Вакцинация в Казахстане и бизнес приближенных. Какую прибыль получит сват Дариги Назарбаевой?

Автор -
209

Тысячи казахстанцев, в основном медицинских работников, уже получили российскую прививку от коронавируса «Спутник V». Официальные лица называют кампанию вакцинации, которая стартовала 1 февраля, «единственным способом победить пандемию» и акцентируют внимание на том, что все расходы берет на себя государство. Часть выделенных государством средств уйдет в компанию, совладельцем которой выступает родственник самой влиятельной семьи в Казахстане — бизнесмен Кайрат Боранбаев, ставший за последние несколько лет одним из богатейших людей стране. Об этом пишет «Азаттык» (казахская редакция радио «Свобода»).

В эфире казахстанских телеканалов на этой неделе транслируют кадры из медицинских учреждений, где приступили к вакцинации от коронавируса. Вакцинация безальтернативная: прививают лишь одним препаратом — российским «Спутником V». СМИ сообщают, что прививки уже получили тысячи медиков в разных регионах. После медработников власти планируют вакцинировать учителей школ и преподавателей вузов, затем — сотрудников детских садов, студентов, людей с хроническими недугами. До конца года, по планам правительства, будет привито шесть миллионов человек.

Вакцину, которую сейчас отправляют в клиники по всей стране, Казахстан купил в России. С 15 февраля, как говорят официальные лица, начнется иммунизация той же вакциной «Спутник V», но произведенной Карагандинским фармацевтическим комплексом — производственным предприятием в Центральном Казахстане, которое заключило контракт с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ), финансировавшим разработку «Спутника V».

ЧТО ИЗВЕСТНО О КОМПЛЕКСЕ И КТО ЗА НИМ СТОИТ

Карагандинский фармацевтический комплекс (КФК) был основан в 2005 году. Как говорится на сайте компании, функционирующей в формате ТОО — товарищества с ограниченной ответственностью, — объект открыли «по личному поручению президента Нурсултана Назарбаева» для производства оригинальных конкурентоспособных препаратов. Предприятие было включено в Программу по развитию фармацевтической промышленности Казахстана на 2010-2014 годы. Позже сюда пришли частные инвестиции. В 2017 году владельцем комплекса стала компания «НеоТекФарм», которая частично принадлежит казахстанскому бизнесмену Кайрату Боранбаеву, который за три года до этого породнился с семьей президента Нурсултана Назарбаева. И дела у карагандинского предприятия, судя по имеющимся в открытом доступе цифрам, пошли в гору.

Кто такой Кайрат Боранбаев?

54-летний Кайрат Боранбаев — сват Дариги Назарбаевой, старшей дочери экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Дочь Боранбаева Алима в 2013 году вышла замуж за Айсултана Назарбаева, среднего сына Дариги Назарбаевой (Айсултан умер в августе 2020 года в Лондоне, по информации британских СМИ, причиной смерти названа «кокаиновая интоксикация).

Боранбаев с 2016 года входит в число богатейших людей Казахстана. Он является франчайзи McDonald’s в Казахстане, России и Беларуси. Владеет ТОО «Компания по управлению активами “Алмалы”», ТОО «Казахстанская нефтехимическая компания “Кемикал”», ТОО «Алекс» (минвода «Алекс-Сарыагаш»), долей в АО Phystech II через свое ТОО «Холдинговая компания “КазТурбоРемонт”». У Боранбаева есть и другая фармацевтическая компания, «Нурмай-Фармация».

Боранбаев — президент Национального паралимпийского комитета, председатель наблюдательного совета футбольного клуба «Кайрат», соучредитель республиканского общественного объединения «Казахстанская федерация гольфа», общественного фонда «Фонд развития детско-юношеского и профессионального футбола», основатель частного реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями Meiirim.

Боранбаев не раз упоминался как владелец роскошных объектов недвижимости в Британии, Чехии, России.

Если в 2015 году Карагандинский фармкомплекс перечислил налогов в казну государства на сумму около 112 миллионов тенге, то в в 2018-м — 321 миллион тенге, в 2019-м — 407 миллионов тенге. В 2020 году, когда многие предприятия столкнулись с ударом пандемии, компания отчислила от доходов 367 миллионов тенге (более 860 тысяч долларов по текущему обменному курсу).

В правительственных планах по развитию фармацевтической отрасли и на совещаниях в кабинете министров в Казахстане не раз отмечалось, что местные предприятиям надо организовать гарантированный рынок сбыта через государственный заказ. Фармкомплекс в Караганде поддержка государства не обошла: три года назад, как сообщило руководство предприятия, компания начала поставлять первые препараты в казахстанские больницы. «Портфель продуктов, поставляемых государственному заказчику — компании «СК-Фармация»» ежегодно расширялся, сообщило в ответ на запрос Азаттыка руководство комплекса. «И сейчас, благодаря этому, Карагандинская область стала заметным центром казахстанской фармпромышленности, объем производства достиг 8 миллиардов тенге. Благодаря снижению цен на препараты, ранее поставляемые иностранными поставщиками, госбюджет экономит на эти расходы более 1 миллиарда тенге ежегодно», — говорится в письме КФК за подписью его руководителя Сергея Барона.

Карагандинский фармацевтический комплекс в последние годы активно участвует в государственных закупках в качестве поставщика. В 2020 году фармкомпания получила четыре госконтракта:

С филиалом «Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга» при Минздраве — на сумму 12,8 миллиона тенге (набор реагентов для выявления РНК SARS-CoV-2 методом петлевой изотермальной амплификации);
С Западно-Казахстанским государственным медицинским университетом имени Марата Оспанова — на 10,4 миллиона тенге (закупка лекарственных средств — леналидомид);
С многопрофильной детской больницей в столице — на 1,9 миллиона тенге (поставка пробирок);
С областным центром фтизиопульмонологией в Кызылорде — на 1,2 миллиона тенге (набор реагентов). Всего за несколько лет компания получила госзаказы на 26,4 миллиона тенге.
По открытым данным, проектная мощность фармацевтического комплекса составляет четыре миллиона упаковок препаратов в год. Штатная численность компании — до 200 человек. Предприятие выпускает лекарства для онкологических больных, гемофиликов, страдающих от диабета и сердечно-сосудистых недугов. Эти заболевания в Казахстане включены в список социально значимых, то есть лечить от них государство должно бесплатно, приобретая препараты за счет казны.

РОССИЙСКИЕ БЕНЕФИЦИАРЫ КАРАГАНДИНСКОГО КОМПЛЕКСА

Почему российскую вакцину от коронавируса решено производить именно в Караганде, на базе местного фармацевтического комплекса? По официальным данным, этот комплекс начали рассматривать как площадку для выпуска вакцины в ноябре-декабре 2020 года. В Минздраве сообщили, что 4 декабря «для ускорения наладки производства и выпуска вакцины был подписан меморандум между министерством здравоохранения и РФПИ для предварительной отработки и оказания консультативной помощи по производству и регистрации вакцин».

В самом фармкомплексе в Караганде говорят, что его площадка «оказалась наиболее подготовленной к производству готовой формы вакцины». «Специалисты РФПИ провели технический аудит и дали подтверждение о соответствии нашей площадки их требованиям», — ответили Азаттыку в КФК.

Причина, по которой выбор пал на Караганду, может быть, связана и с тем, что среди собственников предприятия есть влиятельные люди из соседней страны, вакцина которой, собственно, используется в Казахстане для массовой иммунизации населения. Первым на этот факт обратило внимание казахоязычное издание Malim.kz.

Владельцами «НеоТекФарма» (ТОО, как и многие другие предприятия Боранбаева, зарегистрировано в Алматы, по адресу Тимирязева, 18А, бизнес-центр «Алмалы»; по информации из открытых реестров, в «НеоТекФарме» не больше десяти работников) выступают бывшие члены российского правительства Андрей Дементьев и Андрей Реус, экс-вице-министры промышленности (в их собственности есть и другие фармкомпании), и бизнесмен Виктор Харитонин, состояние которого, по оценке российского Forbes, увеличилось за прошлый год в два раза, до 2,4 миллиарда долларов. Все трое стали косвенными собственниками КФК в 2017 году, вместе с Боранбаевым.

Примечательно, что предприятие Харитонина в России, научно-исследовательский центр «Генериум», является одним из производителей вакцины «Спутник V», которую создал институт имени Гамалеи.

Москва официально зарегистрировала «Спутник V» в августе прошлого года, еще до завершения всех клинических испытаний, в которые должны были быть вовлечены тысячи добровольцев. Западные исследователи подвергли экстренную регистрацию критике, заявив о закрытости данных о надежности и безопасности препарата. Но 2 февраля авторитетный британский медицинский журнал Lancet опубликовал статью, в которой говорится, что предварительные результаты третьей фазы испытаний «Спутника V» показали его эффективность на уровне 91 процента при минимальных побочных явлениях. Это гипотетически открывает путь к тому, что «Спутник V», как написали в комментарии к публикации не участвовавшие в исследовании британские исследователи, «может присоединиться к борьбе за снижение заболеваемости COVID-19». Теоретически это может означать, что вакцина Карагандинского фармкомплекса может быть экспортирована за рубеж — если будет спрос.

Сейчас использование «Спутника V» одобрили в основном страны, дружественные Москве и/или зависящие от нее финансово. Это Алжир, Аргентина, Беларусь, Боливия, Пакистан, Туркменистан, Венгрия, Сербия, Боливия, Парагвай и Венесуэла. Западные страны пока не рассматривали вопрос о регистрации российской разработки. И некоторые казахстанские медики-активисты на фоне критики ряда зарубежных коллег тоже выразили обеспокоенность массовым применением российской прививки.

— Переболевшему коронавирусом человеку вакцина уже не нужна. Почему такого деления нет, почему всем подряд сейчас [в Казахстане ставят вакцину]? Потому что, это очевидно, что таким образом на плечах казахстанцев хотят произвести клиническое испытание. Никакой эпидемиологической предпосылки нет, чтобы быстро вакцинировать [население]. На мой взгляд, это просто какое-то выполнение обязательства нашего правительства перед правительством России, — поделился мнением с Азаттыком алматинский врач-активист Каиргали Конеев.

КАКУЮ ПРИБЫЛЬ ПРИНЕСЕТ «СПУТНИК» КОМПЛЕКСУ БОРАНБАЕВА?

Производители «Спутника V» в России с самого начала не скрывали, что рассчитывают получить доход от реализации вакцины. Еще в августе 2020 года РФПИ сообщал, что 20 (на тот момент) стран собираются купить у России миллиард вакцин и, соответственно, Москва планирует заработать примерно 18 миллиардов долларов. В компании «Р-Фарм», одной из крупнейших фармацевтических фирм России, тогда заявляли, что маржа от реализации вакцины «Спутник V» за пределами страны составит 20 процентов.

Карагандинский фармкомплекс сообщает, что работает с РФПИ по так называемой схеме контрактного производства: владельцем лицензий на производство вакцины является российский фонд, в Караганде производят лишь готовую вакцину из поставляемого из России сырья. Первая опытная партия, выпущенная в Караганде в декабре прошлого ода, была признана российским разработчиком соответствующей качеству. С 15 февраля вакцина в казахстанские клиники будет поставляться из КФК.

Сколько заработает фармкоплекс на «Спутнике V»?

На брифинге 27 января вице-министр здравоохранения Казахстана Марат Шоранов сообщил, что на обеспечение 10 миллионов граждан вакциной от коронавируса в бюджете заложено «порядка 50 миллиардов тенге (свыше 117 миллионов долларов). Из них 16,8 миллиарда, или около трети выделенной суммы, по словам Шоранова, направят на покупку двух миллионов доз российской вакцины «Спутник V». Часть партии вакцины, по словам чиновника, будет приобретена непосредственно в России, часть — у Карагандинского фармацевтического комплекса. Он не привел точных данных, какая часть средств будет перечислена предприятию в Караганде.

Азаттык спросил у руководства фармкомплекса, какую прибыль там рассчитывают получить от производства вакцины. Директор КФК Сергей Барон заявил, что производство вакцины «не является высокорентабельным» и «цена реализации покрывает только производственные затраты». «Это стратегический социальный проект для всего населения, поэтому речь не идет о прибыли и сверхдоходах», — заявил Барон.

При этом на вопрос о суммах на производственные расходы, выделяемых из казахстанского бюджета, Сергей Барон не ответил.

Отправленные Кайрату Боранбаеву вопросы об ожидаемой прибыли от выпуска «Спутника V» по контракту с государством остались без ответов. Как и вопрос, будет ли он сам прививаться российской вакциной.

Ситуация, когда человек из окружения влиятельного топ-чиновника (Нурсултан Назарбаев после отставки сохранил за собой пост председателя могущественного Совета безопасности) получает госконтракты и осваивает бюджетные средства, в развитых демократиях рассматривалась бы как конфликт интересов, считает казахстанский политолог Димаш Альжанов. В Казахстане же, где нет верховенства права, подотчетности власти и механизмов, через которые общество могло бы контролировать распределение государственных средств, подобная картина никого не удивляет, отмечает он.

— Бизнесмены получают те или иные контракты не за счет конкуренции, а за счет неформальных связей, — говорит Димаш Альжанов. — Имея политический патронаж, можно получить доступ к распределению ресурсов. Люди капитализируют связи с руководством страны. Если посмотрите на дома семьи Назарбаевых, на собственность за рубежом, можно четко обрисовать картину, как родство с первым президентом позволяет обогащаться.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться