Даст ли Москва деньги Бишкеку? Что пообещал Жапаров — взгляд «Немецкой волны»

Автор -
3114

В Кыргызстане — новое правительство. Что известно о новом премьере и составе кабинета министров, и стоит ли ждать от него радикальных реформ, которые пообещал президент Садыр Жапаров? Об этом пишет DW («Немецкая волна»):

Парламент Кыргызстана единогласно утвердил Улукбека Марипова новым премьер-министром республики, а президент Садыр Жапаров подписал указ о его назначении. В этот же день, 3 февраля, перед зданием парламента Кыргызстана собрались люди, которые пришли выразить несогласие с назначением Марипова на пост премьера. Кто он — новый глава правительства Кыргызстана, чем уже известен, и стоит ли ждать при нем реформ, которые пообещал новый президент Садыр Жапаров?

Улукбек Марипов — новый премьер Кыргызстана  

Первым делом 40-летний Улукбек Марипов заявил о намерении сократить состав правительства. Сразу после его назначения это намерение было удовлетворено парламентом и президентом — количество министерств и ведомств, по сравнению со структурой прежнего Кабмина, сократилось почти в два раза.

Улукбек Марипов начал свою карьеру с должности ведущего специалиста министерства финансов в 2001 году.

А до этого возглавлял крестьянское хозяйство в родной Ошской области. До 2005 года был помощником председателя комитета по доходам при Минфине, а также консультантом при губернаторе Баткенской области.

С 2006 года Марипов работал в различных отделах президентской администрации, а в 2011 перешел в аппарат правительства. В 2015-2016 годах, при правлении Алмазбека Атамбаева, был первым заместителем руководителя президентской администрации.

А последние пять лет он возглавлял Счетную палату Кыргызстана, и не выделялся радикальными реформаторскими предложениями. При этом новый президент страны Садыр Жапаров как раз успел сделать ряд таких заявлений, которые говорят о том, что его курс будет решительно отличаться от курса его предшественника, Сооронбая Жээнбекова.

Вернуть мигрантов, достроить ГЭС и отдать долг КНР. Что еще обещает Жапаров?  

Вот перечень таких предложений — значительно сократить государственный аппарат, вернуть в Кыргызстан трудовых мигрантов и предоставить им рабочие места в республике, довести до осуществления масштабные проекты Камбаратинской ГЭС-2 и Верхне-Нарынского каскада гидроэлектростанций, пересмотреть соглашения с иностранными инвесторами по золоторудным месторождениям и погасить внешний долг перед Китаем.

Но прежде Садыр Жапаров продвинул проект изменения конституции, который позволит сосредоточить значительно большие властные полномочия в руках президента, чем это было раньше. Но у этих предложений есть несколько «но».

«Дело в том, что еще во время предвыборной кампании Садыр Жапаров обещал золотые горы, и сейчас он записал часть своих обещаний в виде государственной программы. Но Кыргызстан крайне нуждался и нуждается в деньгах. А все эти предложения требуют больших денег. Откуда правительство их возьмет — вот главный вопрос, на который президент пока не ответил», — анализирует ситуацию сотрудница берлинского Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment).

Где Бишкек возьмет деньги? В Москве, но не только

Где можно взять деньги на такую программу? Вспомним, что первый свой зарубежный визит в качестве главы государства Жапаров нанес в Москву. Готова ли она помочь материально? «То, как Садыр Жапаров пришел к власти, не вызвало в Кремле восторга. Но там воспринимают Кыргызстан как нестабильную страну в своем окружении и понимают, что если ее не поддерживать, то государство развалится», — отмечает Беате Эшмент. Она не исключает материальной поддержки Бишкека со стороны России.

Еще одна возможность — это собрать деньги с населения, то есть провести мягкую или более жесткую экспроприацию. И этот подход, по информации немецкого эксперта, существует не только на бумаге, он взят властью на вооружение. «По тем беседам, которые я вела с людьми в Кыргызстане, складывается впечатление, что мелкий бизнес сейчас в страхе перед такой экспроприацией», — говорит сотрудница ZOiS в интервью DW.

Что касается национализации или пересмотра соглашений по месторождениям золота «Кумтор» и «Джеруй», то это сомнительный путь обогащения казны. «Для ведения разработок на рудниках нужны сложные технологии, которые Кыргызстан в одиночку не освоит. Так что национализация или другой путь, пугающий зарубежных инвесторов, денег государству сам собой не прибавит. Садыр Жапаров из тюрьмы  очень много усилий приложил к тому, чтобы прийти к власти, и гораздо меньше к тому, как этой властью пользоваться для проведения продуманной стратегии», — считает Беате Эшмент.

Как выглядит новое правительство и будут ли реформы?

С тем, что о новом курсе власти пока говорить сложно и пока имеются лишь ее заявления, согласен политолог Таалатбек Масадыков. У него сложилось впечатление, что «власть забрасывает предложения в общественное поле и следит за реакцией». А тем временем команда нового президента пытается реструктуризировать правительство. Идет сокращение и централизация аппарата.

«Например, госслужбу по борьбе с экономическими преступлениями упразднили, а функции Финпола передали МВД. Но что значит сейчас выдвижение в премьеры чиновника, который был во власти и при Жээнбекове, и при Атамбаеве, и до них? Признание его опыта, раз так долго во власти? Или, наоборот, что он такой невзрачный, что всем был удобен? Возможно, его предлагают, потому что после принятия новой конституции должны быть выборы в парламент, а потом все равно придет новое правительство. И, понимая, что в ближайшие несколько месяцев не будет прорыва в реформах, нужно будет кого-то обвинить в провале», — рассуждает собеседник DW.

Беате Эшмент также указывает на то, что рассчитывать на приход правительства реформаторов вместе с Улукбеком Мариповым вряд ли стоит, поскольку «когда будет принята новая конституция, карты будут все равно заново перетасованы». Однако значительные перемены, произошедшие де-факто с приходом Садыра Жапарова, она готова констатировать — а именно две. «Одно уже произошедшее изменение — это новая конституция с усилением президентской власти. Второе изменение — это сильное и обширное давление на бизнес и на юстицию. Что из этого выйдет, пока не ясно, но я не считаю это изменение позитивным», — подчеркивает немецкий эксперт.

Борьба с коррупцией или просто обещание? 

Таалатбек Масадыков исходит из того, что предложенный состав правительства — это не вполне те, кто может справиться с решительными мерами и выстроить новую систему. Пример — борьба с коррупцией. Она, по словам политолога, идет избирательно, так же, как при предыдущей власти.

«Каждый режим приходит и начинает выборочно сажать тех, кто был против него. Проводятся показные посадки, как недавно произошло с бывшим главой пресс-службы президента страны. Очень трудно у нас в маленькой стране провести тотальное наказание коррупционеров, поскольку они связаны со своими семьями, с земляками. Борьба ведется с физическими лицами, а коррупционные схемы в налоговой службе, и в других сферах, сохраняются», — продолжает Масадыков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться