Бердымухамедов бросил перчатку Америке — СМИ

Автор -
632

Два громких скандала устроил за последнее время президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов: один — американцам, начав демонтаж уже построенного здания посольства США в Ашхабаде, другой — министру культуры собственного отечества. Об этом пишет «Росбалт».

Начнем с последнего. Атагелди Шамырадов попался под «горячую руку» Аркадага, поскольку тот ощутил дефицит в стимулировании счастья туркменов и его творческом выражении. Это похоже на анекдот, но министру было явно не смешно: на заседании правительства глава государства устроил ему нагоняй за то, что в театрах «родины процветания» не ставят новых спектаклей, воспевающих счастливую жизнь народа и успехи страны.

Как передает государственное информагентство Туркмении, досталось министру и за провалы в массовой популяризации духовно-культурного наследия страны, выявлении молодых талантов, низкий уровень проведения культурных мероприятий по случаю празднования 25-летия нейтралитета Туркмении. Шамырадову влепили строгий выговор с последним предупреждением.

Жаль министра. Ведь он из кожи лезет вон, чтобы патриотические спектакли и пьесы, принадлежащие, в том числе, перу самого Бердымухамедова, не сходили с театральных подмостков. Один конкурс молодых дарований сменяется другим, и все в духе провозглашенного лозунга «Туркмения — родина мира и доверия» и постулата Бердымухамедова о начале эпохи могущества и счастья в этой центральноазиатской республике.

Второй скандал — с США. Как передает Turkmen.news, в Ашхабаде сносят уже построенное здание американского посольства, поскольку его границы вышли за так называемую «красную линию». Отчет вокруг ситуации со зданием был опубликован на сайте Офиса генерального инспектора (OIG) при Комиссии по ценным бумагам и биржам США еще год назад, но «тему затмила эпидемия COVID-19». Не вдаваясь в анналы этой истории, отметим, что в 2014 году Госдеп заключил с компанией Caddell Construction — основным подрядчиком проведения строительных работ на объектах за рубежом — контракт на $196 миллионов. Компания должна была к июлю 2018 года построить в Ашхабаде здание американского посольства, чтобы сотрудники, работающие по разрозненным адресам, сконцентрировались в одном месте.

Согласно правилам, установленным властями Туркмении, здания в Ашхабаде должны быть облицованы белым мрамором и выровнены по единой «красной линии». Но условия были нарушены. Начались уговоры: «Американская сторона неоднократно предлагала туркменским властям различные варианты исправления ситуации, которые позволили бы не сносить здание. … Но все варианты были отклонены».

В итоге посольство США по-прежнему не имеет единого адреса. Во временном офисе диппредставительства все сотрудники не умещаются, люди работают в разрозненных арендованных помещениях без необходимой инфраструктуры и сейсмологической защиты; достойную охрану организовать невозможно. Но Бердымухамедов остался неумолимым. Чем закончится тяжба, в которой Туркмения, похоже, не виновата, предугадать сложно.

Что касается «могущества родины процветания», в том числе финансового. Хотя значительная часть населения в стране попросту голодает, это не мешает лидеру нации развлекаться любимыми «игрушками», на которые деньги находят: очередной грандиозный 60-метровый монумент — на сей раз поэту Махтумкули Фраги — готовится к открытию. Бердымухамедова, вероятно, не смущает, что на воплощение в жизнь его новой забавы потребуется около тысячи тонн бронзы. Он распорядился, чтобы торжества были организованы «на высшем уровне».

По высшему классу должен пройти и конкурс красоты столь почитаемых Аркадагом овчарок породы алабай. Памятник псу уже установлен, сам Бердымухамедов посвятил ему книгу. Алабай, как и ахалтекинский скакун, объявлен президентом «национальным достоянием» республики. По информации госагентства «Туркменистан сегодня», Бердымухамедов утвердил эскизы медали, которая вместе с титулом «Отважный алабай года» будет присуждена победителю конкурса красоты. Во сколько влетит бюджету столь помпезное шоу, не уточняется. Сообщается также, что вице-премьер Эсенмырат Оразгелдиев, который представил медали на суд президента, показал последнему и варианты дизайна площадки, на которой будет проходить конкурс. Все замечания Аркадага были выслушаны и приняты.

А что же люди? О дефиците в их рационе питания было сказано уже неоднократно. Но вот как насчет элементарных удобств? Оказалось, тоже скверно. «Хроника Туркменистана» информирует, что в один из районов частной застройки Ашхабада приехали работники домоуправления и стали снимать решетки с окон частных домов, расположенных вдоль автотрассы. Людям не объяснили, какова цель этого мероприятия. Впрочем, они не особенно удивились. Ведь до того от владельцев коттеджей, построенных всего-то два года назад, потребовали убрать спутниковые антенны, кондиционеры, козырьки с окон и трубы котельных во дворах. В тот раз сослались на требование президента, чтобы все коттеджи выглядели одинаково. То, что решетки на окнах устанавливают из-за участившихся случаев воровства, которые люди связывают с тотальной безработицей, никого не впечатляет. Полиция даже не реагирует на записи с камер видеонаблюдения и никаких расследований не проводит. Понятно, народ возмущаются.

Говоря о фактическом запрете на котельные, то есть на элементарное право человека жить в тепле. В Таджикистане, передает «Азия-Плюс», мэр второго по величине города страны — Худжанда — распорядился использовать уголь и дрова для отопления и приготовления еды в частных домах, чтобы экономить электричество. Он также приказал отключить уличные фонари с 00:00 до 06:00 утра. «До 7:15 мы даем освещение, чтобы дворники убирали в городе, потом снова отключаем. Полное освещение улиц на ночь — это пустая трата электроэнергии», — пояснил изданию начальник отдела освещения Худжандского управления жилищно-коммунального хозяйства Абдуазиз Норхуджаев.

Впрочем, от жителей Киргизии тоже потребовали экономить электроэнергию. С таким призывом, сообщает 24.kg, выступил зампредседателя правления «Нацэнергохолдинга» Асхат Бердиев. По его словам, потребление электроэнергии увеличилось из-за резкого похолодания. Но это «ерунда», дела житейские. А что творится в «высших сферах» этой самой «свободолюбивой» республики ЦА?

С одной стороны — удивительная скромность: президент КР Садыр Жапаров, по словам его пресс-секретаря Галины Байтерек, попросил не вешать его портретов в кабинетах чиновников и в административных зданиях. Потому как считает, что «на данный момент он пока ничего не сделал для качественного улучшения жизнедеятельности наших граждан». Жапаров рекомендует чиновникам вешать портреты первого председателя Совета народных комиссаров Киргизской АССР Юсупа Абдрахманова или первого секретаря ЦК Компартии республики Исхака Раззакова, «внесших неоценимый вклад в укрепление государственности и социально-экономическое развитие Киргизии». Какой контраст с Туркменией! Мало того, что там обновленные портреты Бердымухамедова, то есть с шевелюрой, подернутой сединой, должны присутствовать везде, да еще и на фоне туркменского ковра, так еще деньги на них собирают с людей — «простых» и не очень.

А еще в Киргизии «частными лицами» начался сбор подписей за лишение статуса экс-президента Розы Отунбаевой и Сооронбая Жээнбекова. Пусть они были избраны всенародно, но в период их правления, считают инициаторы этого действа, страна понесла огромные потери. Для того, чтобы столь странный вопрос был рассмотрен парламентом, необходимо собрать 300 тыс. подписей.

Но вернемся к Таджикистану. Народ здесь, среди прочего, озабочен вопросом, как именно наказывать педофилов — они в последнее время, сильно «размножились» в республике. Рассматриваются следующие варианты: кастрация, в том числе химическая, смертная казнь, пожизненное заключение. У каждого из них есть свои сторонники и противники, но общее мнение таково: закон в отношении педофилов, хоть их и можно подвести под категорию «больных людей», должен быть значительно ужесточен. В общем, общественность сейчас вплотную занимается этой проблемой.

Говоря о «болезнях». Президент Таджикистана Эмомали Рахмон остается верным себе. Он утверждает, что в республике с января не зарегистрировано ни одного случая заболеваемости коронавирусом. «Я уверенно заявляю, что COVID-19 в Таджикистане нет», — провозгласил он. Но это «старая песня» — президент держался за такое утверждение довольно долго, и признался лишь за день до визита экспертов ВОЗ в страну. Сейчас история может повториться: в Таджикистан, информирует пресс-служба правительства РФ, намерены отправиться специалисты Роспотребнадзора для оценки эпидемиологической обстановки в стране.

Ну а пока Рахмон занят тем, что «снимает сливки» с самого себя: в Таджикском национальном университете открылся музей Лидера нации, то есть Эмомали Шариповича. По данным его пресс-службы, инициатором открытия музея стал ученый совет университета. Сообщается, что «таким образом решено было увековечить заслуги президента перед народом и государством». Рахмон лично присутствовал на церемонии открытия музея самому себе — в конце концов, он учился на экономическом факультете ТНУ.

В музее собраны его студенческие документы, фотографии, материалы о вкладе Рахмона в развитие университета. В этом «храме» Лидера нации в качестве экспонатов выставлены также стол, за которым сидел будущий президент, его студенческий билет, зачетная книжка, диплом и прочее. Не обошлось и без трудов, посвященных Рахмону.

В общем, до Жапарова, «стесняющегося» своих портретов, а, тем более, до Бердымухамедова, поощряющего свои изображения повсеместно, да еще и на фоне дорогих ковров, Рахмон не дорос. Так, что-то среднее между двумя этими центральноазиатскими лидерами.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться