Кремлевские элиты подталкивают Путина к отставке?

Автор -
720

Следующий год обещает быть насыщенным. Даже очень. С зашкаливающем уровнем политической турбулентности. И дело тут не только в думских выборах, говорится в статье «Свободной прессы».

«Декабрь и начало 2021 года обещает стать весьма значимым временем для политической системы: 17 декабря пройдет пресс-конференция Путина, а в первых месяцах будущего года — Послание ФС. От этих двух событий элиты ждут примерно одного — заявления Президента в той или иной форме о его дальнейшей роли в судьбе страны. <…> Некоторые эксперты, а вслед за ними и международные СМИ полагают, что гарант анонсирует свой уход после Нового года», — инсайдирует телеграм-канал «Кремлевский мамковед».

«Игроки политического рынка готовятся к неожиданным сюрпризам в первых числах нового года — партии в панике ускоряют темпы формирования штабов и утверждения кандидатов», — как бы вторит ему, но более так завуалированно, без подробностей и конкретики телеграм-канал «Незыгарь».

На эти инсайды можно было бы просто не обратить внимания. Ну мало ли что написали?! Еще и не то могут! Сколько было уже громких инсайдов, что де вот то-то сбудется непременно! Хоть бы десятая часть сбылась — тогда и поговорим! НО. Есть несколько моментов, которые указывают на то, что все это вполне может быть одним из сценариев, по крайней мере, косвенных свидетельств в пользу этого за последнее время собралось предостаточно.

Начнем с громкого, чуть ли не сенсационного слива «Медузы» о той задаче, которую Кремль поставил перед «Единой Россией» на предстоящих думских выборах: повторить успех 2016 года, то есть взять больше конституционного большинства. На первый взгляд — это удар по партии власти и ее лидеру Дмитрию Медведеву лично с наметкой на будущий транзит, поскольку, как отметил политолог Станислав Белковский, «„Единая Россия“ — это Медведев. И собственно, вся борьба выстраивается вокруг того, надо ли давать Дмитрию Анатольевичу Медведеву 2/3. Для этого Владимир Владимирович Путин должен внутренне решить, всё-таки готов ли он смириться с мыслью, что Медведев по новой пойдет в президенты. Конечно, не в те, что в 2008 году — без всяких иллюзий, что он действительно будет действовать по принципу „что хочу, то и ворочу“. Или не решится».

Но если копнуть чуть поглубже, то становится ясно, что мишенью был не любитель «горького лекарства» (как Дмитрий Анатольевич поэтичненько назвал пенсионную «реформу», которая в действительности никакой реформой не являлась), но сам гарант. Ибо генератором сего message (взять более 2/3 мандатов) выступал сам Владимир Владимирович: «поручение президента есть поручение президента», — цитирует издание одного из своих источников. То есть вся ответственность за это решение, которое в будущем может обернуться, скажем так помягче, социальной нестабильностью, ложится/переносится на плечи президента, который решил, что «всем надо сплотиться и показать единство перед лицом врага (США, в которых к власти пришли ненавистные демократы — прим. авт.) — что народ поддерживает президента и его партию».

На что здесь надо обратить внимание? Да на то, что такой слив был бы невозможен без того, чтобы кто-то из Кремля (и не на последней там должности) не дал добро на такую публикацию: «Да, это анонимный источник, но на самом деле число источников, которые уполномочены общаться со СМИ, не так велико. В этом смысле в путинском Кремле, в общем, относительный порядок. Это не ельцинский Кремль, когда кто угодно мог с прессой общаться. Поэтому понятно, что это не самодеятельность, что с руководством внутриполитического блока эта формулировка согласована», — рассуждает политолог Аббас Галлямов, заключая, что таким образом «Кремль, по сути, нам сказал: „Мы заложники, мы-то не хотим…“».

Но можно ли в данном случае говорить о том, что Кремль просто хочет перевести стрелки с себя на Путина? Зачем это ему, чтоб заранее как бы оправдаться перед американцами?

В принципе, так можно было бы подумать, если бы эта информационная атака на Путина была единственной. Но нет, в последнее время президент подвергается таким нападкам с завидной регулярностью. Приведем пример. Мы все прекрасно знаем, что Владимир Владимирович крайне не любит, когда его личная жизнь оказывается на страницах СМИ.

А тут сначала прогремела история с Алиной Кабаевой, которую в СМИ называют чуть ли не женой президента и неофициальной первой леди, якобы заработавшей за 2018 год на посту главы совета директоров Национальной медиа группы (структура Ковальчуков) 785 миллионов 400 тысяч рублей, что в 17 раз превышает доход Герхарда Шредера на аналогичном посту в «Роснефти»! А после всплыла информация о третьей предполагаемой дочери Владимира Владимировича, семья которой якобы владеет имуществом и активами почти на 8 млрд рублей.

Так что на совпадение слив про взятие более 2/3 мандатов явно не тянет. Тут даже уже не атака, а прямо целенаправленная кампания, цель которой заключается в том, чтобы поставить Путина, как определил экономист Михаил Делягин, «в положение Николая II или Горбачева, которых просто никто не хотел поддерживать». Но, по версии Делягина, это должно было случиться после выборов в Госдуму с «триумфальной» победой единороссов.

Однако в реальности процесс начинает запускаться уже до, что, с одной стороны, сужает поле для маневра: так, допустим, по словам Дмитрия Пескова, президент еще не решил, возглавит ли партию (все-таки президентский рейтинг повыше, чем единоросский) по спискам. В данной конъюнктуре положительный ответ президента будет выглядеть несколько рискованным шагом… С другой стороны, прямо указывает на то, что в Кремле есть группа влияния, настроенная по отношению к главе государства определенным образом негативно и, по сути, занимающаяся провокациями, как бы вынуждая Путина к отставке.

Но почему сразу к отставке?

Да потому, что, во-первых, транзит власти, как бы запущенный в январе, в марте — знаменитой «поправкой Терешковой», — по сути, был заморожен, что означает переход к силовому сценарию развития страны, то есть режиму «осажденной крепости», чего элиты, боясь прежде всего персональных санкций со стороны США, вероятность которых очень высока, не очень-то хотят. Ко всему прочему, переход к силовому сценарию означает не только ущемление прав отечественных элитариев (что не так уж и плохо), но и полную стагнацию экономики страны, что отразится и на денежных потоках — раз, и на массовых настроениях, точнее, на их радикализации — два. Это — во-вторых. И, что самое отвратительное, фоном всех этих процессов служит, по всей видимости, ухудшение здоровья Владимира Владимировича, слухи о котором в последнее время прорываются с завидным постоянством и, надо полагать, не без причин на оное.

«Разговоры о болезнях Верховного правителя шли давно и не были беспочвенными. Но именно в начале 2020 года его состояние резко ухудшилось. Этим объясняется вдруг начавшаяся суета вокруг Кремля, странные, неподготовленные и наспех составленные в январе законодательные инициативы, явно направленные на подготовку „транзита власти“. Но в феврале сценарий был внезапно сломан выступлением Валентины Терешковой, призвавшей „обнулить“ сроки правления Путина, обеспечив ему фактически пожизненное президентство.

Причем еще утром 15 февраля об этом плане не знали ни в президентской администрации, ни в Госдуме, так что решение явно отражало мнение одного конкретного человека — самого Путина», — комментирует ситуацию политолог Борис Кагарлицкий в своем телеграм-канале, добавляя, что «если Путин никакого будущего ни для себя, ни для России без своего присутствия на посту президента не видит, то прочие люди во власти думают иначе.

И для них жизненно важно, чтобы пресловутый транзит состоялся как можно раньше и прошел как можно более гладко. Таким образом, блокируя транзит, Путин из гаранта „стабильности“ превращается в угрозу для своего окружения. А потому начинаются новые попытки оживить процесс передачи власти».

Что мы сейчас и наблюдаем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться