Почему освободили бывшего шефа спецслужб Казахстана Нартая Дутбаева. В чем интерес Акорды и Библиотеки?

Условно-досрочное освобождение бывшего председателя КНБ РК и экс-генерал-лейтенанта госбезопасности РК Нартая Дутбаева удивило многих: слишком уж велик был назначенный ему срок — 11 лет лишения свободы и тяжелы предъявленные ему обвинения. Между тем, оно вполне укладывается в рамки нынешней внутренней политики Акорды и Библиотеки.

Суть ее можно изложить так: стабилизация ситуации сейчас и подготовка к тому, что она может существенно ухудшиться завтра, пишет  KazakhSTAN 2.0.

Поскольку главной угрозой для казахстанской власти являются не ее непримиримые враги, проживающие за рубежом, вроде Мухтара Аблязова, и не сторонники последнего и другие гражданские активисты, находящиеся внутри Казахстана, а та часть правящей элиты, которая (вольно или невольно, в силу внутриэлитной конкуренции и противостояния) ежедневно выталкивается в оппозицию к власть имущим, то с ней нужно что-то делать.

При этом инструментов для ослабления напряжения внутри правящей элиты у Акорды и Библиотеки совсем немного. Плюс, к тому же, они заметно потеряли в своей эффективности:

• хотя государственных ресурсов, как финансовых, так и административных, которые можно направить на открытый и скрытый подкуп тех или иных групп и кланов, может даже стало после кризиса на мировом рынке нефти и начала пандемии побольше, но и число желающих заполучить их увеличилось куда сильнее;

• в то же время число важных позиций в государственном и квазигосударственном аппарате не выросло, а скорее уменьшилось в силу того, что сократилось число госкомпаний и количество руководящих должностей в них.

В этих условиях Акорда и Библиотека вполне разумно решили ослабить напряжение путем освобождения тех крупных фигур, за которых сильно вступалась та или иначе часть правящей элиты. И судя по всему, бывший председатель КНБ РК Нартай Дутбаев принадлежит к их числу.


СПРАВКА: Нартай Дутбаев был задержан в декабре 2016 года по подозрению «в разглашении государственных секретов». В августе 2017 года Военный суд Акмолинского гарнизона вынес решение о лишении его свободы на 7,5 лет по обвинению в «разглашении государственных секретов» и «превышении служебных полномочий». В январе 2018 года к этому добавились обвинения в хищении и отмывании денег. Общий 12-летний тюремный срок был определен путем «частичного сложения наказания». Но уже в январе 2019 года кассационная коллегия по уголовным делам Верховного суда, рассмотрев протест генеральной прокуратуры, уменьшила срок наказания до 11 лет.


Мы затрудняемся назвать поименно тех, кто за него вступился. Тем более что такое лоббирование в Казахстане всегда осуществляется негласно, по полностью закрытым от прессы и общественности каналам. Но можем зафиксировать те «болевые точки», которые, по нашей оценке, могли быть использованы сторонниками и доброжелателями экс-генерал-лейтенанта КНБ РК чтобы обеспечить его условно-досрочный выход на свободу из мест лишения свободы.

Первой такой «болевой точкой» является кейс Мухтара Аблязова.

Поскольку это очень большая и сложная тема, в которой несколько главных линий и уровней, то схематично проблема выглядит так. Сотрудничество Нартая Дутбаева с Аблязовым началось не потому, что тогдашний председатель КНБ РК вдруг воспылал к нему уважением, а по прямому приказу президента РК Нурсултана Назарбаева. Соответственно Мухтар Аблязов общался с Нартаем Дутбаевым не потому, что предал свои идеи и стал негласным сотрудником спецслужбы. Просто такова логика казахстанской авторитарной системы, когда все решается не через системные институты, а в обход их.

В то же время следует отметить, что интерес к сотрудничеству был с обеих сторон. Дело в том, что когда лидеры общественного объединения «Демократический выбор Казахстана» оказались за решеткой по политическим мотивированным обвинениям и стало понятно, что массовых протестов в их защиту, способных революционизировать общество и свергнуть Нурсултана Назарбаева и его клику, не будет, они начали делать то, о чем договорились еще до объявления. И Мухтар Аблязов, и Галымжан Жакиянов не были наивными людьми и прекрасно понимали, чем они рискует. Поэтому еще до объявления о создании ДВК в узком кругу соратников было принято решение, что если будет поражение и они сядут за решетку, то через два года имеют право начать пытаться выйти на свободу.

Мухтару Аблязову это удалось сделать первым, во многом благодаря его друзьям – в частности Мухтару Джакишеву, который с копией указа президента РК о помиловании приехал лично в колонию и забрал арестанта. Мало кто знает, что через час после того, как Аблязов уехал, начальнику колонии позвонили и приказали не отпускать лидера ДВК. Люди, которые были против такого политического решения, смогли переубедить Нурсултана Назарбаева. Но было уже поздно.

Так вот, переговоры с Мухтаром Аблязовым в колонии вел тогдашний начальник 3-го, потом 10-го Департамента КНБ РК, в будущем глава этой спецслужбы и секретарь Совета безопасности РК Владимир Жумаканов. Но потом, видимо, опасаясь Мухтара Аблязова, Нурсултан Назарбаев поручил контактировать с ним председателю КНБ РК Нартаю Дутбаеву.

Поэтому-то мы и считаем: обвинения в адрес Дутбаева, что он информировал Аблязова о действиях, которые спецслужба предпринимала против него, — ложь, которую придумали, когда появилась политическая необходимость посадить генерала. Другое дело, что эти два человека общались, причем ключевой фигурой в этом общении был Мухтар Джакишев, который дружил с ними.

Потом, после 2009 года, когда противостояние между Мухтаром Аблязовым и Нурсултаном Назарбаевым (и властями в целом) снова перешло в открытую форму, Нартай Дутбаев был тем человеком, через которого Акорда пыталась надавить на оппонента. Но безрезультатно.

Бывший председатель КНБ РК пытался что-то предпринять, в частности через своих родственников активно участвовал в спецоперации по задержанию Мухтара Аблязова в Италии,  единственным итогом которой стало скандальное похищение жены и дочери политика, нанесшее Казахстану куда больший политический и информационный вред, чем все дело «БТА Банка».

Именно тогда Нурсултану Назарбаеву стало понятно, что Нартай Дутбаев его поручение провалил, и экс-генерал-лейтенант отправился за решетку, после чего был вынужден делать то, что ему прикажут. В том числе давать ложные показания на процессе Токмади по делу о т.н. заказе на убийство Татишева.

Вторая «болевая точка» — кейс Мухтара Джакишева.

Позволим себе раскрыть одну тайну: в известной сделке по продаже активов «Казатомпрома» иностранным инвесторам, которые в итоге  попали в руки  канадской компании Uranium One и затем российского концерна «Росатом» и которая затем была инкриминирована Джакишеву и Аблязову, их негласным партнером был председатель КНБ РК Нартай Дутбаев.

Более того, Нурсултан Назарбаев знал об этом, но согласился в силу определенных причин, о которых мы пока умолчим. Другое дело, что большую часть своих комиссионных Дутбаев не получил, поскольку все они после 2009 года были заморожены по искам казахстанских властей и затем конфискованы или украдены теми, кто представлял тогда Акорду в противостоянии с Мухтаром Аблязовым.

Третья «болевая точка» — убийства Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева.

Оба они  на самом деле остаются нераскрытыми и к котором тогдашний председатель КНБ РК точно имел отношение. Но, правда, до сих пор неизвестно, какое – наблюдателя или участника?

На сегодняшний день эти кейсы отошли даже не на второй, а на третий план, особенно после того, как в австрийской тюрьме был убит Рахат Алиев, бывший муж Дариги Назарбаевой и соответственно экс-зять первого президента РК и «лидера нации».

В то, что похищение Алтынбека Сарсенбаева и двух его сопровождающих заказал РахатАлиев, верят только те, кто знает об этой истории лишь понаслышке. Между тем, в прессу не попала информация, доступная Нартая Дутбаеву как председателю КНБ РК от службы внешнего наблюдения ведомства – за лидером оппозиции Алтынбеком Саарсенбаевым тогда следили более чем плотно и точно не могли не зафиксировать того, что он был задержан спецназовцами. Мы также уверены, что руководители этого ведомства точно знали, где находился Сарсенбаев и кто с ним разговаривал.

Таким образом, мы зафиксировали  три «болевые точки», которые, по нашей оценке,  стали одной из важных причин, почему Акорда и Библиотека санкционировали сперва, в 2016 году, задержание экс-председателя КНБ РК и два судебных процесса над ним, а теперь его досрочное освобождение.

Ведь таким способом если не снимаются, то ослабляются риски того, что Нартай Дутбаев и (или) его сторонники заговорят в ненужный момент и неожиданно дестабилизируют и без того нестабильную внутриполитическую ситуацию.  Которая может резко ухудшиться, если какая-то часть правящей элиты вдруг решится на какие-то активные действия.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться