Дыра в китайской стратегии Байдена – это Центральная Азия — The Wall Street Journal

Автор -
500

Назревающее соперничество между США и Китаем является определяющим конфликтом XXI века. Недавно Белый дом опубликовал стратегический директивный документ по национальной безопасности, где излагаются взгляды президента Байдена на то, как Америка будет строить свои отношения с внешним миром. Прежде всего, эти вопросы рассматриваются в контексте противостояния США и Китая. Но в этом документе не упомянут регион, где присутствие США является самым слабым на планете. Речь идет о Центральной Азии, пишет The Wall Street Journal.

строит сухопутный мост в Европу и на Ближний Восток, который будет проходить через Центральную Азию. Новой администрации придется учитывать этот регион в своих стратегических расчетах, если она намерена возобновить связи с внешним миром после четырех лет политики Трампа под лозунгом «Америка прежде всего».

Невнимание команды Байдена к Центральной Азии — это наследие, доставшееся ей от прежних администраций, начиная с 1991 года, когда распался Советский Союз. После этого распада США начали налаживать связи с Центральной Азией, но только в тактических интересах и по принципу «ты мне — я тебе». Возьмем в качестве примера созданный в 2015 году форум « — США» (C5+1). Этот дипломатический диалог остается тем каналом, через который США распределяют и организуют встречи между пятью центральноазиатскими государствами: Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном. Но C5+1 не дал Вашингтону ни малейшей возможности для того, чтобы конкурировать в этом регионе с Пекином и Москвой.

Прошло 30 лет с тех пор, как Соединенные Штаты получили доступ к Центральной Азии, которая долгое время находилась в тени Кремля. Америке пора разработать более обширную стратегию для этого региона, приняв во внимание стремительные геополитические изменения в Евразии, где Пекин стремится заполнить вакуум, возникший по причине ослабления российского влияния.

Три из пяти стран этого региона добиваются немалых успехов в переходе от своей постсоветской государственности. В Кыргызстане было три волны народных восстаний, поднятых ради создания более представительного правительства. Первой волной была тюльпановая революция 2005 года, результатом которой стало свержение руководителя Кыргызстана, правившего страной с советских времен. Спустя пять лет Кыргызстан пережил второе восстание, приведшее к созданию парламентской системы. Последняя волна поднялась в прошлом году, а ее результатом стали новые выборы, на которых подавляющим большинством проголосовали за президентскую форму правления.

Узбекистан тоже встал на путь реформ и добился впечатляющих результатов. После смерти в 2016 году диктатора советской эпохи Ислама Каримова к власти пришел новый президент Шавкат , при котором эта некогда закрытая страна распахнула свои для зарубежных инвестиций и западных идей.

Таджикистан и Туркмения подают гораздо меньше надежд, поскольку там с 1991 года правят авторитарные режимы. Тяжеловес газодобычи Туркмения довольствуется отношениями с Россией, Ираном и Китаем. Последний покупает у нее более 870 миллионов кубометров газа в год, то есть примерно треть от общего объема импорта.

Но самые большие возможности у США в отношениях с Казахстаном, где Нурсултан Назарбаев в 2019 году добровольно ушел в отставку, пробыв у власти почти 29 лет. Это была составная часть запланированных политических преобразований.

Будучи самой крупной центральноазиатской страной по площади и размерам экономики, является естественным лидером в этом регионе. При новом президенте Касым-Жомарте Токаеве он может стать настоящим стратегическим партнером США. Казахстан уже оказывает сопротивление Москве и Пекину — по таким вопросам, как российские попытки сохранить свое региональное влияние и агрессивные китайские инвестиции. По этой причине он многое выиграет от укрепления сотрудничества с США. Сильный Казахстан, добивающийся успехов на пути политических реформ и экономического развития, может стать примером для всего региона. А еще он может стать олицетворением успеха американской кампании по формированию светского государственного управления в странах с мусульманских большинством, включая права женщин и меньшинств, а также охрану окружающей среды.

Казахстан может положительно отнестись к помощи США в реализации демократических реформ. Поэтому Вашингтону очень важно налаживать прочное сотрудничество с этой страной на всех уровнях, не ограничиваясь сопротивлением Китаю. Казахи демонстрируют лидерские качества в международной дипломатии, проведя несколько раундов сирийских мирных переговоров, а также организовав переговоры по Афганистану и Ирану. Казахстан способен помочь Вашингтону в афганском вопросе после ухода оттуда США. Он может оказать содействие в противостоянии ядерным амбициям Ирана, а также в сдерживании Турции, которая заглядывается на транскаспийский регион, где Кавказ встречается с Центральной Азией.

Для достижения этих целей администрации Байдена надо будет уделить пристальное внимание Центральной Азии. Для начала команда Байдена-Харрис должна назначить специального представителя в этот регион. Белый дом может и должен воспользоваться тем, что Казахстан традиционно устраивает форумы многосторонней дипломатии, а Узбекистан открыл свою экономику. Это поможет ему отстаивать свои дипломатические и экономические интересы во всей Евразии. Внешняя политика Америки вступает в исторический этап на фоне усиления Пекина. И Центральная Азия может стать тем ключом, который поможет США восстановить свое мировое лидерство.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться