Без инфляции капитализм не работает! А как же тогда трудилась экономика снижения цен?

Автор -

    Интересное мнение изложено на канале RUSLOVO.RU. Ниже приводим полный текст:

    «Нация, которая первая признает тот важнейший факт, что целью нашей экономической системы должны быть не деньги, а производство, — окажет, при прочих равных условиях, господствующее влияние на цивилизацию… Любопытно, что в конечном счете наибольший успех достанется тому промышленнику, который забудет о прибыли и сосредоточит свое внимание на производстве по самой низкой цене полезного предмета, необходимого миллионам людей». Джером Дэвис «Капитализм и его культура».

    Удивительное дело, не правда ли:

    Итогом либерального капитализма стала Великая депрессия. Не только в Америке, но и по всему миру. Производство и цены падали, росла галопирующими темпами, миллионы предпринимателей разорялись.
    После Второй мировой войны «решили», что такая экономика не работает, что нужно государственное регулирование. Во многих странах Европы к власти приходят социал-демократы. Они стали добавлять в экономику своих стран элементы социализма — частично национализировали предприятия, стали проводить политику протекционизма — то есть никаким свободным рынком, конкуренцией в мировом масштабе там и не пахло. Более того, начали «отнимать» деньги у богатых. Так в частности в Германии:

    В 1952 г. был принят об уравнивании бремени (Lastenausgleichsgesetz), в соответствии с которым все граждане ФРГ, сохранившие свое имущество к концу войны, должны были им поделиться с неимущими гражданами. По закону они должны были в течение 25 лет выплатить государству 50% стоимости их имущества, которым они владели по состоянию на 21 июня 1948 г. Всего в период с 1952 г. по 1978 г. через этот механизм отъема имущества у богатых и его передачи бедным было перекачено 145 млрд. немецких марок.

    В остальных странах Западной Европы этот процесс происходил через высокие для богатых. Словом, в Западной Европе в послевоенный период произошла социальная революция, необходимость которой стала к тому времени очевидной абсолютному большинству населения, заразившемуся социалистическими и коммунистическими идеями. Жители Европы находились под впечатлением от Победы Советского Союза над Германией, социализма над капитализмом. В ходе этой революции,

    во-​первых, был проведен массовый передел собственности в пользу неимущих слоев населения и в пользу государства;

    во-​вторых, была разрушена монополистическая структура промышленности и сельского хозяйства;

    в-​третьих, были внедрены социальные программы, направленные на поднятие жизненного уровня населения и рост среднего класса.

    Именно в этот период и было построено то самое «общество всеобщего благоденствия». Считалось, что такой капитализм способен регулировать уровень безработицы и инфляции. Но в 1974-1975 г.г. разразился . Начался он в США, Англии и ФРГ и почти одновременно охватил все развитые капиталистические страны, в том числе Японию. И снова производство падало, безработица и инфляция росли галопирующими темпами, миллионы предпринимателей разорялись…

    Кризис привел к стагнации традиционных отраслей хозяйства развитых стран, к нарушениям в кредитно-финансовой сфере, к резкому падению темпов роста. К рубежу 1970-х гг. стало очевидным, что проведение социальных реформ не гарантирует устойчивого общественного прогресса. Оказалось, что у них есть немало уязвимых мест.

    «Решили», что и такая экономика не работает. К власти приходят неоконсерваторы…
    Важнейший лозунг неоконсерваторов — «государство для рынка» предусматривал минимальное вмешательство государства в процесс воспроизводства, но прежде всего это касалось медицины, образования, страхования. Поскольку эти рецепты быстро завоевали популярность в правящей элите западных стран, то сопровождались определенным набором мер в сфере экономики:

    — снижением налогов на корпорации и рост косвенных налогов;

    —уменьшением взносов в фонды социального страхования;

    — свертыванием значительного числа социальных программ;

    — широкой приватизации государственной собственности.

    Кстати, именно на этом этапе Россия вернулась в капитализм. И в России тоже к власти пришли «неоконсерваторы». И происходило это на волне отказа от социалистических и коммунистических идей. Так что ни о каком возврате к тому «правильному», кейнсианскому капитализму можно теперь и не мечтать. «История доказала, что такая экономическая система нежизнеспособна!» — знакомые слова, не правда ли? А с учётом российской специфики мы в любом случае пришли бы раньше всех к тому, что имеем сейчас — к монополизму и олигархии.
    Словом, во всём мире начался постепенный возврат к довоенной либеральной экономике. Но экономическую политику стали во многом определять монополии-ТНК и «олигархи». Они и есть власть — где-то явная, где-то скрытая. На откуп государству отдаётся лишь кредитно-денежная политика, а поэтому это немного другой, усовершенствованный капитализм начала ХХ века — неолиберальный капитализм. Теперь главное в такой экономике — чтобы цены росли. Не сильно так, процентов на два-четыре. Но чтобы обязательно росли! В Европе даже ставки отрицательные ввели…

    А иначе народ вместо того, чтобы постоянно что-то приобретать и брать кредиты начнёт копить деньги. А оно им надо?

    Прежде всего инфляция всегда стимулирует и поддерживает спрос, так как при снижении цен люди перестают бездумно тратить. А зачем, если можно подождать и позже купить за те же деньги чуть больше, чем раньше. Об этом вам скажет любой экономист. То есть инфляция является манипулятором человеческих желаний. Инфляция прежде всего выгодна производителям, монополистам, но никак не всем остальным. К тому же человеком с накоплениями сложнее управлять — и политические и экономические запросы у него выше.

    Удивительно, не правда ли? Не нравится одна экономика — реформируем, добавим госрегулирование, не нравится такая — отменим госрегулирование, но оставим Центробанк. А главное, что возврат к либеральному капитализму всё-таки возможен, а вот к социализму, даже реформированному, — нет, как утверждают многие мои оппоненты…
    Но вот что интересно — в ХХ веке лишь одна экономика подверглась реформе, по сути была сломана через коленку не потому, что не работала, даже наоборот, работала суперэффективно.

    Она была реформирована просто по прихоти отдельных лиц. Иными словами, ещё никто на деле не доказал её неэффективность и нетрудоспособность. Та экономика, темпы роста которой были выше мировых, переворачивала законы рынка, поскольку была нацелена не на извлечение прибыли, как самоцель, чтобы потом, через прибыль увеличивать благосостояние других участников производственно-экономических отношений, — целью той экономики было снижение себестоимости продукта, чтобы уже через этот механизм увеличивать благосостояние. Всех…

    Созидательно выстроенная экономика всегда работает в режиме непрерывного снижения цен, который устроен так. На текущий период, например год, устанавливается твердая цена, при этом в течении года снижение себестоимости отслеживается и те, кто добиваются её снижения, поощряются. В конце года к этой снизившейся себестоимости добавляется установленная норма прибыли и получается на новый год новая — сниженная цена.

    Достигнутый народно-хозяйственный передается населению не через дележку прибыли между отдельными слоями населения, а через снижение цен, что надежно нормализует все отношения в государстве, так как уровень благосостояния повышается у всех — от мала до велика…

    Но главное, что эта экономика препятствовала взращиванию местных князьков в лице партфункционеров и директоров заводов, так как прежде всего продукцию предприятия любого звена производственно-технологической цепочки нельзя было вывести из этой цепочки в какое-то рыночное пространство, чтобы там получить эту самую прибыль в денежной форме.
    А, во-вторых, зарплата руководителей напрямую зависела от зарплаты трудяг. А зарплата у них была сдельно-премиальной. Если в течение года удалось снизить себестоимость, то в конце года они получали существенную премию. Причем премия делилась следующим образом — половина распределялась между всеми занятыми на этом производстве, а вторая шла «рационализатору» (к примеру за снижение общего веса изделия в электронике на 1 кг. полагалась премия 500 руб.) и начальнику. В итоге в , за счет снижения себестоимости:

    В четвертой пятилетке (1946–1950 гг.) себестоимость промышленной продукции снизилась на 17,0%. А в пятой пятилетке (1951–1955 гг.) было достигнуто рекордное снижение на 23,3%

    И если вы добавите сюда, что экономику дополняли миллионы мелких производителей — кустарей и артельщиков, то станет понятной озабоченность западной элиты:

    » …если темпы роста производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 году объем русского производства в 3—4 раза превзойдет американский. И если это произойдёт, то последствия для западных стран, прежде всего, для США, будут более чем грозными». (Стивенсон, Кандидат в президенты США).

    Не знаю, по собственной инициативе или по заказу Запада Хрущёв сначала нарушил производственно-технологическую цепочку, что привело к появлению местных князьков, затем изменил оплату труда на тарифную, что снизило инициативность рабочих и поставило их в зависимость от руководства, попутно уничтожив артели, что вело к тому, что стал появляться дефицит, но ясно одно — произошла реставрация рыночных отношений. А вот рыночные отношения — это самые хищнические отношения не только между людьми, но и ко всему остальному.

    Согласно новому отчету Мирового экономического форума и Фонда Эллен Макартур, в настоящее время более 150 миллионов тонн пластика загрязняют мировой океан. Если ситуация не изменится, то к 2025 году на 3 тонны рыбы будет приходиться 1 тонна пластика, а к 2050 году пластик станет преобладать. Другими словами, через 35 лет , который люди выбрасывают в океан, вытеснит рыбу из ее природного места обитания.

    Сколько раз вам приходилось покупать вещи, завёрнутые в десять упаковок? Сколько раз за большой, красивой упаковкой скрывалась маленькая, малофункциональная вещь? Сколько раз вам приходилось покупать новую вещь, потому что вам отказали в ремонте? Капитализм, рыночные отношения, пропагандирующие неуёмное потребление, делают из человечества рабов вещей. И очень скоро эти вещи, вместо того, чтобы делать жизнь комфортной, сделают её дорогой и не очень комфортной. Не для всех, но для большинства. Ну а пока наслаждаемся инфляцией, которая делает бессмысленными любые накопления. А капитализм без инфляции не работает…


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться