Что-то пошло не так: В Грузии стремительно растет количество зараженных Covid-19

Автор -
319

Грузия, которую еще несколько месяцев назад считали примером успешной борьбы с пандемией, сегодня занимает первые строчки по скорости распространения коронавируса. Власти говорят, что, несмотря на это, система здравоохранения сравнительно успешно справляется с эпидемией. Но историй тех, кто не может дождаться бригады скорой помощи или госпитализации, становится все больше, а вместе с ними и критики в адрес властей. Об этом пишет Би-би-си.

«Я связалась с врачом, и врач передал наше дело скорой. Они должны были перевезти срочно в клинику, но уже более девяти часов прошло, а скорая не едет и нет реагирования». «Если скорая приедет, — повезло, но что делать, если нет знакомых и пациента из-за этого не переводят в больницу?» — такими жалобами грузинских пользователей пестрят социальные сети.

Еще недавно в Грузии стабильно было значительно меньше случаев Covid-19, чем в соседних странах. В международных СМИ (не исключая и Русскую службу Би-би-си) тогда писали об успехах в борьбе с новым вирусом небольшой и небогатой страны Южного Кавказа.

Рейтинг властей и доверие к системе здравоохранения росли, нечастые гости телевизионных эфиров, эпидемиологи и врачи теперь каждый день рассказывали о новом вирусе и положении в Грузии.

Но с осени ситуация стала кардинально меняться — количество новых случаев коронавируса начало стремительно расти. Рост совпал с горячими политическими событиями — парламентскими выборами, за которыми последовали акции оппозиции и протесты. Суточные показатели выявленных случаев подскочили до отметки в 4 -5 тысяч человек.

По данным New York Times, Грузия занимает первое место по среднесуточному количеству подтвержденных случаев коронавируса за последние семь дней на 100 тысяч человек. По скорости распространения вируса, согласно исследованию Our World in Data, Грузия на пятом месте. Число инфицированных удвоилось за три недели.

Была ли более разрушительная вторая волна коронавируса закономерностью или это результат ошибок в стране, которую недавно называли «безопасным оазисом» Южного Кавказа?

Использовала ли Грузия выигранное изначально время для подготовки системы здравоохранения к новой вспышке эпидемии?

Вторая волна — или все же первая?

Грузия была первой страной на Южном Кавказе, где в конце февраля подтвердился случай заражения коронавирусом. Но власти на угрозу распространения вируса отреагировали быстро, опередив многие страны во введении жестких ограничений и закрытии авиасообщения.

По словам специалистов, в тот момент, когда о самом вирусе известно было мало, такие жесткие меры сдерживания эпидемии были оправданными и помогли Грузии выиграть время.

«Случаев вначале было очень мало из-за быстрого закрытия границ, и это давало возможность обнаружить все контакты и своевременно изолировать инфицированных. Это было основной причиной, почему в Грузии фактически не было первой волны. Первая волна у нас на самом деле сейчас», — говорит специалист по общественному здравоохранению Кетеван Чхатарашвили.

Суточные показатели числа инфицированных начали расти с сентября. Эпидемиологи связывали такой рост с летним сезоном отпусков. Горячей точкой тогда стало черноморское побережье Грузии и город Батуми, куда после снятия весенних ограничений устремилось множество грузинских отдыхающих.

По словам гендиректора Национального центра по общественному здоровью и контролю заболеваний Амирана Гамкрелидзе, летом многие поверили в то, что Грузия уже победила коронавирус, несмотря на предупреждения эпидемиологов и их призывы соблюдать правила и рекомендации.

«К сожалению, мы все слишком свободно провели лето, особенно на черноморском побережье. Вспыхнуло Батуми. За этим последовала очень большая мобильность в предвыборный период и еще большая мобильность в день выборов, когда вышли два миллиона человек. В конце октября у нас было примерно 1500-1700 случаев в день, а в середине ноября дошли до трех тысяч и более, то есть показатель удвоился. Это было как раз проявлением той мобильности, которая у нас была в октябре и ноябре», — сказал он на брифинге 2 декабря.

По словам Чхатарашвили, в конце августа-начале сентября, то есть когда начался заметный рост суточных показателей, нужно было закрыть Батуми и соседние районы Аджарии, чтобы предотвратить распространение инфекции по всей стране. Власти этого делать не стали. Опоздали они и с так называемым интенсивным тестированием на коронавирус, считает она. Такое тестирование власти запустили в декабре, пообещав проводить около 20 тысяч анализов в день, не считая тестов, которые делают частные клиники.

«Хотим мы этого или нет, все равно приходим к политике. Интенсивное тестирование означает выявление большого числа инфицированных. Если бы мы узнали о том, что у нас 4-5 тысяч случаев в день было в конце сентября, а не ноября, у нас бы не было той политической активности, которая была, и требованием самого населением стала бы отсрочка выборов», — говорит Чхатарашвили.

Парламентские , несмотря на рост инфицирования, в Грузии откладывать не стали. Среди инфицированных оказывались кандидаты и политики, но предвыборная кампания продолжалась. Власти призывали избирателей прийти на выборы, уверяя, что на участках соблюдаются все необходимые меры для предотвращения распространения инфекции.

А после голосования в Грузии вспыхнули акции протеста. Оппозиционные партии, которые посчитали результаты выборов сфальсифицированными, отказались от вхождения в парламент и участия во втором туре, который прошел 21 ноября в 17 мажоритарных округах.

Акции оппозиции власти назвали одной из причин эпидемической вспышки в Грузии. Митинги проходили на открытом воздухе, а большинство участников были в масках, но, по словам представителей правительства, факты говорят сами за себя.

«В связи с акциями мы видим факты. Это дает мне право говорить в утвердительной форме о том, что это [акции] действительно были распространителем вируса», — заявила министр здравоохранения Екатерина Тикарадзе.

Обвинения в том, что вспышка коронавируса связана с акциями, в оппозиции называли «переводом стрелок» властями, которые не справились с управлением пандемией и пытаются использовать тему коронавируса в своих политических целях.

Выигранное время

Об ужесточении ограничений власти объявили уже после второго тура парламентских выборов. С 28 ноября был введен запрет на передвижение и нахождение в общественных местах в ночное время. Предприятия общественного питания теперь работают только на вынос, а торговые объекты в крупных городах и на зимних курортах — в дистанционном режиме. Исключение — продуктовые магазины, магазины бытовой химии и средств гигиены, кормов для животных, аптеки и киоски прессы.

При этом в правительстве говорят, что максимально подготовили систему здравоохранения к так называемой второй волне. В интервью телекомпании «Маэстро» министр здравоохранения Тикарадзе отметила, что число клиник, которые подключены к лечению инфицированных коронавирусом, увеличилось с пяти до 80, а число коек в госпитальном секторе с 600 до 8 тысяч.

Переподготовку прошли 90% семейных и сельских врачей и медперсонал 43 клиник, отметила министр. Согласно официальным данным, почти 7 тысяч заболевших сегодня проходит лечение в стационаре. Более 3500 человек находятся в ковидных гостиницах (используются для изоляции и лечения больных с легкими симптомами).

«Для меня самый наглядный пример и доказательство того, что сознательная подготовка велась, — это то, что система могла бы принять максимум тысячу больных средней тяжести в марте, а сейчас принимает и лечит около 6 тысяч, из них около 5 тысяч тех, кто реально нуждается в госпитализации и в каждодневном уходе со стороны персонала. Мы не слышим о дефиците персональных защитных средств, что было огромной проблемой», — говорит специалист по политике в сфере здравоохранения, бывший председатель парламентского комитета по делам здравоохранения и социальным вопросам Акаки Зоидзе.

Одна из главных проблем грузинской системы здравоохранения, по словам специалистов, — персонала. По словам Зоидзе, у Грузии один из лучших показателей врачей на душу населения, но большая нехватка медсестер и всего 500 реаниматологов.

«Мы не Китай, который может перебросить врачей в Ухань из других провинций Китая, и не Швейцария, которая может своих больных отправить в Германию. Поэтому самое слабое звено — это, конечно, персонал», — говорит он.

Вместе с тем, 16 октября минздрав Грузии сообщал другие цифры: более 14800 медсестер и почти 18 тысяч врачей, из них до 500 инфекционистов и более 1400 реаниматологов. Эти данные значительно расходятся с данными, размещенными на сайте «Монитор реагирования систем здравоохранения»: там говорилось, что на 5 ноября 2020 года Грузия располагала для лечения больных Covid-19 3345 врачами и 3245 сестрами, а также около 2000 прошедших ускоренный курс студентов медицинских вузов. Сайт получает данные от властей Грузии.

По мнению Кетеван Чхатарашвили, с учетом кадрового дефицита, выигранное Грузией время не было использовано для должной подготовки.

«За шесть месяцев, конечно, невозможно создать новые кадры медсестер и врачей, но структурными изменениями можно было добиться более эффективного управления ситуацией», — считает она.

По ее словам, нужно было заранее подготовить больше клиник только для лечения ковидных пациентов, где был бы мобилизован соответствующий персонал.

«Это бы значительно снизило нагрузку на госпитали. Мы всегда говорим, что для ковид-инфицированных осложнился доступ к обслуживанию, но есть очень большая группа людей, с хроническими состояниями, которым постоянно нужно медицинское обслуживание. Сегодня пострадали и они. Инсульт и инфаркт никто не отменял только потому, что пандемия», — говорит она.

Появление гибридных клиник препятствует медобслуживанию в связи с другими заболеваниями, так как люди боятся обращаться в клиники, в которых лечат коронавирусную инфекцию, говорит она. Кроме того, по ее словам, это способствует распространению инфекции среди персонала и пациентов таких учреждений.

Текла Тордия
Смерть страдавшей диабетом 19-летней Теклы Тордия стала в Грузии резонансной

«Сбои в системе»

В Грузии, по словам специалистов, высокий процент госпитализации заболевших коронавирусом и многие из тех, кто мог бы лечиться на дому, оказываются в больницах. Инфицированных все больше, и скоро в больницах физически не будет хватать мест для тех, кому это действительно необходимо, указывают эксперты.

«Я считаю, что нужно ужесточить критерии, чтобы не рухнула вся система. У нас нет уже такой роскоши, как возможность перестраховки. Нужно выписывать тех, у кого прошел острый период, и не принимать больных только с симптомами средней тяжести, координируя работу скорой для их перевозки в случае внезапного утяжеления состояния», — говорит Зоидзе.

В министерстве здравоохранения ежедневно сообщают о сотнях свободных мест в клиниках для заболевших коронавирусом, но при этом признают, что пациентам иногда приходится ждать госпитализации и использование больничных ресурсов должно быть оптимизировано.

«Фонд коек в госпиталях должен быть только для тяжелых, критических больных. Сегодня у нас по сравнению с другими странами высокий процент госпитализации — 30-35%», — сказала в интервью грузинскому «Первому каналу» замминистра здравоохранения Тамар Габуния.

Между тем историй о том, как те, кому требуется помощь, не могут найти места в больнице, становится все больше. Одним из самых резонансных случаев стала смерть 19-летней девушки Теклы Тордия. Несмотря на то, что у нее был диабет и ее состояние ухудшалось, по словам ее родных, для нее изначально не нашлось места в больнице.

Отец умершей девушки Рати Тордия говорит, что несколько дней после инфицирования она находилась дома, но ее состояние ухудшилось — начались сильные боли в спине и кашель. Девушка сначала обратилась к семейному врачу, но врач сказал позвонить через три дня, так как были выходные, рассказывает отец. После этого семья вызвала скорую.

Найти место в клинике не cмогли, и Теклу перевезли в ковидную гостиницу. По словам Рати Тордия, ей там вызывали скорую, так как девушке стало трудно дышать, а в гостинице не было соответствующего оснащения. Ее оттуда отвезли на анализы в одну из тбилисских клиник, но после снова вернули в гостиницу, говорит Тордия.

«У нее уже была температура более 39, она кашляла, и ей уже было трудно говорить. Вот в таком состоянии ее повезли в клинику на анализы на специальной маршрутке. Эта маршрутка где-то застряла в пробке. Кроме того, она там замерзла. Она мне тогда позвонила и сказала: «Я замерзла, руки у меня все посинели, не знаю, как вообще доеду обратно», — вспоминает он.

По возвращении в ковид-гостиницу Текле стало хуже — ей снова вызвали скорую. Все это время, по его словам, родители безуспешно пытались добиться госпитализации Теклы через горячую линию министерства здравоохранения. Не смогли определить Теклу в больницу и прибывшие врачи скорой помощи.

Найти место в больнице удалось лишь благодаря вмешательству сотрудника одной из тбилисских клиник, который лечился в той же гостинице, что и Текла, вспоминает он.

В «Немецком госпитале», куда госпитализировали девушку, говорят, что она поступила к ним в критическом состоянии. Девушку перевели на искусственную вентиляцию легких, но спасти ее не удалось. На шестой день после госпитализации, 30 ноября, Текла скончалась.

На фоне шквала критики и негодования в СМИ по поводу этого случая в министерстве пообещали изучить все детали этого случая.

«Под моим непосредственным руководством будут ответы на все вопросы, которые ждет общественность, и эти ответы, в первую очередь, нужны мне, для того чтобы подобные случаи не повторились», — пообещала министр, Екатерина Тикарадзе.

Родители умершей девушки в произошедшем винят систему здравоохранения. По словам Тордия, когда они не могли найти место для девушки в клинике, врач скорой у них прямо спросил, нет ли у них знакомых, которые могли бы помочь.

«Я в этом во всем обвиняю систему. Она должна измениться. Обычно находят кого-то одного и на него все сваливают. Я не хочу, чтобы это произошло — кто-то невиновный стал жертвой, а тот, кто действительно виноват, и такая система остались», — говорит он.

Между тем народный защитник Грузии (омбудсмен по правам человека) Нино Ломджария в своем заявлении отметила, что в СМИ периодически попадают подобные истории, где близкие умерших называют причиной их смерти запоздалую госпитализацию и лечение.

Она призвала министерство здравоохранения предоставить общественности информацию о результатах аудита случаев Covid-19, который проводит специально созданная экспертная группа.

Заявлений со стороны госструктур об общей готовности системы и коечном фонде недостаточно, отметила омбудсмен.

В ожидании вакцины

Власти и эпидемиологи надеются, что введенные ограничения и интенсивное тестирование помогут замедлить темп распространения коронавирусной инфекции в Грузии.

По словам Амирана Гамкрелидзе, благодаря таким мерам уже есть основания для осторожного оптимизма — уже нет скачкообразного прироста и заметна определенная стабилизация.

При нынешних темпах роста инфицированных с тем, что такие меры были необходимы, соглашаются специалисты.

«На этом этапе мы боремся с пожаром, и нужно этот эпидемиологический пожар потушить, хотя бы такими временными ограничениями, — говорит Акаки Зоидзе. — Сейчас цель — это замедление распространения инфекции, чтобы не допустить коллапса системы здравоохранения».

Но если весной такие ограничения были встречены с пониманием и даже одобрением, то на этот раз, на фоне ухудшенного социального положения, решение властей вызвало недовольство части населения и даже протесты.

«У людей уже усталость, и этот феномен во всем мире. Даже те люди, которые осознают опасность от Covid-19, настолько устали от ожидания худшего, что уже не соблюдают предосторожность. Из-за этого нет той консолидации, а сейчас нам эта консолидация нужна, как вода», — говорит Зоидзе.

Весной Грузия надеется начать вакцинацию от коронавируса. Какую именно вакцину получит Грузия, пока не известно, но, по словам Гамкрелидзе, уже заключен контракт на получение 1,4 млн доз вакцины с платформой Covax.

Параллельно, по его словам, ведутся переговоры с производителями, и не исключено, что первую партию вакцин Грузия получит раньше, говорит он.

«Я очень надеюсь, что Грузия будет в числе тех стран, которые одни из первых сделают шаг к вакцинации», — отметил Гамкрелидзе.

В первую очередь будут прививать группы высокого риска, говорит он, отмечая, что для достижения коллективного иммунитета должно быть привито, как минимум, 50-60% населения.

Между тем, с 24 декабря по 3 января власти обещали разрешить работу торговых центров и транспорта.

Некоторые специалисты опасаются, что такое временное предновогоднее послабление приведет к скачку числа заражений уже и в новом, 2021 году.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться