«Жанаозенские события были срежиссированы извне». Казахстанский оппозиционер о роли людей из власти

Автор -
267

Объективное расследование трагических событий в Жанаозене невозможно при нынешнем политическим режиме, поскольку нити преступлений тянутся наверх, говорит Владимир Козлов, бывший лидер незарегистрированной и запрещенной в Казахстане партии «Алга», который после кровопролития в моногороде в Мангистауской области подвергся преследованию, был отправлен в тюрьму и признан политзаключенным.

Владимир Козлов оказался за решеткой через месяц после Жанаозенских событий. Ему вменили «возбуждение социальной розни» за поддержку бастовавших нефтяников, которые на протяжении семи месяцев стояли на площади Жанаозена, требуя повышения зарплат, улучшения условий труда, и всё это оставались не услышанными в столице. 16 декабря 2011 года забастовку подавили силой. В тот день полиция открыла огонь на поражение из табельного оружия.

По официальным данным, в Жанаозенских событиях погибли 17 человек, свыше сотни получили ранения. Власти впоследствии признали, что требования нефтяников были обоснованными, но вместе с тем привлекли активистов забастовки к уголовной ответственности, обвинив в «организации массовых беспорядков», и приговорили к тюремным срокам.

Уголовное дело против Владимира Козлова закончилось в октябре 2012 года обвинительным приговором. Лидера партии «Алга» осудили на семь с половиной лет лишения свободы по обвинению в «возбуждении социальной розни» в Жанаозене, «призывах к насильственному изменению конституционного строя», «создании преступной группы». Козлов обвинения отверг и заявил, что его преследуют по политическим мотивам. В августе 2016 года Козлов вышел из тюрьмы досрочно. Через три года он с семьей эмигрировал в Украину, где создал сайт Kuresker.org, который пишет о нарушениях прав человека в Казахстане. После ряда критических публикаций -ресурс стал недоступен в Казахстане. В канун годовщины трагедии в Жанаозене спросил Владимира Козлова, как он рассматривает события девятилетней давности и как оценивает текущую политическую ситуацию в стране.

«СОВСЕМ НЕ ТО, О ЧЕМ ГОВОРЯТ ВЛАСТИ»

Азаттык: По официальной версии, в декабре 2011 года в Жанаозене произошли «массовые беспорядки», которым предшествовал трудовой конфликт. Поджоги и погромы, по утверждению властей, дирижировались «провокаторами», находившимися вне города. Как вы, как человек, который бывал в Жанаозене во многомесячной забастовки нефтяников, рассматриваете эти события?

Владимир Козлов: На самом деле Жанаозенские события были срежиссированы извне. Но это совсем не то, о чем говорят власти. Уже находясь в лагере, я встретил людей, которые были очень хорошо осведомлены о том, кто стоял за провокациями насилия в Жанаозене, и они подтвердили мои догадки.

Владимир Козлов. Алматы, 22 октября 2018 года.
Владимир Козлов. Алматы, 22 октября 2018 года.

 

Азаттык: Сui prodest — есть такое латинское изречение. «Ищи, кому выгодно». Выражение используют, когда с ходу не понять, кто является бенефициаром. Как думаете, был ли кто-то заинтересован в таком исходе Жанаозенских событий? Кто?

Владимир Козлов: Именно на этот вопрос я предложил ответить генеральному прокурору в своем заявлении, написанном еще из следственного изолятора ДКНБ Алматы в начале 2012 года. Позже на этот вопрос ответили те, кто и был выгодополучателем от этих событий. Достаточно проанализировать, кто пришел на освободившиеся в результате [Жанаозенских] событий должностные места в «КазМунайГазе» и акиматах Мангистауской области, Жанаозена.

Азаттык: Кто именно, по-вашему, получил выгоду?

Владимир Козлов: Для того чтобы понять подоплеку тех событий, нужно вспомнить, куда стекалась вся информация из Жанаозена все эти месяцы мирного противостояния. Она приходила в администрацию президента, которой руководил в то господин [Аслан] Мусин, он же «серый кардинал» с громадными политическими амбициям и «некоронованный король» Западного Казахстана. Он побывал в руководстве почти всех западных областей и везде оставил своих людей, кроме Мангистау.

Когда в Жанаозене произошла такая затяжная забастовка, он просто воспользовался ситуацией, чтобы устроить провокацию, в результате которой будет заменено всё руководство; останется лишь протолкнуть на освободившиеся места своих людей. Что и произошло. Исполнителями провокации, скорее всего, были люди из криминала. [В те времена бывший президентом Нурсултан] Назарбаев только через полгода понял, на какой хромой козе объехал его руководитель администрации [президента], и мы помним паническое бегство Мусина из страны, [заочный] арест братьев Рыскалиевых, снос недавно назначенного акима Мангистауской области, аресты и посадки людей из атырауской команды (Аслан Мусин в сентябре 2012 года был назначен главой Счетного комитета, через полтора года он стал послом Казахстана в Хорватии, в 2017 году отправлен на пенсию; Бергей Рыскалиев покинул пост акима Атырауской области в 2012 году, подав прошение об отставке, его брат Аманжан Рыскали тогда же написал заявление о досрочном прекращении полномочий депутата парламента, а в 2013 году братьев объявили в розыск, через шесть лет заочно осудили. — Ред.)

К слову, недавняя унизительная победа беглого акима Рыскалиева в виде возврата ему конфискованных ранее сотен миллионов долларов (летом 2020 года Верховный суд после обращения генерального прокурора постановил вернуть часть конфискованного у семьи Рыскалиева имущества. — Ред.) не могла произойти без применения мощнейшего компромата на Назарбаева. А компромат такого качества Бергею Рыскалиеву мог предоставить лишь тот, кто многие годы был рядом с Назарбаевым и владел многими тайнами, — его бывший, и сильно обиженный руководитель администрации…

(Аслан Мусин после освобождения от должности посла Казахстана в Хорватии в 2017 году — с формулировкой «в связи с достижением пенсионного возраста» — практически не появляется на публике. Публикации о предполагаемой причастности Мусина и Рыскалиевых к провокациям в Жанаозене появлялись в казахстанских СМИ несколько лет назад, но реакции на них со стороны вышеупомянутых персон не было.)

ОБЪЕКТИВНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ СТАНЕТ «САМОУБИЙСТВОМ» ВЛАСТИ

Азаттык: Международные правозащитные организации призывали власти страны тщательно и объективно расследовать Жанаозенские события, привлечь виновных к ответственности. Возможно ли в Казахстане такое расследование? Когда и при каких обстоятельствах?

Владимир Козлов: В сегодняшнем Казахстане это невозможно, потому что для людей, называющих сегодня себя нашей властью, это будет самоубийством. Но Жанаозен будет одной из первых тем для расследования сразу после смены диктаторского режима. Это без сомнения.

Азаттык: Если бы удалось вернуться в 2011 год, вы бы действовали иначе? Почему?

Владимир Козлов: Я не люблю рассуждать в формате «если бы». История не терпит сослагательных выражений. Ни жанаозенцы, ни мы  те, кто их поддерживал, — не сделали тогда ничего такого, что могло привести к такому повороту событий. Провокация — дело рук людей, которых вывели из-под ответственности, и вся вина на них. Даже в материалах нашего дела есть упоминания о том, что бастующие нефтяники накануне 16 декабря письменно (!) предупреждали акимат о том, что готовится какая-то провокация, к которой они не имеют никакого отношения. Всё это «дело» не только шито белыми нитками, но и сделано это топорно, грубо и неумно. Любой объективный пересмотр выявит действительно виновных — и заказчиков, и исполнителей.

Азаттык: Вы четыре с половиной года провели в заключении. Журналисты знают, что вы находились под прессингом, долгое время — в СУСе. Есть ли что-то из тюремного периода, о чем вы не рассказывали, находясь в Казахстане, и о чем можете рассказать сейчас?

Владимир Козлов: Почти пять лет, месяцы в «одиночке» ДКНБ, восемь тюрем, два лагеря, девять взысканий без поощрений, три ДИЗО, год СУСа — этот опыт эксклюзивен и ценен, и я его сейчас использую в своем правозащитном проекте Kuresker.org. О том времени — и моя книга, которую я писал, находясь там, она сейчас уже почти готова к изданию.

Азаттык: В одном из нашему изданию Роза Тулетаева, одна из осужденных после Жанаозенских событий активистов забастовки, сказала, что жители города испытали мощнейшую психологическую травму, им нужна психологическая реабилитация. Вы поддерживаете связь с жанаозенскими активистами? Что вы думаете по этому поводу?

Владимир Козлов: У меня нет постоянной связи со всеми жанаозенцами, пострадавшими в тех событиях, но им всем, без сомнения, нужна и психологическая, и уголовная, и политическая реабилитация, с полной компенсацией всех видов ущерба.

ПОСЛЕ ЖАНАОЗЕНА «СПУСТИЛИ КУРОК»

Азаттык: В понимании многих Жанаозен — некий водораздел. Есть период «до», в котором худо-бедно существовали системная оппозиция, конкуренция идей или хотя бы ее видимость. И есть «после» — запрет партий, в том числе «Алги», неугодных СМИ, дальнейшее «закручивание гаек», ужесточение законов. Можно ли назвать период «после» политической реакцией, по-вашему?

Владимир Козлов: Событиями в Жанаозене воспользовались, чтобы одним мощным ударом ускорить процесс уничтожения легитимной, но жесткой оппозиции. Давление было и ранее, и год от года усиливалось. Процесс уничтожения оппозиции был уже запущен, после Жанаозена просто спустили курок…

Азаттык: Продолжается ли сейчас эта реакция?

Владимир Козлов: Если мы говорим о дальнейшем усилении борьбы с политическим инакомыслием — да, это происходит с неизменным усилением. Теперь, когда на политическом поле не осталось оппозиционных структур, идет охота на тех, кто наиболее активен в своих проявлениях мирного протеста. Причем делается это уже в превентивном порядке, фактически — мы можем говорить о преследовании за «мыслепреступления»…

Азаттык: Есть ли сейчас в Казахстане оппозиционные силы?

Владимир Козлов: Оппозиционных сил, если говорить об организациях, в Казахстане больше нет. Они уничтожены, и законодательство, а особенно практика его применения, настроено на недопущение появления организованной оппозиции в принципе. Не будем же мы говорить об оппозиционности сегодняшнего «Ак жола»…

Есть оппозиционно настроенные люди, которых преследуют, которым не дают возможности объединиться, чтобы стать оппозицией.

О «МРАКЕ» В КАЗАХСТАНЕ, «БИБЛИОТЕКЕ» И АКОРДЕ

Азаттык: Вы покинули Казахстан уже после отставки Нурсултана Назарбаева. Его уход, как казалось, вызвал некоторые надежды в обществе на перемены. Ваш отъезд в Украину — спонтанное решение или результат длительного и глубокого размышления?

Владимир Козлов: Никакой отставки Назарбаева не было. Случилось то, к чему он готовился несколько лет, раз за разом переписывая Конституцию, — перемещение по горизонтали, уход от формальной ответственности, с сохранением всех возможностей дальнейшего управления страной. Никаких надежд у здравой и информированной части общества в связи с этим быть не могло.

Мой отъезд связан с тем, что, оставаясь на своих позициях в Казахстане, я к этому времени уже снова был бы за решеткой, о чем меня прямо предупреждали. К тому же мое нахождение в пресловутом «перечне экстремистов», тотальные запреты практически на всё — от банковских до почтовых услуг (осужденным по «экстремистским» статьям в Казахстане выставлены ограничения на совершение банковских операций, на получение страховых и нотариальных услуг. — Ред.) — лишило меня малейшей возможности обеспечивать свою жизнедеятельность и мою семью. Совокупность этих факторов привела к тому, что сейчас мы не живем в Казахстане.

Азаттык: Чувствуете ли вы себя в безопасности сейчас, в том числе от казахстанских спецслужб?

Владимир Козлов: Есть чувство удаленности от них, но не безопасности. Я совершенно точно считываю яростное раздражение казахских властей на свою правозащитную деятельность, которая выразилась и в блокировке нашего сайта на территории Казахстана, и в некоторых других проявлениях.

Азаттык: Возможно ли ваше возвращение в Казахстан?

Владимир Козлов: Конечно. Как только исчезнут те риски и условия, о которых я упомянул выше.

Азаттык: Вы следите за событиями в Казахстане, находясь вне страны. Что вы думаете по поводу происходящего в политической жизни страны?

Владимир Козлов: Мрак.

Азаттык: Политические аналитики говорят порой о «дуумвирате», двух центрах принятия решений — «библиотеке» и Акорде. Некоторые считают даже, что есть всё более обостряющаяся конкурентная борьба между ними. Как считаете вы, есть какое-то двоевластие в стране?

Владимир Козлов: Есть некачественная имитация самостоятельности [нынешнего президента Касым-Жомарта] Токаева, которую многие принимают за признаки двоевластия. Токаев — фигура подчиненная, он не может и не хочет быть самостоятельным, и именно, и только поэтому, — он на этой позиции. Назарбаев продолжает демонстрировать абсолютную власть, и не особо заботится о том, чтобы это скрывать. Поэтому я и говорю о некачественной имитации.

Азаттык: К предстоящим парламентским выборам страна подошла в ситуации, когда в бюллетене не будет ни одной оппозиционной силы. В выборах участвуют партия власти и четыре провластные организации. Обозреватели полагают, что кампания приведет к дальнейшей стагнации режима…

Владимир Козлов: Никаких выборов не было и нет. Есть дата очередной манипуляции, которая ничего общего с выборами не имеет. Отсюда никаких ожиданий, кроме дальнейшего ухудшения ситуации, что и характерно, и неизбежно для дряхлеющей диктатуры.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться