Последуют ли казахи «дурному» примеру Беларуси?

Автор -
506

Никто сегодня так внимательно не следит за тем, что происходит в Беларуси, как обитатели Акорды и Библиотеки. Для них это кошмар, который может повториться в Казахстане, пишет exclusive.kz.

Еще пару месяцев назад Александру Лукашенко и в дурном не могло привидится то, что происходит сейчас в стране, считавшейся едва ли не островом стабильности. Батьке удавалось балансировать между внутренней оппозицией и внешним давлением Кремля. А преследование  оппонентов на постсоветском пространстве до сих пор воспринималось «с пониманием», в том числе и в Казахстане. Какие же уроки Акорда должна извлечь для себя из белорусского сценария?

Урок 1: Как только вы проигрываете информационную войну, за ней очень скоро могут последовать проигрыш на политическом поле и смена власти.

В Казахстане, как и в Беларуси, идеология была заменена пропагандой, сколь щедро, столь и бездарно финансируемой государством. При этом, медиа наших государств старательно избегали тем, действительно волнующих общество. В свою очередь, этим весьма продуктивно пользовался Кремль: в обоих наших странах российские медиа вели себя как полноценные национальные медиа-ресурсы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако, как показывает опыт Беларуси, в решающий момент именно частные независимые новые медиа стали едва ли не единственным поставщиком новостей как внутри, так и за пределами страны. Все официальные каналы распространения информации оказались совершенно бесполезными и не нужными. Блокировка социальных сетей и интернета не имела никакого долгосрочного эффекта. Напротив, это стимулировало социальную активность.

Урок 2: Беларусь показала, что общество способно на ненасильственные методы протеста.

Как и в Украине накануне последних президентских выборов, протестную активность стимулировал тезис не «за Тихановскую», а «против Лукашенко». То есть повестка дня формировалась не по тем стандартным «страшилкам», которыми принято пугать при массовых протестах. Они не носили сепаратистский характер, в них нет этнического компонента, нет в них и «анти» или «про» российского контекста. Нет в них, как в Украине, и геополитического вектора. Это сугубо социальный конфликт. Здесь, скорее, уместна аналогия с «революцией достоинства» в Грузии. При позитивном сценарии аналогичная повестка дня возможна в случае социальных протестов и в Казахстане.

Урок 3: Если даже Кремль и «помог проснуться» белорусам, то в какой-то момент он потерял контроль над ситуацией.

Попытка Лукашенко разыграть российскую карту обернулась против него самого. Его похвальное сопротивление давлению Кремля заставить Беларусь подписать Союзный договор и стать частью России оказалось не оценено белорусами. И тем более его обращение к Путину о помощи странно выглядит теперь. Как бы то ни было, похоже, что попытки Кремля дестабилизировать ситуацию в Беларуси накануне выборов и таким образом поставить Батьку на колени увенчались успехом, но масштабы протестов, видимо, оказались неожиданными даже для самого Путина — в какой-то момент все вышло из-под контроля.  Такое невозможно просчитать. Жизнь бывает мудрее политических игр.

Тем не менее, кейс Беларуси показал, как легко может быть дестабилизирована ситуация в Казахстане и, к сожалению, наиболее вероятно использование межэтнического дискурса. Симптоматично, что вслед за Путиным, напомнившим о «подарках» для вышедших из СССР, буквально на днях «проснулся» Жириновский с призывами вернуть все республики в СССР 2:0.

Поэтому для нас единственный выход – формирование лояльности общества в целом, поскольку, как известно, патриотизм – сугубо экономическая категория. Только широкий класс собственников, независимо от национальности, и есть социальная база поддержки любого государства.

В Беларуси нет серьезного языкового или регионального конфликта, нет выраженного  поиска исторической идентичности. И наконец, в отличие от обеих украинских  революций, протесты не носят антиколониальный или национально-освободительный характер. Увы, но сотни исследований, которые проводятся в Казахстане, не отвечают на эти важные вопросы, а официальная реакция на информационные провокации попросту отсутствует. Все это говорит о том, что мы не имеем абсолютно никакого представления о том, каким на самом деле является то обществом, в котором мы живем, а значит, не знаем ни о своих слабостях, ни о своей силе.

Отсутствие антироссийской риторики среди протестующих объясняет и достаточно вялую реакцию запада. Похоже, там не понимают, что в случае подписания Союзного договора между Москвой и Минском проект СССР 2:0 превращается из утопии в реальный кошмар. Ну а Казахстан с его высокой долей русскоязычного населения – просто идеальный следующий кандидат.

Урок 4: Времена, когда можно «формально» выиграть выборы, прошли даже в странах бывшего СНГ. Когда реальные результаты выборов не отражаются в официальных итогах, власти сами радикализируют протесты.

Лукашенко не понял главного – он НЕ выиграл эти выборы. Долгое пребывание у власти атрофировало его рецепторы как политика. И даже «элегантные» 80%  его уже не спасли. Наша власть должна усвоить – следите за РЕАЛЬНЫМИ рейтингами! Пандемия в Казахстане обнажила очень опасный для власти тренд – каждый, даже  далекий от политики человек, понял, что неэффективная и вороватая власть – это угроза для его личных интересов, его здоровья, его работы, его доходов. Ничто так не политизирует общество, как массовое ощущение несправедливости. Наш народ простит бедность, но не унижение.

Урок 5: Отсутствие лидера оппозиции – не повод для самоуспокоения. Он может появиться внезапно и в считанные недели стать национальным лидером. И им может стать даже «кухарка». 

Восприятие одного и того же лидера может измениться в считанные дни, трансформируясь от страха к гневу. Но рассчитывать на силовиков не стоит. Люди устали от «стандартных» лидеров. Им нужен аутентичный тип политика, которого они могут понять и ассоциировать с собственными представлениями о лидере. Популярность Тихановской как раз в том и состоит, что она не собиралась стать президентом, но взяла на себя эту роль от безвыходности. По сути, ее «породил» сам Лукашенко. Основной пункт программы Тихановской – проведение честных выборов. Для электората Светлана оказалась намного ближе «настоящих кандидатов». Кстати, в свое время этим «приглянулся» и сам Лукашенко, говоривший простыми и рубленными фразами.

Теперь главной целью режима Лукашенко становится не сохранение унаследованной им экономики, не укрепление суверенитета, не авторитарная модернизация, а неустанная борьба между его сторонниками и оппонентами.

На митинги в Беларуси вышла не только «гнилая интеллигенция», но и «работяги». В стране с молниеносной быстротой появилась консолидирующая протестная идеология, которую разделила в том числе и часть силового блока. Аналогичный сценарий возможен и в Казахстане, в котором общество сегодня серьезно озлоблено бестолковым карантином, обильно приправленным коррупционными скандалами. В таких обстоятельствах неизбежен и раскол элит и весь вопрос в том, кого поддержат силовики. Еще хуже, если этот раскол коснется и их, что в наших условиях весьма реально.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться