История про странного ассасина, который хотел убить Сталина. Готовил ли «клан убийц» заговор против «вождя народов»?

Автор -
246

    В начале 1950-х годов подчиненные Лаврентия Берии вышли на след заговора с целью убийства 50 высших чиновников Советского Союза. «Войну» Сталину и его соратникам объявил известный со Средних веков восточный клан ассасинов – фанатичных наёмных убийц. Об этом рассказывает «Русская семерка».

    Кто такие ассасины

    Своими корнями секта ассасинов уходит в XI век, когда в Египте выделилось религиозное течение низаритов. Они откололись от исмаилизма, который, в свою очередь, являлся одним из ответвлений шиизма. Столкнувшись с преследованием со стороны сельджукских султанов, в качестве средства борьбы низариты выбрали тактику точечных убийств высокопоставленных лиц.

    Именно эта сторона их деятельности получила наибольшую известность, а сами сектанты-убийцы стали именоваться ассасинами (от слова «хашишийа» — «чернь», «низы общества»; по другой версии, от привычки курить гашиш). В разное время объектами террора специально подготовленных диверсантов-ассасинов становились лидеры европейских крестоносцев, а также мусульманские эмиры, визири и султаны.

    Интересно, что ассасинов называют в числе первых предшественников коммунизма. На раннем этапе своей истории низариты установили жёсткую диктатуру в нескольких городах Ирана, запретив роскошь и фактически уничтожив тем самым различия между богатыми и бедными. «Коммуна» ассасинов была разрушена во время нашествия монголов в XIII веке.

    Таинственный египтянин

    В статье публициста Евгения Жирнова, работавшего с архивными документами, утверждается, что в 1952 году в одном из лагерей ГУЛАГа надзиратели выявили подозрительного заключённого. Мужчина экзотической внешности рассказывал обитателям своего барака, что он якобы приехал с Ближнего Востока как посланник ассасинов. Древняя секта, по его словам, заочно приговорила к смерти 50 высокопоставленных лиц СССР. У следователей НКВД, давно специализировавшихся на разоблачении всевозможных иностранных агентов, подобное признание, вероятно, не вызвало особого удивления. После войны Советский Союз поддержал создание государства Израиль, нажив тем самым множество врагов в мусульманском мире.

    Кроме того, ассасины имели повод мстить за религиозное притеснение своих единоверцев – шиитов-исмаилитов, составлявших основное население Горно-Бадахшанской автономной области в составе Таджикской ССР. Впрочем, когда чекисты всерьёз занялись личностью предполагаемого наёмного убийцы, их энтузиазм несколько поугас. Григор Акопович Мамур-Фатими приехал в Советский Союз из Египта в 1947 году в возрасте 53 лет. По национальности он был армянином, поэтому воспользовался правом на репатриацию. Вместо того, чтобы изыскивать лазейки и подбираться к высшим чиновникам, иммигрант развил активность в другом направлении. Столкнувшись с социалистической действительностью, он стал публично критиковать советскую власть, а в 1948 году во время визита в египетское посольство передал дипломатам «клеветническую информацию о положении в Советской Армении».

    Антисоветская агитация и привела бывшего египтянина в 1949 году на скамью подсудимых. Вполне возможно, что Мамур-Фатими не был никаким ассасином, а вся история была им выдумана. На родине, как узнали сотрудники НКВД, кроме работы бухгалтером, армянин зарабатывал на жизнь писанием порнографических романов. Так что с фантазией у него, очевидно, было все в порядке. Некоторые речи странного заключённого заставляли усомниться в его адекватности.

    В частности, Григор Акопович доходил до того, что называл себя «халифом всех мусульман» из династии Фатимидов. В итоге эксперты-психиатры признали несостоявшегося убийцу симулянтом, и он был возвращен в лагерь.

    Однако кинжалы ассасинов продолжали мерещиться обитателям Кремля. В 1954 году узнавшие о случае с Мамуром-Фатими Хрущев и Маленков настолько перепугались, что заставили председателя КГБ Ивана Серова собрать всю доступную информацию об ассасинах. Тому удалось выяснить, что «организация «Асасин» была разгромлена еще в XIX веке, и с тех пор ее существование находится под вопросом. Больше, по-видимому, о заговоре ближневосточных убийц в Москве не вспоминали.

    Колумнист «Реального времени» Карим Гайнуллин рассказал об увлекательной истории ордена ассасинов. Если вы думали, что они бесследно сгинули в пучине веков — вы сильно заблуждаетесь. Преемники могущественной знати этого древнего ордена и по сей день ходят по планете — и некоторые из них вершат судьбы.

    Игра vs реальная история

    Игра Assassin’s Creed посвящена истории таинственного ордена, базировавшегося на Ближнем Востоке и боровшегося с тамплиерами. Прообраз этого ордена существовал в действительности. Разница лишь в том, что в игровой серии орден представляется как организация на страже прав человека и справедливости, использующая насилие как средство социальных изменений. В этом смысле игровые ассасины представляются агентами Просвещения и нового свободного порядка.

    В реальности же секта ассасинов была глубоко религиозной группой внутри исмаилитской ветви шиизма. Шиизм — второе по величине исламское течение. Внешне кажется, что ислам довольно однороден, но в действительности существует бесчисленное количество разделений по самым разным вопросам.

    Шииты отличаются от апологетов исламского ортодоксального течения — суннитов — тем, что ввели в «основы ислама» (шахада, пост, намаз, хадж, закят) еще один столп — веру в имамат. Имамат, согласно этой концепции, состоит из потомков Али ибн Абу Талиба, зятя благословенного пророка Мухаммада.

    В отличие от «классических» пяти столпов, в Коране нет упоминания о принципе имамата. Часть шиитов верят, что из актуальной версии Писания были убраны предания, посвященные имамату, а настоящий Коран скрыт у последнего имама. Другая часть утверждает, что имамат скрыт в сложных аллегориях и «сакральном» смысле аятов Корана (это называется «батынизм», от слова «батын» — скрытый).

    Сложности добавляет еще и то, что среди шиитов нет единого представления о сущности имамата. Самая умеренная группа среди шиитов — зейдиты, которые решили, что имамом может быть любой потомок Али ибн Абу Талиба. Ныне зейдиты проживают в основном на территории Йемена.

    Откуда взялись исмаилиты

    Шиитский же мейнстрим, называемый «имамитами», сакрализировал институт имамата. Так, они сочли, что имамы безгрешны, они даже совершеннее пророков, исключая Мухаммада. Однако и эту группу ждало разделение.

    В VIII веке, после шестого имама Джафара ас-Садика (по некоторым преданиям, учителя Абу Ханифы), в имамитской среде произошел раскол. Часть шиитов решила представить имамом Мусу аль-Казима, младшего сына имама Джафара, в обход его старшего сына Исмаила. Источники дают разные причины этого решения. Одни полагают, что Исмаил умер раньше отца. Другие говорят, что причиной послужила его агрессивная позиция по отношению к суннитским халифам. Злые языки даже обвиняли Исмаила в том, что он вел нечестивый образ жизни.

    Этот раскол поделил шиитов-имамитов на две части. Двунадесятники признали Мусу аль-Казима, и это самое распространенное течение на сегодняшний день, главенствующее в Иране, Ираке и ряде других стран. Вторая, малочисленная сегодня ветвь — исмаилиты. Они-то нас и интересуют.

    Но малочисленными исмаилиты были не всегда. Больше тысячи лет назад, в середине IX века, это было более популярное направление шиизма. Они образовали огромную сеть проповедников (даи), призывавших к восстанию против власти Аббасидского халифата. Вскоре от исмаилитов откололось и радикальное крыло карматов, построивших идеалистическую общину на территории современного Бахрейна — и умудрившихся даже украсть Черный камень из Каабы на 20 лет!

    Но наибольшего могущества исмаилизм достиг при династии Фатимидов (X—XII века). Первым его представителем можно назвать Ахмада аль-Вафи, провозгласившего себя потомком Исмаила и восьмым имамом, за что получил нисбу (прибавку к имени) аль-Фатими (Фатими — потомок Фатимы, дочери пророка Мухаммада, да благословит его Аллах). Ахмад аль-Вафи, его сын и внук скитались по землям исламского мира. Его потомок, одиннадцатый имам Убайдаллах, поднял антисуннитское восстание в Тунисе. Очень быстро оно привело к утверждению огромного исмаилитского халифата Фатимидов, включавшего в себя всю территорию Северной Африки (в том числе Египта), Сирии, Палестины и даже Хиджаза (Мекки и Медины).

    Уже при Фатимидах совершился очередной раскол. После смерти исмаилитского халифа аль-Мустансира началась политическая борьба между его старшим сыном Абу Мансуром Низаром и младшим Абдуль-Касимом Ахмадом аль-Мустали за право быть имамом и халифом огромного фатимидского государства. Соответственно, исмаилиты раскололись на сторонников ан-Низара (низаритов) и аль-Мустали (мусталитов). Именно шииты-низариты впоследствии станут известны как ассасины. И тут мы подходим к сути нашего повествования.

    Старец горы: рождение легенды

    Ключевой фигурой низаритского движения стал Хасан ас-Саббах (ок. 1050 — 12 июня 1124 г.). Его биография полна легенд. Предположительно, он родился в городе Кум в семье шиитов-двунадесятников. В городе Рей получил образование в этой традиции. Там же ас-Саббах встретил исмаилитского даи (призывающего) Амирэ Зарраба, речи которого увлекли его. Будучи в смятении, он обратился к другому даи, Абу Наджаму ас-Сарраджу, который окончательно ввел его в исмаилитское течение. Тогда Хасан и дал присягу фатимидскому халифу аль-Мустансиру. Ему было 17 лет.

    После своего обращения Хасан скитался с проповедями по землям турков-сельджуков. Его учителем был Абдуль-Малик ибн Атташ, главный миссионер в сельджукском государстве. Неприятие к нему со стороны сельджуков росло — это заставило его покинуть их земли и отправиться в Каир.

    В Египте, продолжив изучение наук, он снова вступил с конфликт с местными властями. Командир армии Бадр аль-Джамали взял его в плен, но потом Хасан ас-Саббах покинул Египет и вернулся на родину, в Персию. Новость о возвращении исмаилитского проповедника дошла до легендарного суннитского наместника Низама аль-Мулька, который отправил солдат схватить его. Однако Хасану ас-Саббаху удалось скрыться в горах Эльбурса.

    Возвышение ассасинов

    В 1088 году Хасан ас-Саббах обрел в свои владения величественную крепость — легендарный Аламут. Неприступная цитадель была построена еще в IX веке на высоте 2163 метров. К сожалению, в наше время от нее остались лишь руины.

    Источники сообщают, что Хасан ас-Саббах захватил форт без кровопролития. Сделал он это через проповедников, обративших в исмаилизм часть форта, что позволило ас-Саббаху проникнуть в него тайно. Хасан выпроводил бывшего владельца из замка, утвердив его как твердыню низаритского движения.

    Именно с горной крепостью Аламутом связано прозвище Хасана ас-Саббаха — Старец горы. Впервые его так назвал Марко Поло на рубеже XIII—XIV веков, наслушавшись легенд о низаритах. Правда, венецианский купец и путешественник вовсе не восхищался былой мощью низаритских властителей, а называл старца и его преемников мошенниками, которые обращали молодежь в свою секту ради власти.

    Так был гашиш или нет?

    Название «ассасины», по некоторым источникам, происходит от арабского слова «хашишиюн», то есть «увлекающиеся гашишем». Конечно, трудно сказать, был ли гашиш действительно распространен в строго религиозной картине исмаилитов-низаритов. Скорее это связано с образами, которые представляли полемисты других течений, желающие очернить их.

    Так, в одном из этих образов утверждалось, что молодых низаритов накачивали гашишем и опиумом, после чего предлагали молодому фанатику «рай» со всеми положенными атрибутами — юными девами, вином и обильной пищей. Якобы после такой «промывки» человек был готов совершить любую жертву во славу истинного имама.

    По другой версии, «асасийюн» означает людей, верных «асам», то есть основам веры. Некоторые исмаилитские документы подтверждают, что на тот момент исмаилизм еще придерживался обрядовой стороны ислама. В доктринальном плане молодая исмаилитская религия довольно рано попала под влияние эзотерических учений неоплатоников и гностических сект, распространенных в регионе. С другой стороны, это не значит, что «ассасины» активно использовали психотропные вещества.

    Зато убийства — были!

    А вот то, что «ассасины» массово практиковали политические убийства — факт. Этим занимались фидаи, опытные и дисциплинированные убийцы общины низаритов. Именно фидаи проводили террористические акции на рынках, в мечетях и дворцах Сирии, Ирана и Ирака.

    Целями таких акций могли быть разные деятели. Например, в этом длинном списке есть суннитский халиф Абу Джафар Мансур ар-Рашид, сельджукский султан Дауд ибн Махмуд, суннитские и шиитские теологи, государственные деятели. Фидаи умертвили фатимидского имама-мустали Абу Али аль-Мансура (это послужило причиной очередного религиозного раскола, но уже в среде мусталитов). Другой жертвой такой атаки был уже упомянутый сельджукский визирь Низам аль-Мульк. Его убил низарит Бу Тахир Аррани под видом бродячего суфия.

    Кстати, Низам аль-Мульк прекрасно понимал, что сила исмаилизма выражена в великолепно построенной сети проповедников и силового ответа будет мало — ему нужна была еще и идеологическая основа. Он развил целую сеть суннитских медресе, получивших название «низамийа». Здание одного из таких медресе сохранилось в Дагестане — в селе Цахур. В таких медресе воспитывались хорошо обученные противники исмаилизма, прекрасно подкованные теоретически. Выходцем из сети низамийа был Абу Хамид аль-Газели, один из выдающихся мыслителей исламской цивилизации, одно из направлений деятельности которого было опровержение теоретических основ исмаилизма.

    Монголы, шесть веков подполья и наши дни

    Со временем низаритам удалось восстановить связи с суннитами. Этому поспособствовало появление внешнего врага — монголов. Они и разрушили Аламут в 1256 году. Население крепости было поголовно перебито, а древние трактаты, касающиеся самых разнообразных наук, были сожжены. Через два года такое же бедствие постигло Багдад, жемчужину исламского мира. В 1260 году разрушению подвергается крепость Масиаф (занимающая, кстати, важное место в первой части «Assassin’s Creed»). Монгольское нашествие и стало виновником упадка движения ассасинов.

    С этого времени низариты ушли в подполье, но отлично продержались там целых шесть столетий, до XIX века. Тогда иранский шах Фетх-али даровал их имаму Хасану Али Шаху почетный титул Ага Хан и «губернаторство» в провинции Керман. Его влияние выросло при сотрудничестве с британской колониальной администрацией в Индии. От британцев династия исмаилитских имамов даже получила королевский статус. Потомки первого Ага Хана все еще возглавляют низаритское сообщество, которое насчитывает порядка 15 миллионов человек в мире, включая большую общину в Таджикистане.


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться