Убийца Лоту Гули заявил, что застрелил вора в законе из личной неприязни. Ему не верят, предполагают заказ

Автор -
5232

Подозреваемый в убийстве криминального авторитета Лоту Гули (Надира Салифова) 26-летний Хан Ахмедлинский (Хаган Зейналов) заявил на допросе в полиции Турции, что застрелил Салифова из личной неприязни. Об этом сообщает портал «Москва-Баку» со ссылкой на турецкое издание Hurriyet.

«Он мне совсем не нравился. Мы жили и росли вместе. Я охранял его, терпел годами. Я выполнял эту работу, хотя он мне не нравился. Вот почему я убил его», — заявил Зейналов.

Стало известно, что Надир Салифов  погиб сразу после телефонного разговора с Москвой. Когда 2Хаган Зейналов вошел в номер Гули, тот разговаривал по телефону со своим должником, который вовремя не заплатил дань — поставщик овощей на московский рынок «Фуд-Сити» не перечислил пять миллионов рублей.

Гули попрощался с бизнесменом, дал ему срок до завтра, а в случае дальнейшей задержки пообещал «порвать» торговца прямо в его павильоне. Хан дал Гули договорить и после этого стал стрелять. Охранники Гули, находившиеся в номере, ответным огнем ранили киллера, но ему удалось сбежать. На улице в автомобиле его ждал сообщник 26-летний Амир Гамиджи. Позже полицейские поймали их на подъезде к городу Денизли.

У Гули было много врагов, но главное, в чём его обвиняли, — это организация убийства криминального авторитета Ровшана Ленкоранского, который долгие годы получал дань с азербайджанских торговцев зеленью, фруктами и овощами на всём постсоветском пространстве. Зеленушка и помидоры озолотили Ленкоранского, превратив его в самого богатого вора в законе. Его богатство привлекало слишком многих, но, чтобы сесть на место Ровшана, нужны были воля, выдержка и смелость Лоту Гули.

Скорее всего, убивая Салифова, Хан Ахмадлинский действовал как мститель (или в интересах людей Ровшана). Примечательно, что Ленкоранский был убит 18 августа, а Лоту Гули застрелили 19 августа. Возможно, Хан хотел убить его 18-го, просто в тот день не представилось удачного момента, пишут СМИ.

Кто такой Гули?

Надир Салифов родился в августе 1972 года в Дманисском районе Грузии. «Гули» в переводе с грузинского означает «сердце». Криминальный мир дал Салифову это прозвище за его храбрость.

В 22 года Гули арестовали за убийство двух членов банды, которые конкурировали с Салифовым за лидерство. Во время ареста у него нашли пистолет-пулемёт Стечкина АПС — оружие, которым в то время владел только глава МВД Азербайджана. Салифова приговорили к смертной казни, но потом заменили приговор на 15 лет лишения свободы. Десять из них Гули провёл в одиночке.

Авторитет Гули в воровском мире стабильно рос из-за того, что Салифов был крепко привержен старым воровским традициям. Гули не делил криминалитет на нации и равно принимал армянских и азербайджанских воров, несмотря на застарелый этнический конфликт между двумя странами.

Всего Салифов отсидел в азербайджанской тюрьме 21 год. После освобождения у него на руках были только советский паспорт, авторитет и широкие связи в криминальном мире. Гули перебрался в Стамбул под крыло главы криминального мира Турции Седата Пекера, которого связывают тесные неформальные отношения с главой Турции Реджепом Эрдоганом. По сообщению турецких СМИ, Гули даже обещал преследовать и убивать гюленистов (последователей Фетхуллаха Гюлена — влиятельного турецкого диссидента, живущего в США), где бы они ни находились. Может быть, поэтому Гули мог все эти годы свободно жить в Турции без документов.

Гули претендовал на место вора № 1 на постсоветском пространстве и не признал выборы главного вора России, которые прошли в августе 2018 в Лужниках, когда «боссом всех боссов» единогласно выбран 54-летний Олег Шишканов по кличке Шишкан. Гули тогда заявил: «Король нам не нужен».

Седат Пекер и Лоту Гули. Фото © mzk1.ru

 

Салифов против Ровшана Ленкоранского

Ещё в заключении Гули проявил свой организационный талант, недюжинную волю и изобретательность. Прямо из тюрьмы он начал руководить криминалом. У Салифова был телефон с четырьмя разными номерами, по которым он поддерживал связь с преступниками.

В 2010 году его криминальная семья окрепла настолько, что Гули вступил в войну с всесильным тогда Ровшаном Джаниевым (Ленкоранским), который подмял под себя овощные рынки Москвы и ближайшего Подмосковья. В ходе этой войны, которую окрестили «укропной», погибло несколько человек. Но победить Ровшана тогда не удалось, хотя Гули и заявил себя главным претендентом на его место.

В те годы Джаниев контролировал не только рынки, но и все этнические азербайджанские банды Москвы, занимаясь рэкетом и торговлей наркотиками. У него был огромный авторитет, поддержка и даже искренняя любовь диаспоры. Когда Джаниеву было 17 лет, его отец, полицейский, был убит местными бандитами, дело которых он расследовал. Во время суда Джаниев резко отреагировал на угрозы подсудимого его семье — он достал пистолет и застрелил обидчика прямо на скамье подсудимых.

Однако Ленкоранский всё же переоценил свои силы, вступив в активное противодействие с криминальным миром России, и после убийства Деда Хасана авторитет покинул страну.

С тех пор на Джаниеве ворами был поставлен крест, но на его место нужен был кто-то другой, более подходящий. Джаниева застрелили летом 2016-го в своём Range Rover с азербайджанским номерным знаком в самом европейском районе Стамбула — Бешикташе.

Памятник на могиле Ровшана Джаниева Ленкоранского. Фото © primecrime.ru

И хотя Гули на тот момент досиживал свой 21-летний срок в азербайджанской тюрьме, многие связали смерть Ровшана именно с ним.

Стоит отметить, что за несколько лет до освобождения из тюрьмы (суд немного скостил Салифову срок) — в 2014-м — Гули сумел получить контроль над тремя крупными овощными московскими рынками. Это был фрагмент из серии кровавых разборок, названных «Укропной войны», которую развязали межу собой криминальные авторитеты из Азербайджана.

Закрепиться в Москве Салифову помогла победа над прежним «смотрящим» Зауром Алиевым по кличке Зайка. В конце 2014-го Заур с бригадой своих охранников попался в руки российской полиции и был заключен в «Матросскую тишину». Будто бы случайно он очутился в камере, где сидели приспешники Салифова. Под жестокими побоями зеки вынудили Зайку передать ему свою власть. Сам Гули наблюдал за избиением и унижением конкурента из своей камеры по Skype.

Убийство Равшана Ленкоранского приблизило развязку «укропной войны», очистив для Гули кресло «овощного короля». Хотя на Равшана он точил зуб не только из-за рынков зелени. В 2003 году Ленкоранский собрал сходку, на которой инициировал лишение Гули звания вора в законе. Подхватить едва не упавшую «корону» Салифову помог знаменитый вор в законе Дед Хасан (Аслан Усоян), который к старости начал стремиться к перемирию в криминальной среде. Но молодые горячие воры жаждали крови.

Вскоре после конфликта с Равшаном были отправлены на тот свет четыре авторитета, которые подписались под «раскоронованием» Гули. А в 2012 году теперь уже Салифов отправил по тюрьмам письмо с требованием лишить Ленкоранского звания вора в законе.

Освободившись из тюрьмы в 2017 году, Салифов сразу же предъявил права на оптовые продуктовые рынки Москвы, контролируемые доверенными лицами Ровшана Ленкоранского. Свои дела Гули решил вести тоже из Турции, как и Ровшан. Здесь у него была мощная крыша в виде Пекера. По оперативным данным, Гули обложил данью всех крупных азербайджанских бизнесменов в столичном регионе, общаясь с ними через видеосвязь.

В первые дни после прибытия Салифова в Турцию на него организовали покушение члены турецкой преступной группировки «Ширинлер». Во главе нападающих был брат Ровшана Намик Джаниев, который во главе бригады из одиннадцати киллеров направился на турецкую виллу, где обитал Гули. Всю группу повязали, и Седат Пекер извинился за турков перед Гули, предложив помочь разобраться с Намиком, который находился в тюрьме. На что Гули отвечал, что привык решать свои проблемы самостоятельно. Известно, что Гули якобы приговорил всех участников турецкого заговора и сторонники Ровшана вынуждены были перейти в Турции на подпольное положение. Понимая всю жестокость и безжалостность Гули, они знали, что их проблема решалась только с его смертью.

Противоборство Гули с кутаисскими

Внезапное возвышение Гули пошатнуло позиции и других воров в законе. Если Ровшан занимался бизнесом и отстаивал свои интересы, не влезая в воровской мир, то Гули претендовал уже на главный воровской трон — «оживлял» воров, объявленных другими законниками непорядочными, и занимал место главного арбитра в спорах воровских семей.

В последние годы российский криминалитет переживает не лучшие времена — воров выдавили почти из всех хлебных ниш, а доходы с овощных рынков на постсоветском пространстве оказались стабильным и надёжным источником денег — больших денег.

На роль «троянского коня» воры выбрали Гурама Чихладзе — сына влиятельного лидера кутаисской воровской группировки Авто Чихладзе (Квежо), который получил свой титул по наследству. При помощи друзей отца Бадри Когуашвили (Кутаисского) и Захария Калашова (Шакро Молодого) Квежоевич быстро занял своё место в воровском мире. Чихладзе также был дружен с Джаниевым (Ленкоранским). По данным «Прайм крайм», Шакро отправил Квежоевича к Гули, якобы чтобы сгладить противоречия между ними, но в итоге эти противоречия только разрослись. И, возможно, так и было задумано.

Слева — Георгий Калашян (Котик Младший) и вор в законе Гурам Чихладзе Квежоевич. Фото © mzk1.ru

На дне рождения друга Гули Армана (Дикого) Квежоевич назвал друзьями соратников погибшего Ленкоранского и заявил, что они не «суки», как их называет Гули. Возмущённый Дикий дал тогда Квежовичу оплеуху. И Гули не стал ничего делать, хотя, по идее, он должен был сразу же наказать Армана. Ведь вора может ударить только вор, да и то с согласия других законников. По некоторым данным, Квежович никак не ответил на оскорбление и быстро покинул место встречи. И Гули сказал, что первый раз видит, как убегают воры.

Пощёчина Дикого стала пощёчиной всему кутаисскому клану. Прежде всего Шакро Молодому и Бадри Когуашвили, которые опекали Квежоевича с девятилетнего возраста. Но добраться до Гули в Турции было трудно, пока у него был такой влиятельный друг, как Седат Пекер. Турция гостеприимно открыла свои двери для воров разных семей и кланов, поэтому нельзя было убить Гули без согласия Пекера. Бадри удалось провести переговоры с Пекером, во время которых он предложил ему свою дружбу и дружбу Шакро, но Пекер тогда им дипломатично отказал. По данным «Прайм крайм», отказал Когуашвили и влиятельный вор Мераб Джангвеладзе, также пустивший корни в Турции.

Но Квежоевич не унимался. И в феврале этого года стало известно, что турецкая полиция задержала в Стамбуле группу из 17 киллеров во главе с самим Чихладзе. В бригаду входили девять азербайджанцев, пять грузин, два украинца и один россиянин. По версии следствия, они готовили покушение на Гули. Попытки сместить Гули с хлебного места и отомстить за Ровшана продолжались постоянно, и, возможно, одна из таких попыток наконец увенчалась вчера успехом.

Помимо кровной мести за смерть Ровшана Ленкоранского и за оскорбление кутаисских воров существует версия инсценировки Гули собственной смерти. Ни одно турецкое СМИ не распространило фотографии раненого или мёртвого Гули. А к его смерти, как оказалось, причастен человек, о котором мало кто может рассказать, но который оказался в ближайшем кругу Гули. В своё время в инсценировке своей смерти обвиняли также и Ровшана Ленкоранского, пишет life.ru.

По сообщениям СМИ, освободившееся после убийства Гули место уже делят три вора в законе. Это 47-летний авторитет по кличке Гия Свердловский, племянник Деда Хасана 39-летний Ахмед Шалинский и 65-летний Авто Копала (Автандил Кобешавидзе). Последний особенно интересен тем, что весной этого года был задержан в Одессе. Но ни о выдворении, ни об экстрадиции Авто (его запрашивали из России) официальной информации нет. По сведениям из источников, он остается в Украине в добром здравии.

Претенденты на «свято место» якобы договариваются между собой не устраивать кровавые разборки в стиле 90-х. Но гарантий никто не дает. Бывший замглавы Нацполиции Украины Вячеслав Аброськин считает, что передел криминального рынка так или иначе коснется Украины и возможно все постсоветское пространство.

— Когда начнет слабеть структура, кто-то станет их («салифовцев») выдавливать. Насколько это будет заметно для нашего общества, во многом зависит от правоохранительных органов, — говорит генерал полиции.

По словам Аброськина, Салифов расширил свое влияние не только на СНГ.

— Когда я служил начальником криминальной полиции, то общался с коллегами из других стран. Вора в законе Лоту Гули хорошо знали в Чехии, Польше, Молдове, Австрии, Испании. Это был очень жесткий и жестокий человек, который безжалостно устранял конкурентов.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться