Жанболат Мамай еще задолго до отмены чрезвычайного положения объявил о намерении провести мирные митинг. Точно не известно, чем он руководствовался, выбирая дату 6 июня, но, судя по всему, предполагалось, что к этому времени снимут все ограничения, в том числе и на массовые мероприятия. Здесь следует напомнить, что режим ЧП сам по себе запрещал проведение митингов, равно как и роспуск парламента или его перевыборы. Понятно, что при сохранении такого режима до сегодняшнего дня, вряд ли ДПК не стал отменять запланированной акции. Впрочем, в таком случае, ее могли бы заменить другие, спонтанные, менее управляемые и более опасные для режима протесты.

Но кто ж знал, что все это затянется? Впрочем, кто-то знал и очень готовился. Например, в Акорде. Около недели пролежал готовый и многострадальный (но, по большому счету, сохраненный от посягательства правозащитников) законопроект «О порядке проведения мирных собраний в РК» на столе у товарища президента. И лишь 25 мая Касы-Жомарт Кемелевич соблаговолил поставить под ним свою подпись. При этом было оговорено, что закон вступает в силу, что закон вступает в силу спустя 10 дней после официального опубликования.

А вот разместили его на специализированных сайтах и напечатали в «Казправде» лишь через пару дней, и, таким образом, оговоренная декада подоспела как раз к 6 июня. Совпадение? Нет, конечно. Учитывая тот факт, что большинство нормативно-правовых актов (в том числе и устаревший митинговый закон) начинают работать с момента подписания и никаких видимых причин для отсрочки нынешнего антимитингового (по сути) закона не было.

Итак, у организаторов субботнего митинга, как говорится, не было шанса не то, что подать заявку на митинг, но и даже просто уведомить о нем, и поэтому акиматы были ограждены от неприятной миссии по поиску причин для отказа. Но зато они были загружены другой работой – нужно было срочно организовать на месте предполагаемых акций протеста. Именно эти части городов вдруг стали особо опасными в эпидемиологическом плане и подлежали тщательной обработке. Где-то они были превентивно закрыты (в том числе для проезда общественно транспорта!), а где-то обработка проводилась прямо с участниками акций и «обслуживающих» их полицейских, причем, по несколько раз. Другие же места города, даже более опасные по логике властей и СЭС, остались без внимания. Точно также, как и места проведения митингов, но в последующие дни.

Кроме дезинфекции улиц, площадей и тротуаров, стали обрабатываться мозги народонаселения. Сначала потенциальных «протестантов» обвинили в надвигающейся второй волне пандемии и возможном усилении карантинных мер. То есть, здесь прослеживается даже неприкрытое разжигание социальной розни, хотя, если задуматься, правило «разделяй и властвуй» всегда и в полной мере использовалось властями Казахстана. Были также угрозы отправить всех участников акций и их родственников протеста на карантин, но тогда пришлось бы «закрыть» и всех блюстителей порядка, журналистов и пригнанных по этому поводу «титушек» вместе с представителями акимата.

Да, субботние митинги теоретически могли стать рассадником заразы, но на тех же барахолках и в других местах скопления граждан ситуация намного опаснее. Поэтому такие расклады не сильно переубедили большую часть общества, а тем, кто говорил о пожилых людях (как значительной части участников митингов), следовало бы обратить внимание на то, как этим стариками крутили руки бравые блюстители порядка – на это штатные и внештатные блогеры внимание обращать не хотят почему-то.

В общем, в идеологическом плане у властей полный провал, как и с карантинными мероприятиями – сначала делают, а потом думают (если думают, конечно). Но они продолжают. Вчера (в выходной день!) главный санврач Есмагамбетова произвела широкий жест – снабдила руководителей правоохранительных органов, подразделений министерства обороны (!), КНБ (!!) и управделами президента (!!!) правом ужесточать карантинные меры. Отметим, именно ужесточать, а не ослаблять, что, в принципе, в лишний раз доказывает то, что все нормативно-правовые акты в стране (в том числе и антимитинговый закон) носят ограничительный, а не разрешительный характер. Проще говоря, теперь начальник ДВД может одним росчерком пера закрыть площадь, на которую подали заявку на митинг, и совесть у акиматовцев и санэпедимиологов будет чиста (при наличии совести, естественно).

В общем, сама власть оказалась не готова к тому, о чем товарищ Токаев говорил в прошлом году, когда подчеркивал необходимость «адекватно относится к публичному выражению позиции». Он, конечно же, сразу отметил, что «митинги – это не только право, но и ответственность», но как-то не подумал, что ответственность лежит не только и не столько на организаторах акций протеста, сколько на властях. Ответственность же эту они сейчас друг на друга перекладывают – Администрация президента и акиматы – на санврачей, санврачи – на полицию и комитетчиков, полиция и комитетчики – на «приказ сверху» и «коронавирус».

Впрочем, сейчас даже те, кто поначалу с воодушевлением встретил слова президента о новом митинговом законе, с каждым разом убеждаются, что все это было лишь ширмой и, так сказать, не от души. Действия и противодействия властей по субботним акциям показали, что Акорда просто хотела увеличить контроль за протестными настроениями, немного ослабив вожжи, но при этом не выпуская их из рук (чтобы еще сильнее затянуть при необходимости) и не «распрягая» народ.

И что теперь? Думается, что лето будет жарким не только в метеорологическом плане, но и в социальном. Страну и ее регионы ждут различные акции протеста, начиная от политических митингов в столицах и заканчивая трудовыми конфликтами на местах, и все они изначально не будут вписываться в новые правила «о мирных собраниях», поэтому страсти будут только накаляться. Скорее всего, пройдет пара митингов «по расписанию» (чтобы оправдать новый закон), но это лишь утвердит факт, что власти не хотят и боятся настоящего «публичного выражения позиции». Очень боятся…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться