Величайший любитель. Коммунистический близнец Мухаммеда Али, отказавшийся от миллионов

Автор -
3637

Если бы не холодная войны, то он, возможно, мог бы стать одним из самых богатых и известных бойцов в мире.

Речь о великом боксере Теофило Стивенсоне, который был кумиром советских ребят и героем Кубы.

Он мог бы заработать миллионы, встретившись с самым известным профессионалом той эпохи Мухаммедом Али. Величайший любитель против величайшего профи. Этот бой однозначно мог получить статус «Боя века», и назывался бы так по праву, а не как театральное представления вроде встречи Мейвезера с МакГрегором.

Но поединок так и не состоялся, несмотря на все прогнозы экспертов и журналистов, которые называли кубинца Теофило Стивенсона «коммунистическим» близнецом Али.

Дело в том, что Стивенсон неплохо чувствовал себя в любителях в своей родной стране, где он был кумиром, звездой и любимчиком многочисленной публики.

«Я предпочитаю любовь восьми миллионов кубинцев», — сказал он однажды.

Однако встреча с Али все-таки состоялась. Правда, они так и не смогли договориться о количестве раундов. Теофило предпочитал три раунда по три минуты, тогда как Али хотел стандартные пятнадцать раундов. Поэтому мы никогда не узнаем, сколько бы мог заработать кубинец и смог бы он победить «Величайшего».

Завоевав золото Олимпийских игр 1972, 1976 и 1980 годов, а так же выиграв Чемпионаты мира 1974, 1978 и 1989 года, он умер в возрасте 60 лет в 2012 году. На его похороны пришли сотни кубинцев, чтобы проводить в последний путь своего героя.

Нетипичный тяжеловес

— Я подумал, что из него может получиться тяжеловес, если он станет серьезно заниматься боксом, — вспоминал Джон Эррера, первый тренер будущего чемпиона.

Занятия проходили на пустыре. Ринга не было. Всего лишь мешок и две пары боксерских перчаток. Все же ребята страстно хотели научиться боксировать. Желания было более чем достаточно. Брат Теофило тоже начал заниматься боксом. Однако скоро этот вид спорта ему разонравился и он перестал ходить на тренировки. Теофило оказался настойчивым и не пропускал ни одного занятия.

Скоро он стал выделяться среди своих товарищей. Безусловно, у него еще было много недостатков, как обычно бывает у начинающих спортсменов. Но уже пришли первые успехи. В 15 лет Теофило выиграл юниорский чемпионат Кубы (в весе до 71 кг). Потом несколько лет он был кандидатом в сборную команду страны. Первым в него поверил советский тренер Андрей Червоненко, работавший на Кубе и готовивший кубинских боксеров к Олимпиаде в Мюнхене.

Началась кропотливая работа, оттачивалось мастерство, разрабатывались различные тактические варианты ведения боя. Теофило тренировался очень старательно, отрабатывал прямой нокаутирующий удар справа и слева, осваивал действия в защите. На ринге он побеждал всех противников, причем во многих боях досрочно и, как правило, по существу, не получив почти ни одного удара: его длинные руки не позволяли сопернику приблизиться на нужную дистанцию.

Как Стивенсон оттеснил американцев

Кассиус Клей ( ставший позже Мухаммедом Али) выиграл золото в 1960 году, Джо Фрейзер – в 1964 году, а Джордж Форман – в 1968 году.

Победа в супертяжелых весовых категориях на Олимпиадах гарантированно открывала двери к славе и огромным деньгам профессионального бокса. В 1972 году не было ни одного американца, который бы не верил в очередное чемпионство в лице Дуэйна Бобика.

Бобик действительно выглядел мощно после побед на рингах внутри США, в числе которых было знаменитое унижение будущего чемпиона мира Ларри Холмса.

В том сражении Бобик так распечатал Холмса, что последний на четвереньках покинул ринг подальше от очередных ударов своего грозного соперника. К Олимпиаде в Мюнхене Бобик подошел с ошеломительной статистикой побед: 59 подряд побед, из которых 58 были добыты нокаутом соперников.

На плечах и поясе висели пояса чемпионов таких турниров как «Pan-America», «National Golden Gloves», «National Amateur Athletic Union», «All-Navy», «All-Service» и «International Military Championships». «По-моему мои самые сильные стороны – это мои скоростные руки и ноги, хвалился Бобик перед началом Олимпиады. «Считаю себя хорошим боксером с хорошо поставленными ударами обеих рук».

За последние 12 лет не было ни одного случая, чтобы в супертяжелом весе проиграл американец. Последним побежденным американцем был Перси Принц-младший. И никто не думал, что когда-либо эта серия может закончиться, тем более на Бобике. Он был красавцем, уверенным и красноречивым оратором. Оставалось совсем немного до мирового признания. Его в недалеком будущем ждала слава, лавры и бессмертие. За несколько недель до Олимпиады Бобик даже успел написать свою автобиографию, в которой не хватало всего одного раздела. Раздела, посвященного знаменитой победе на Мюнхенской олимпиаде.

Матч первого раунда Бобик прошел без заминок и проблем, а во втором раунде ему пришлось попотеть. Боксер из СССР Юрий Нестеров проиграл американцу только по очкам. В третьем матче американцу предстояло встретиться с 20-летним кубинцем Теофило Стивенсоном. Это была не первая их встреча. За год до этого американец и кубинец сошлись на Пан-Американских играх, когда Бобик победил своего оппонента. После того матча Бобик отметил, что Стивенсон «очень, очень сильный соперник с очень хорошим левым джебом». Бобик даже не предполагал, что Стивенсон когда-либо сможет выиграть у него. Перед матчем с кубинцем на Олимпиаде американец уверенно сказал, что «вряд ли за год он стал сильнее».

После трех жестоких раундов и пару нокдаунов, мать Бобика, наблюдавшая за боем с первого ряда, рыдала от досады и от того, что победная серия ее сына остановилась к тому моменту на отметке 65. «У меня был тяжелый день», — оправдывался после боя Бобик. «Стивенсон был в лучшем расположении духа. Он оказался лучшим бойцом. В последний раз когда я встречался с ним, все что было у него – это джеб».

Бобик после этого боя перевелся в профессиональный бокс, где участвовал более или менее удачно до того момента, когда в 1977 году проиграл бой Кену Нортону на нью-йоркском «Мэдисон Сквер Гарден» на 58-й секунде матча. В последний раз о Бобике говорили в 1997 году, когда он стал инвалидом после получения серьезной травмы руки на бумажной фабрике. Снять все сливки роскошной жизни и купаться в лучах славы и денег не удалось не только самому Бобику, но и его Олимпийскому покорителю.

Когда в начале 2000-х годов лауреат Пулитцеровской премии журналист журнала «Обзервер» Юджин Робинсон навестил Стивенсона на Кубе, тот жил в средней квартире без воды. Не выглядел Стивенсон счастливым от такой жизни.

Коммунистический близнец Мухаммеда Али: гений бокса, отказавшийся от миллионов

На той Мюнхенской Олимпиаде Стивенсон выиграл «золото», избив до полусмерти своим уже знаменитым правым прямым Питера Хассига из ФРГ в полуфинале. В финале румынский оппонент кубинца Ион Алекс просто отказался выходить на ринг, сославшись на сломанный большой палец руки. По возвращении домой, Стивенсона, одного из трех олимпийских победителей Кубы (причем, все в боксе), вся страна встречала с овацией. Даже лидер кубинской революции Фидель Кастро обнял молодого боксера.

Вот тогда-то и начали поступать Стивенсону предложения со многими нулями призовых и зарплаты. На начало очередной Олимпиады в Монреале в 1976 году, Стивенсон успел уже отказаться, как минимум, от трех контрактов, которые стоили не меньше миллиона долларов. В 1974 году Теофило четко, причем очень красиво, обозначил свою позицию: «Нет! Я никогда не покину свою страну, ни за миллион долларов, ни за большую сумму! Разве можно сравнить миллион долларов с любовью восьми миллионов кубинцев!»

Будучи любителем, Теофило становился все сильнее и сильнее. Американцы отнеслись к его победе как к случайности и по-прежнему продолжали недооценивать его. Накануне Олимпиады 1976 тренер сборной Пэт Наппи уверенно говорил: «Не думаю, что он победит на этот раз. У него упала скорость и удары стали слабее. Постарел он. Это все от того, что у него было мало боев». Возможно американскому тренеру пришлось говорить такое из-за того, что в первом туре Стивенсон встречался с американцем Джоном Тейтом.

Ничто вновь не могло остановить Стивенсона от очередного «золота». Первые три матча кубинец выиграл за семь с половиной минут (в общей сложности). В финале соперником был румынский боксер Мирчеа Симон, который в отличие от своего соотечественника Алекса, не испугался выйти на ринг. Лучше бы не выходил. Первые два раунда румын бегал от кубинца и тянул время. А в третьем раунде от нокаута спасло выброшенное на ринг его тренером полотенце.

Все интересовались будущими намерениями кубинца, на что Стивенсон уверенно и упрямо отвечал: «Останусь в Кубе! Не нужен мне профессиональный ринг. Когда в Кубе были профессиональные боксеры, то с ними обращались как с товаром». По возвращении на Кубу, правительство распорядилось выдать ключ от новенькой государственной квартиры недалеко от сахарной фабрики на Пуэрто Падре и назначило стипендию в размере 35 долларов в месяц.

Смог ли бы он побить Али? Вполне возможно – разница в 10 лет обязательно сыграла бы на руку кубинцу. При росте 195 см Теофило не только бы нанес пару смачных ударов, но и своим знаменитым правым мог бы «подправить» челюсть Али. Двумя годами позже Али проиграл Леону Спинксу, который рассматривался многими слабее Стивенсона.

«Стивенсон – самый лучший! Он лучше Формана или Фрейзера и практически на одном уровне с Али», — говорил бывший боксер и старший арбитр на монреальской Олимпиаде Боб Суркейн.

Коммунистический близнец Мухаммеда Али: гений бокса, отказавшийся от миллионов

«Стивенсон — достиг бы феноменальных успехов!», — вторил ему Дон Кинг. «Он был бы на уровне с Мохаммедом Али или Джо Фрейзером. Но мы никогда не узнаем об этом».

«Конечно, мне было бы интересно посмотреть, как я отыграл бы против Али», — сказал Стивенсон.

Реакция самого Али на Стивенсона, сразу после монреальской Олимпиады, прозвучала как-то пренебрежительно: «Так себе любитель. В третьем раунде встречи он уже немного уставал. А как бы он выглядел, выйди он на 15 тяжелых раундов против таких боксеров как я или Джордж Форман или Джо Фрейзер или Кен Нортон, когда на него все время оказывают давление?»

Али: «Если он не примет предложение размером в 2 миллиона долларов, то он — круглый дурак». Стивенсон не принял такое предложение. Никто в мире не мог понять принципы кубинца, который так легко отказывался от фантастических предложений. «Если люди не понимают, как кто-либо отказывается от миллионов долларов только ради своих принципов, то объясните мне, кто кому помыл мозги?», по-своему философски отвечал на такие наезды Стивенсон.

В 1977 году Стивенсон завернул очередной контракт на один миллион долларов на бой против Леона Спинкса в Нью-Йорке. Это несмотря на то, что все эти деньги прямиком шли на счет правительства Кубы на развитие любительского бокса. За это время Стивенсон получил серьезные ожоги вследствие взрыва его газовой плиты, и все равно не смог бы участвовать в том бою. В 1979 году другой промоутер Бен Томпсон думал, что добился согласия Стивенсона на бой против Али. Однако это не случилось.

А на московской Олимпиаде 1980 Стивенсон начал свой турнир вполне как обычно: в первом туре своим правым прямым отправил в нокаут нигерийца Соломона Атагу. Теофило сам помог ничего не понимающему и все еще находившемуся в трансе нигерийцу встать и дойти до своего угла. С того момента никто не позволил Стивенсону подойти слишком близко к себе. Поляк Гжегож Скжеч два с половиной раунда четвертьфинала танцевал вокруг Стивенсона, перед тем как получить «кубинский привет». В полуфинале венгр Иштван Леваи и в финале Петр Заев (СССР) тоже держались подальше от кубинца, но все-таки проиграли свои бои с явным преимуществом.

«Как боксер, я лучше Стивенсона», — говорил после боя обладатель серебряной медали Заев. «Однако чтобы победить прославленного чемпиона, любимца арбитров и судей, надо выложиться на 200 процентов». Комментатор канала ВВС Генри Купер деклассировал большинство оппонентов кубинца, заявив откровенно: «Никогда в жизни я еще не видел такую слабую группу тяжеловесов!»

Через два года, на десятую годовщину своего первого олимпийского триумфа, Стивенсон вернулся в Мюнхен для участия на чемпионате мира по любительскому боксу и проиграл итальянцу Францеско Дамиани. Это было его первое поражение на уровне чемпионатов Мира и Олимпиады. По возвращении домой никто на Кубе так и не понял, как такое вообще могло произойти. «Тот поединок смотрела вся Куба. По праву все спрашивали меня «Что случилось?». Такие типы героев, несомненно, принадлежат народу. Они все переживают за тебя».

Стивенсон удвоил нагрузки на тренировках – так он готовился к завоеванию беспрецедентного четвертого олимпийского золота на играх в Лос-Анджелесе в 1984 году. В связи с присоединением Кубы к бойкоту Олимпиады-84, в боксе первенствовал американец Тайрель Биггз, который проиграл оба предыдущих поединка против Стивенсона (причем в последний раз всего за несколько месяцев до Игр). В 1987 году в возрасте 37 лет Стивенсон объявил о завершении карьеры. Затем он проработал вице-президентом Кубинской федерации бокса, дипломатом бокса и своей страны, но самое важное – он оставался самим собой – Теофило Стивенсоном – самым скромным национальным героем. В июне 2012 года в возрасте 60 лет Стивенсон скончался от сердечного приступа.  Задолго до своей смерти чувства, вызванные от отказа переходить в профессионалы, сменились с изумления на восхищение.

Даже Кастро как-то отметил, что «этот молодой человек, скромный сын из скромной семьи, никогда не продаст свой народ за все в мире». Мухаммед Али, который позднее назовет Стивенсона своим другом и навестил его дважды в Кубе, описал Теофило как «одного из самых великих чемпионов по боксу».

Перед похоронами, присутствующие стояли в очереди чтобы пройти мимо его гроба, на котором стоял кубинский флаг и две боксерские перчатки. Среди сочувствующих в тот день был и бывший боксер-тяжеловес кубинец Феликс Савон, который повторил достижение Стивенсона, завоевав три золота. «Ему предлагали, предлагали, предлагали, однако он не покинул свою страну. Теофило принадлежал Кубе и ее народу. Нет никого, кто бы не слышал про Теофило», сказал напоследок Савон.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться