Знакомьтесь: миллиардеры и владельцы мессенджеров Signal и Telegram

После последних событий в США о притоке новых пользователей заявили Signal и Telegram. Бывших поклонников WhatsApp привлекает безопасность и анонимность, которые обещают мессенджеры. Но многие считают, что использование этих сервисов может быть очень опасным, ведь публикуемый контент никак не контролируется, пишет Forbes.

В 2018 году Брайан Эктон (Brian Acton), миллиардер и один из основателей приложения WhatsApp, совершил несколько судьбоносных действий. За несколько месяцев до этого он покинул компанию Facebook, а в марте вступил в конфликт с ее аудиторией и опубликовал злобный твит с таким содержанием: «Настало время удалить Facebook (#deleteFacebook)», и произошло это в тот самый момент, когда эта компания, купившая его приложение, погрузилась в скандал по поводу существовавших там методов предоставления данных, а также по поводу статуса платформы, превратившейся в рассадник консервативной дезинформации.

Примерно в то же время Эктон передал 50 миллионов долларов новой некоммерческой организации под названием Signal Foundation, а себя назначил ее исполнительным директором. Вот как первоначально формулировались цели этого фонда: финансирование разработанного три года назад приложения Signal, которое позволяет пользователям направлять и получать в ответ зашифрованные сообщения.

Сервис Signal предлагает легкую и безопасную коммуникацию, а также полную анонимность. С помощью нового фонда ему не нужно теперь идти на уступки коммерческим интересам и продавать рекламу, а именно это Эктон больше всего ненавидел в Facebook. Если говорить в общих чертах, то Эктон рассчитывал на то, что Signal станет «частным средством коммуникации, доступным и повсеместным». Об этом он сказал в интервью журналу Forbes в 2018 году, и его приложение, в целом, не обмануло его ожиданий. Его особенно ценят журналисты и активисты, в том числе те люди, которые занимались планированием акций движения «Жизни черных тоже имеют значение» (Black Lives Matter). Однако каким-то парадоксальным образом это приложение превращается теперь в новую цифровую гавань для консерваторов — так же, как это было раньше с сервисом Facebook. Придерживающихся правых взглядов пользователей привлекает то же самое, что нравилось организаторам акций движения «Черные жизни тоже имеют значение»: Signal позволяет планировать и общаться с большим количеством пользователей, не опасаясь при этом модерирования со стороны самого приложения, контроля за контентом или оказания помощи властям для предъявления обвинений. Судя по всему, сервис Signal не проводит такого рода политику, не имеет доступа к сообщениям пользователей, и по этой причине теоретически сотрудничество с полицией при проведении расследований становится невозможным.

«Использование сервисов Signal и Telegram на самом деле очень опасно. Судя по всему, в настоящий момент они привлекают к себе враждебно настроенных пользователей, которых выкинули с других платформ, или дали им понять, что их присутствие там нежелательно», — говорит Гарри Фернандес (Harry Fernandez), директор некоммерческой организации Change the Terms, осуществляющий контроль за использованием риторики ненависти (hate speech) в интернете. — И опасно то, что, вероятно, нет никакой инфраструктуры, позволяющей следить за этими платформами». Возможность шифрования сообщений, по сути, лишает возможности узнать, какие именно действия там обсуждаются, а сам Эктон не ответил на просьбу прокомментировать сложившуюся ситуацию.

Однако, как следует из публикации в газете New York Times, экстремистская группировка Boogaloo Boys, к примеру, уже разместила там свой магазин.

Активный переход пользователей в сервис Signal происходит из-за того, что, по мнению многих консерваторов, они подвергаются атакам в интернете. Twitter и Facebook удалили аккаунты президента Трампа после того, как он использовал эти платформы для подстрекательства к организованному 6 января мятежу. Кроме того, эти платформы предприняли дополнительные шаги для того, чтобы помешать публикации дезинформации правых. Parler, небольшая, но популярная консервативная социальная сеть, перестала работать, так как компания Amazon в воскресенье вечером отключила ее от интернета, поскольку ей тоже пользовались экстремисты, участвовавшие в штурме Капитолия. В результате этих драматических событий Signal стал восприниматься как популярная новая альтернатива, и то же самое можно сказать о Telegram, еще одном мессенджере, защищенном шифрованием.

Ни один из этих сервисов нельзя назвать заменой Twitter или Facebook. Они делают ставку на частные сообщения, а не на массовые и открытые сети с участием более крупных мейнстримовских социальных платформ. Однако они предлагают то, чего нет ни у Twitter, ни у Facebook, а именно, зашифрованную анонимность и отсутствие контроля за контентом, и, кстати, это полезные вещи — можно планировать организацию масштабных подрывных митингов вдали от глаз властей.

Эти два приложения стали лидерами в онлайн-магазине Apple по количеству скачиваний на прошлой неделе, и они добились в этом отношении рекордных показателей. С 6 января по 10 января приложение Signal скачивалось в среднем 251 тысячу раз в день, тогда как приложение Telegram скачали 1,1 миллиона пользователей. Эти данные, соответственно, представляют собой увеличение на 409% и 61% по сравнению со средним количеством ежедневных скачиваний в 2020 году — это данные компании Apptopia, которая занимается мониторингом загрузки приложений.

Помимо новообретенной популярности, сервисы Signal и Telegram имеют еще нечто общее — это хорошо финансируемые продукты, принадлежащие двум молодым, богатым, идеалистически настроенным титанам в области высоких технологий. В случае сервиса Signal речь идет о 48-летнем Эктоне. А в случае с сервисом Telegram — о 36-летнем русском Павле Дурове.

И Signal, и Telegram связывают недавний резкий рост скачиваний с тем, что их новые пользователи покидают сервис WhatsApp, а это их главный конкурент, который недавно произвел изменения в области защиты персональных данных. Это, несомненно, добавило им определенное количество пользователей, но это только часть истории. «Я, на самом деле, настроен скептически», — говорит Уилл Партин (Will Partin), аналитик компании Data & Society, которая занимается исследованиями в области интернета, а также осуществляет контроль за использованием правыми риторики ненависти в интернете. Он считает, что у этих двух сервисов назревает «пиар-кризис», поскольку консервативные группировки расширяют там свое присутствие, а публично их представители ничего не говорят по поводу этого притока пользователей. А также ничего не говорят о намерении отказаться от этих новых пользователей.

«Мессенджер Telegram стал самым крупным убежищем для тех людей, которые ищут коммуникационную платформу, обеспечивающую защиту персональных данных и безопасность», — написал Дуров на своей странице в Telegram, с гордостью сообщая об увеличении числа пользователей. — Мы очень серьезно относимся к этой ответственности. Мы вас не предадим».

Сервис Signal начал свою работу в 2014 году, а создан он был экспертом в области безопасности Мокси Марлинспайком (это псевдоним, его настоящее имя неизвестно). Почти непроницаемая технология шифрования быстро получила восторженную оценку со стороны представителей различных группировок — от миллиардера Джека Дорси (Jack Dorsey), который позаимствовал часть этой системы шифрования, до Эдварда Сноудена, который, по его собственному признанию, использует сервис Signal каждый день.

Эктон раньше работал инженером-программистом в компании Yahoo, однако покинул ее, возмущенный неумолимым фокусированием внимания руководства на том, чтобы делать деньги («Необходимость иметь дело с рекламой вызывает депрессию», — сказал он в интервью журналу Forbes в 2014 году. — Вы никому не делаете жизнь лучше, если улучшаете работу рекламных объявлений»). Он и его коллега Ян Кум (Jan Koum) покинули эту компанию в 2008 году и устроили себя годичный отпуск — частично они провели его в Южной Америке, частично посвятили игре в фрисби. Позднее они попытались устроиться на работу в Facebook, однако их туда не взяли, после чего они в 2009 году создали мессенджер WhatsApp. Через три года они продали это приложение той компании, которая прежде не взяла их на работу, заключив сделку на 22 миллиарда с Facebook. Как говорят, один общий друг, работавший в тот момент в Facebook, познакомил Марлинспайка с Эктоном. Они встретились, понравились друг другу, и стали работать вместе над тем, чтобы добавить в WhatsApp часть используемого сервисом Signal шифровального софта.

Когда Эктон объявил о своем решении создать фонд Signal Foundation, он написал пространный пост и высокомерно сообщил о том, что цель Signal состоит в том, чтобы «действовать ради общего блага и вносить значимый вклад в общество за счет создания устойчивых технологий, уважающих пользователей». По замыслу Эктона, это приложение должно было использоваться именно так, как это произошло прошлым летом, когда оно находилось под жестким контролем протестующих из движения «Черные жизни тоже имеют значение», которые считали его полезным организационным инструментом. «Каждый раз, когда возникали какие-то волнения или проходили спорные выборы, возникала, судя по всему, возможность для нас создать нашу аудиторию, — сказал Эктон в сентябре в интервью журналу Time. — Все это имеет горько-сладкий привкус, потому что очень часто наши всплески совпадали с плохими событиями. Это, типа, у нас все супер, но мир в огне».

Из другой части мира, в которой часто происходят беспорядки, пришел Дуров и его мессенджер Telegram. Как это часто происходит в смутном мире российского бизнеса и политики, проникающих друг в друга, начало истории Дурова выглядит довольно туманно. Его первой компанией стала «ВКонтакте», похожая на Facebook социальная сеть, которую он основал в 2006 году. Примерно через пять лет, как сообщает газета Washington Post, у него возникли проблемы с российскими властями, а произошло это после того, как он отказался лишить доступа к сети «ВКонтакте» оппозиционных политиков. Вскоре после этого он уехал из России, а полиция в этот момент уже начала расследование по поводу дорожного происшествия, которое сам Дуров называет политически мотивированным.

Дуров задумал Telegram как совершенное средство для тех оппозиционных политиков, которые собирались провоцировать изменения и не хотели быть пойманными, занимаясь этим. Почти сразу после начала работы мессенджера Telegram в 2013 году члены менее благородно настроенных группировок тоже оценили его потенциал, и Дуров потратил часть того десятилетия на то, чтобы убрать с этой платформы представителей «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.). Представитель Дурова отказался прокомментировать эту историю.

И Signal, и Telegram предлагают обмен сообщениями между двумя людьми или между группами людей, а их шифровальные технологии затрудняют возможность составить истинное представление о любых переговорах экстремистского характера. И оба эти сервиса позволяют присоединиться к группе с помощью унифицированного указателя ресурса (URL), однако URL мессенджера Telegram получили более широкое распространение в мировой сети, чем указатели сервиса Signal, который добавил эту возможность только в прошлом году.

После того как консервативная социальная сеть Parler прекратила свою работу в конце прошлой недели, в мессенджере Telegram появилась широко распространенная группа под названием Parler Lifeboat. В нее входят 16 тысяч членов, и она стала тем пространством, где прославляют президента Трампа, а также осуществленную 6 января попытку государственного переворота — этого «потрясающего события», как сказал вечером в понедельник один восторженный анонимный пользователь. Члены группы Parler Lifeboat обсуждают разного рода теории заговора, жалуются на представителей движения Антифа, а также отметили свой выход из Twitter, который они теперь называют «Twatter» (намек на оскорбительное и вульгарное слово — прим. перев.). Помимо группы Parler Lifeboat в мессенджере Telegram имеется также группа под названием Proud Boys (почти 31 тысяча членов), и их «зловонный» контент мало чем отличается от контента другой указанной группы.

Президент Трамп давно уже присутствует в мессенджере Telegram, где у него имеется открытая групповая страница, и он продолжает размещать в мессенджере Telegram свои сообщения после того, как его аккаунты были удалены из Facebook и Twitter. Поскольку Telegram не может предложить президенту Трампу средство неограниченной коммуникации, он вынужден общаться там с незначительной аудиторией, состоящей примерно из 500 тысяч человек. В Twitter и в Facebook у него в общей сложности было 100 миллионов подписчиков.

Тем не менее Трамп в значительной мере продолжает оставаться Трампом. Он разместил во вторник в Telegram свой новый комментарий с осуждением таких компаний, как Facebook и Twitter. «Считаю, что крупные технологические компании совершают ужасные вещи… и наносят вред нашей стране, — написал он. — Но всегда возникает ответная реакция».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться