Новые обстоятельства в уголовном деле главы Верховного суда Кыргызстана

Автор -
571

    Появились первые подробности расследуемого ГКНБ уголовного дела по проверке тендера, проведенного в рамках проекта Европейского союза «Верховенство права КР». Как оказалось, Антикоррупционная служба ведомства начала следствие по этому конкурсу еще 8 месяцев назад.

    О громком деле рассказал «Азаттык».

    Глава Верховного суда  заявила, что ущерба государству по итогам данного тендера причинено не было, а потому ей не понятно, почему спецслужба вменяет ей в вину коррупционные правонарушения.

    Ранее председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев сообщил о том, что «председатель Верховного суда будет задержана, имеются веские основания ее виновности в инкриминируемых деяниях», но подробностей дела не раскрывал.

    В представительстве ЕС в КР в свою очередь отметили, что тендер был проведен и проконтролирован консорциумом организаций во главе с Германским обществом по международному сотрудничеству (GIZ) и что никаких финансовых нарушений там не было.

    28 декабря стало известно, что Генеральная прокуратура КР внесла представление в Дисциплинарную комиссию при Совете судей на председателя Верховного суда (ВС) Гульбару Калиеву. А ходатайство об этом в Генпрокуратуру 26 декабря внес Госкомитет национальной безопасности, пояснив, что для привлечения главы ВС к уголовной ответственности необходимо согласие этой комиссии.

    Как пояснил руководитель ГКНБ Камчыбек Ташиев, в Верховном суде КР была выявлена коррупционная схема при разработке и внедрении автоматизированной информационной системы (АИС) «Местный суд». И по его словам, в рамках этого дела были «получены неопровержимые доказательства о причастности Гульбары Калиевой к уголовно-наказуемому деянию», а потому «в случае согласия Дисциплинарной комиссии она будет привлечена к ответственности».

    Как пишет «Азаттык», Гульбара Калиева рассказала, что данное досудебное производство было начато весной 2020 года, но она узнала об этом только в сентябре. При этом ей до сих пор никто не представил подробности уголовного дела. И она не исключает, что показания против нее могли быть получены под давлением:

    ‒ 22 октября был арестован руководитель системы «Местный суд». У меня есть его сообщения, в том числе аудиозаписи, где он говорит, что «заставляют сказать, что вы получили деньги с наших договоров». По его словам, давление оказывали сотрудники ГКНБ. Мы помним «черную страницу» нашей истории – 1937 год. Я не хочу говорить, что это 37-й год, но почему берут под стражу? В заключении на человека оказывают психологическое, физическое давление и только потом выпускают. Его там продержали около месяца. Возможно, обвинения против меня основаны на показаниях этих двух задержанных людей, но получены они под давлением. Потому что ГКНБ сам через месяц ходатайствовал о том, чтобы выпустить этого человека.

    Заявление представительства Евросоюза

    В 2014 году Европейский союз поддержал крупный «Верховенство права КР» по цифровизации судебной системы. В рамках данной программы с 2016 по 2020 годы ЕС профинансировал установку АИС «Местный суд» в 64 судах первой инстанции. В начале 2020 года проект начали внедрять уже в восьми судебных органах второй инстанции. Всего стоимость программы составила 350 млн евро, а ее реализация была поручена GIZ.

    Данная международная провела открытый тендер на создание программного обеспечения и его установку, который выиграла ОсОО «ЦБИ», но мониторинг реализации проекта и проверку финансовой отчетности ЕС оставил за собой. -секретарь представительства ЕС в Кыргызстане Аскар Эркебаев заверил, что Верховный суд КР не имел никакого отношения к данному тендеру и что при его реализации не было никаких подозрительных моментов, которые могли бы заинтересовать следствие:

    ‒ Тендер по выбору подрядчика данного проекта ЕС был проведен консорциумом международных организаций во главе с Германским обществом по международному сотрудничеству (GIZ). Евросоюз в свою очередь осуществлял общий надзор за работой исполнителей и подрядчиков на всем протяжении процесса. По данным этой организации, система «Местный суд» работает хорошо – к ее единому реестру подключены 64 судебных органа первой инстанции. Так как проект был успешным, началось его внедрение и в восьми судах второй инстанции.

    «Мы непричастны к тендеру»

    Аналогичный комментарий представительство ЕС в Кыргызстане обнародовало после задержания двух фигурантов в рамках данного уголовного дела. При этом было отмечено, что Евросоюз как донорская организация, которая финансировала работы и осуществляла надзор за их реализацией, известна тем, что придерживается международных принципов по требованию строгой отчетности в рамках соответствующих стандартов.

    Но оценку обоснованности проводимого следствия в представительстве ЕС в КР давать не стали, напомнив, что организация является частью зарубежного дипломатического корпуса, а потому подобные заявления могут быть восприняты как вмешательство во внутренние дела государства.

    Глава ВС Гульбара Калиева не стала скрывать, что встречалась с представителями ЕС и GIZ по этому вопросу:

    ‒ Ответственные лица последней организации специально приехали из Германии, чтобы узнать подробности дела. Так как они реализовывали данный проект, то лучше всех знают, как он работает. В 2016 году с ЕС был заключен меморандум и подготовлено техническое задание, а GIZ, как ответственная за проект организация, объявила тендер и согласно своим требованиям выбрала компанию-победителя. Мы в это никак не вмешивались. Финансирование проекта они тоже осуществляли сами, напрямую. Ни один из наших сотрудников не входил в состав тендерной комиссии. А учитывая, что мы не контролировали финансирование, на наш счет деньги не поступали, почему обвиняют нас – не понятно. Никаких пояснений по этому поводу нам не давали и вопросов не задавали.

    Обычно соглашения о получении какой-либо финансовой или технической помощи в рамках международных проектов утверждаются парламентом, а правительство берет на себя реализацию этих программ и финансовую отчетность по ним. Но в последние годы большинство крупных международных доноров, таких как Евросоюз, реализуют подобные программы через другие международные организации. Исключение составляют прямые гранты, выделяемые для поддержки бюджета КР.

    Поэтому на чем основаны обвинения следствия, что при реализации проекта установки АИС «Местный суд» госбюджет понес ущерб в 8 млн сомов, пока не очень понятно. Несмотря на это ГКНБ задержал главу учреждения информационных технологий «Адилет сот» и руководителя компании «ЦБИ», предъявив им обвинения по статье «Коррупция» Уголовного кодекса КР.

    Может это личная месть Ташиева?

    На пресс-конференции 24 декабря председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев заявил, что спецслужба намерена проверить имущество каждого судьи.

    Однако Комитет гражданского контроля после этих заявлений Камчыбека Ташиева назвал его сообщение о намерении привлечь к ответственности председателя Верховного давлением на судебную . Организация отметила, что «он угрожает национальной безопасности, превышает свои должностные полномочия, узурпирует судебные полномочия и запугивает парламент».

    Бывшая судья Конституционной палаты, ныне кандидат в президенты Клара Сооронкулова во время теледебатов отметила, что проверки судей не должны проводиться выборочно, с целью отомстить, так как справедливость возможно установить лишь при одинаковом отношении ко всем.

    После возникновения противостояния между Калиевой и ГКНБ многим вспоминается эпизод парламентских выборов 2015 года, когда Камчыбек Ташиев баллотировался от партии «Республика–Ата Журт», но его отстранили от гонки за участие в драке, пишет «Азаттык». И нынешний председатель Верховного суда была в составе коллегии, которая рассматривала его дело.

    На вопрос, могло ли то решение стать поводом для мести, Гульбара Калиева сказала следующее:

    ‒ Я сама удивилась, но когда стали появляться сообщения о якобы моей причастности, я сразу вспомнила то дело. Я тогда была заместителем председателя коллегии по гражданским делам в Верховном суде. Этот вопрос мы рассматривали 2 октября 2015 года, оставив в силе решения предыдущих инстанций об отстранении кандидата от выборов.

    Гульбара Калиева была назначена председателем Верховного суда в сентябре 2018 года.

    По законодательству Кыргызстана судьи обладают неприкосновенностью и как представители одной из трех ветвей власти ведут независимую работу. Согласно статье 94 Конституции КР «судья не может быть задержан или арестован, подвергнут обыску или личному досмотру кроме случаев, когда он был застигнут на месте совершения преступления».

    Как бы там ни было, сама ситуация с возбуждением уголовного дела в отношении главы Верховного суда вызвала в обществе неоднозначную оценку.


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться