Как художники из СНГ стали зарабатывать десятки тысяч долларов за счет бума NFT

В феврале глобальные продажи цифровых объектов с помощью NFT — невзаимозаменяемых токенов — составили $500 млн. Внимание инвесторов привлекли работы цифровых художников, которые выставляются на специализирующихся на искусстве -маркетплейсах. Forbes рассказывает, как русскоязычные художники компьютерной графики и видеохудожники нашли новый способ монетизировать свое искусство.

Раскопать талант

«Маркетплейсы дали мне свободу. Уровень стресса упал до минимума. Ты уже не думаешь о том, что нужно к полуночи завершить проект. Стало легче думать, появилась возможность развиваться как », — рассказывает 23-летний моушн-дизайнер (от англ. motion — «движение». Дизайнер, который занимается созданием динамической графики — 2D- и 3D-графики в движении. — Forbes) с Украины Эдуард Михайлов.

Месяц назад Михайлов опубликовал свои работы на Nifty Gateway — маркетплейсе цифровых объектов, который в 2018 году основали 26-летние братья-близнецы Кок Фостеры, Дункан и Гриффин. С 2019 года Nifty Gateway принадлежит компании Genesis Global Capital миллиардеров Кэмерона и Тайлера Уинклвоссов — они тоже близнецы. На маркетплейсе продают и покупают виртуальные объекты, не имеющие физических носителей, — гифки, мемы, видео и музыкальные треки. Каждый объект привязан к уникальному NFT-токену (Non-fungible token — невзаимозаменяемый токен. — Forbes). Это запись на блокчейн-платформе Ethereum, которая подтверждает подлинность цифрового объекта и факт владения им.

Михайлов заработал на Nifty Gateway $50 000, продав четыре дропа (сделать дроп значит выставить работу на продажу. — Forbes) с изображениями акул, созданных в коллаборации с диджеем и саунд-продюсером из Лос-Анджелеса LEAT’EQ (он придумал музыку для гифок). Работа INVENT из этой серии была продана всего за пять минут и принесла Михайлову $34 000. «Сейчас ее перепродают на вторичном рынке. Ее общий оборот превысил $50 000, и я как автор получаю по 10% от каждой перепродажи», — рассказывает художник.

По словам Михайлова, в отличие от других маркетплейсов на Nifty Gateway не нужно платить комиссию, которую на рынке NFT называют «газ» (от англ. gas fee — плата за транзакцию. — Forbes), — площадка берет ее на себя. На других популярных площадках плата за «газ» может достигать нескольких сотен долларов в пиковые часы. Размер комиссии зависит от загруженности сети Ethereum в момент исполнения транзакции.

С конца февраля Михайлов также выставляет свои работы на площадке Foundation — первую из них он продал за $5 316. Благодаря продажам своих работ на рынке NFT февраль для Михайлова выдался «более прибыльным, чем весь прошлый год». Раньше художник зарабатывал, выполняя проекты на фрилансе для музыкантов (Martin Garrix, Massive Attack) и брендов (Adidas, KFC). Один проект, который мог длиться от недели до месяца, приносил ему $1000–3000. «Конечно, были и более крупные проекты, но редко», — уточняет художник.

В России одним из первых на NFT-площадки вышел 3D-художник из Москвы R66 (его настоящее имя — Никита Реплянский). В портфолио R66 игры Kinect Adventures! и Borderlands 2, а также коллаборации с Adidas, Третьяковской галереей и рок-группой Bring Me the Horizon. Кроме того, художник создает физические объекты — например, весной 2017-го R66 и российский производитель протезов «Моторика» представили два протеза для взрослых на российской неделе моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia.

Об NFT Никита узнал в 2020 году от близкого друга, который увлекался торговлей криптовалютами. В мае Реплянский выставил первую работу на площадке SuperRare и продал ее за 3,5 ETH ($1231). Сейчас, помимо SuperRare, Никита выставляется на площадке Async.art: там он выгодно продал работу Crypto Gothic, которая отсылает зрителей к 2030 году, когда, по словам художника, окончательно сотрутся границы между физическим и цифровым мирами. Аукцион проходил с 16 по 20 февраля, работа ушла за 6,1 ETH ($12 900 по курсу на конец февраля).

Реплянский утверждает, что у него нет цели стабильно зарабатывать на криптоискусстве. В то же время он рассчитывает ежемесячно увеличивать доход, создавая «прорывные вещи». Хотя до бума NFT художник зарабатывал меньше, по его словам, он и тогда не испытывал финансовых трудностей.

Другая его цель — помочь развитию комьюнити. Выйдя на рынок NFT, художник сам стал покупать и коллекционировать дропы: по его словам, он потратил на это уже несколько тысяч долларов. Реплянский первым сделал ставку на лот российского художника Покраса Лампаса — автора направления «каллиграфутуризм». В марте года Лампас выпустил свой первый дроп на площадке Foundation. На выставленном фото масштабное полотно с каллиграфией художника проецируется на Чиркейскую ГЭС в Дагестане. 12 марта работу купили за $29 000.

Бэнкси для поколения Z

По словам Никиты Реплянского, когда он только вышел на рынок в 2020 году, тема NFT в России была «андеграундной». Это подтверждает московский художник Brickspacer (Степан Христофоров), который пришел на NFT-площадки в январе 2021 года. Свою первую работу художник продал в январе за 7,49 ETH ($10 000) — на ней изображено противостояние оппозиционера Алексея Навального с президентом России Владимиром Путиным. По словам Brickspacer, из них 15% ушло на комиссию площадки, еще $5200 он перечислил Фонду борьбы с коррупцией (признана иноагентом) и правозащитной организации ОВД-Инфо. Еще одна работа принесла ему 5,1 ETH (более $9000). Обе работы художник продал через площадку SuperRare.

Основатель онлайн-галереи цифрового искусства Snark Art Андрей Алехин рассказывает, что до этого года дропы художников на NFT-маркетплейсах были редким явлением. Хотя впервые о невзаимозаменяемых токенах заговорили еще в 2017 году, когда студия дизайна Larva Labs создала коллекцию из 10 000 цифровых аватаров под названием CryptoPunks. Но тогда свои работы таким образом продавали в основном американские художники, говорит Алехин.

Его галерея еще в 2018 году помогла токенизировать (превратить в коллекцию уникальных токенов. — Forbes) десятиминутное видео 89 Seconds британско-американской художницы Ив Суссман. Работы художницы представлены в Музее американского искусства Уитни и Пушкинском музее. Для NFT Суссман разбила оригинал видео на 2304 кусочка экрана размером 20×20 пикселей и продала разным людям. По задумке художницы, владелец одного кусочка может попросить другие кусочки взаймы у их обладателей — и таким образом посмотреть видео целиком. Один кусочек стоил $100–120, оригинальное видео целиком — $200 000.

Мейнстримом NFT сделал 32-летний житель Чарлстона, крупнейшего города штата Южная Каролина, Майк Винкельманн, больше известный как Beeple, говорит Алехин. После непродолжительной карьеры дизайнера корпоративных сайтов в 2007 году Beeple запустил проект «Каждый день» — начал ежедневно выкладывать свои графические работы в Instagram.

К 2019-му на его профиль подписались более 1 млн пользователей. В том же году модный дом Louis Vuitton выпустил коллекцию одежды с его принтами. А в сентябре 2020-го сооснователь Nifty Gateway Джон Крейн пригласил художника выставляться на этой площадке — к тому моменту она существовала около года.

На Nifty Gateway художник продал анимированную гифку с двумя обнаженными кандидатами в президенты США — Джо Байденом и Дональдом Трампом. Изображение должно было измениться в ноябре 2020 года, в зависимости от исхода выборов. Работу тогда купил коллекционер Пабло Родригес-Фрайле за $67 000. В марте 2021 года он продал гифку с поверженным Трампом анонимному покупателю за $6,6 млн.

Также в марте Beeple продал коллаж из 5000 рисунков, которые он выкладывал в свой инстаграм последние 13 лет. Работу за рекордные для рынка $69,3 млн купил анонимный основатель фонда Metapurse, который вкладывается в NFT. Торги проводил знаменитый аукционный дом Christie’s — он впервые принял оплату криптовалютой.

«Beeple одним из первых начал продавать свое искусство с помощью NFT, — объясняет Алехин значение фигуры художника. — У него мощное комьюнити, которое его безумно любит (сейчас на инстаграм художника подписаны 1,9 млн человек. — Forbes). У него интересный иллюстративный стиль. И его работы отражают текущую реальность. Его можно смело назвать «Бэнкси для поколения Z». И момент, когда он решил продавать свои работы с помощью NFT, стал поворотным в истории NFT».

Другой фактор, который привел к буму, — рост , полагает эксперт. Биткоин вырос в шесть раз за 2020 год, сообщество разбогатело и стало тратить лишние деньги на то искусство, которое ему ближе, — криптоарт, отмечает Алехин.

По его словам, еще одним катализатором роста рынка в начале 2021 года стало появление социальной сети и «вечной конференции» — Clubhouse. Во многих комнатах новой соцсети художники и другие участники арт-индустрии обсуждали феномен NFT. «Благодаря Clubhouse информация об NFT стала распространяться с невероятной скоростью», — заключает Алехин.

Кризис галерей

В первую очередь токенизация позволила выйти из тени CG-художникам (художникам компьютерной графики. — Forbes), которых арт-сообщество раньше не воспринимало как полноценных художников, говорит Алехин. Также за счет бума NFT выиграли представители видеоарта и других направлений цифрового искусства. «Многие эксперты традиционных digital-художников также считали художниками второго плана, потому что не было понятно, как покупать видеоарт или работу, созданную на IPad, — поясняет Алехин. — Сейчас они могут, наконец, монетизировать свое искусство, продавая его коллекционерам. До появления NFT их работы покупали только музеи».

Это подтверждает российская художница Татьяна Бродач, которая создает анимацию из пластилиновых скульптур. До появления NFT она продавала исключительно скульптуры и распечатанные фотографии. «Я всегда хотела работать с видео. Но когда только начинала, даже не представляла, что такое искусство можно продать, — признается Бродач. — NFT— панацея для художников, которые занимаются видео-».

Бродач создала свой дроп вместе с галереей Snark Art — она познакомилась с исполнительным директором галереи Надеждой Тайгой во время беседы в Clubhouse. Работу выставили на площадке Open Sea в марте 2021 года и продали за 2 ETH (около $3550), что, по словам художницы, сопоставимо с ценами на ее физические объекты. Но она рассчитывает, что стоимость следующих дропов будет выше.

Арт-куратор Кристина Штейнбрехер считает, что на рынок могут выйти и традиционные художники, а блокчейн-транзакции станут стандартом для всех сделок купли-продажи произведений искусства — как цифровых, так и физических.

По словам Алехина, основные проблемы в связи с появлением NFT-платформ сейчас возникают у галерей, которые представляют художников и забирают до 60% комиссии от суммы продаж. «Теперь художникам не нужны агенты, так как они могут продавать напрямую и при этом в открытую. Все сделки прозрачны», — отмечает эксперт. Штейнбрехер считает, что традиционные галереи могут перестроиться, просто добавив на свои сайты подобные маркетплейсы.

Тотализатор для художников

В пятницу, 12 марта, художник Олег Вдовенко, известный под ником Chuvabak, заявил в своем инстаграме, что уходит с площадок NFT. «Мне очень нравится криптоарт, но мне реально нравилось создавать эти штуки бесплатно», — написал он в сторис. «Это [торги] не очень приятная штука. Вызывает много стресса. Очень похоже на какой-то тотализатор. — рассказывает Вдовенко в интервью Forbes. — Плюс художник и его работы обесцениваются. Я нарисовал уродскую картинку мышкой ради прикола и выложил. И ее купили, хотя она не имеет никакой ценности. Как-то грустно, возможно, всему этому нужно дать время на развитие».

Вдовенко имеет в виду работу, которую он подписал как I got drunk («Я напился»). Произведение купили за 0,13 ETH ($232). Всего художник заработал на NFT «мало денег» — за девять работ, опубликованных на Foundation, он выручил 13 ETH ($23 000). Теперь Вдовенко планирует, как и ранее в своей карьере, заниматься оформлением видеоигр, а также продолжать выставлять свои работы, но уже бесплатно.

О трудностях другого рода Forbes рассказал художник и графический дизайнер frm46 (Евгений Зубков) из Санкт-Петербурга. Зубков узнал об NFT еще несколько месяцев назад, но вышел на площадку Foundation только в начале марта, после того как стали появляться новости об успешных продажах работ российских художников.

«Правда всегда где-то между двумя неправдами»: как картины Эдварда Мунка воплотили в себе дух времени

По словам Зубкова, из-за загруженности он никак не мог найти время, чтобы изучить эту тему. К тому же отпугивала необходимость погружаться в непривычную сферу. «Когда только начинаешь изучать эту тему, на тебя сразу сваливается гора новой информации. Особенно если до этого не имел дел с криптовалютой, — рассказывает он. — Поэтому многие художники, привыкшие к стабильной схеме работы, либо долго не решаются выйти из зоны комфорта и потратить время на изучение вопроса, либо вовсе отказываются вникать. Но, как и в любом деле, главное — начать».

Первый дроп Зубкова — изображение «криптогопника» с битой CryptoGop. Он продал его 6 марта, всего за сутки, по цене 0,9 ETH ($1620). В общей сложности за три дропа художник заработал 3 ETH (более $5300). «Это удивительно, хоть сумма и небольшая для крипторынка», — резюмирует Зубков.

Художник Никита Реплянский обращает внимание на тот факт, что художники зарабатывают в эфирах (он же Ethereum, сокращенно ETH), а не долларах, в то время как курс криптовалюты «пляшет как американские горки». Галерист Алехин из Snark Art отмечает, что многие инвесторы спекулируют на ценах, пытаясь «взвинтить их до невозможности». «Криптовалютчики делают это, чтобы попасть в новости и привлечь внимание к рынку. А это возможно только за счет очередного рекорда», — говорит эксперт.

По словам Алехина, часть художников тоже пытается нажиться на хайпе. «Но через несколько месяцев наступит «NFT-зима», и цены на многие работ упадут и уже не поднимутся никогда, — прогнозирует галерист. — Но у настоящих художников, художников с репутацией, которые делают глубокие, интересные работы, все будет в порядке».


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться