Казахстан оказался заложником всех ключевых геополитических игроков. Все они имеют свои рычаги влияния на Акорду с Библиотекой

Обострение геополитического противостояния в мире, которое вполне можно назвать третьей мировой войной (хотя она и ведется невоенными методами), привело к тому, что оказался заложником практически всех ключевых игроков — и России, и Китая, и США, и Европейского союза. Причем все они имеют свои рычаги влияния на Акорду с Библиотекой и не постесняются в нужный момент их задействовать.

В этих условиях возможности казахстанской власти проводить прежнюю многовекторную политику испаряются на наших глазах. И в скором времени (буквально в течение нескольких лет) Казахстан окажется в том же положении, что Беларусь сегодня – то есть будет вынуждена прижиматься к более сильному и устойчивому соседу. Об этом пишет kz.expert.

Правда, в отличие от Беларуси, у Казахстана есть выбор, к кому прижиматься – России или Китаю. И мы не сомневаемся, что сейчас внутри правящей верхушки идет на эту тему если не дискуссия, то диалог. Другое дело, что что российская авторитарная политическая система, ставшая с 2014 года более жесткой, мобилизованной, эффективной и безответственной, вряд ли захочет рисковать и постарается не допустить, чтобы ее геополитический тыл (если смотреть со стороны Европы) и геополитическое предполье (если смотреть со стороны Азии) попали под влиянием Китая.

В связи с этим нас заинтересовала публикация Татьяны Становой из Московского центра Карнеги «Как работает российский режим после трансформации –21». Поскольку сами мы не занимаемся российской тематикой, хотим сослаться на мнение российского эксперта, которая считает:

«Перемены 2020–2021 годов оказались настолько стремительными и глубокими, что сейчас можно говорить о перерождении российского режима. Вопросы о преемниках, о переменах, о пересмотре курса стали неактуальными – система готовится к долгому периоду консервации и введению жесткого регламента политического поведения. Все делится на прорежимное и антирежимное, то есть криминальное».

Со своей стороны мы полностью согласны с мнением Татьяны Становой о том, что «российский режим приобрел новое качество» и «обнуление президентских сроков, покушение на Навального, цунами из новых запретов и репрессий – все это показывает, что механизмы функционирования политической системы в России резко изменились». Вопрос – как именно?

Ниже еще несколько цитат из публикации (выделения сделаны KZ.expert):

«Одно из главных новых свойств российского режима – это низкая координация действий его ключевых элементов. Общий консервативный тренд усилился, но высший политический контроль ослаб, а процесс принятия решений фрагментировался. В России больше не существует старой системы курирования внутренней политики, которая многие годы охватывала широкий спектр проблем и деятелей, позволяя выстраивать политическое пространство под нужды Кремля.

Эта система начала разрушаться еще в 2016 году, когда куратором внутренней политики стал Сергей Кириенко. Тогда попытки выстроить управляемую конкуренцию сменились администрированием, гибкость в разрешении конфликтов – катком методов Ярина – Ткачева, сделки – ультиматумами».

«Преследования теперь направлены не только против конкретных оппозиционеров и их структур, а вообще против протеста как явления. Причем понимается максимально широко – антирежимным действием считается не только выход на улицу, но и куда менее заметные вещи, вроде постов в соцсетях, ретвитов, да и вообще любой критики режима и его ценностей (отсюда, например, за правильную интерпретацию истории). То есть власть не собирается останавливаться на разгроме внесистемной оппозиции – преследования за нелояльность будут усложняться, а спектр запретов расширяться».

«Теперь режим в своих решениях переходит фактически на логику военного времени и воспринимает угрозу со стороны внесистемной оппозиции как чрезвычайную ситуацию, оправдывающую отход от норм и правил. Сегодня действовать по закону – значит цацкаться с врагами, проявлять слабость и нерешительность, а может, даже и заниматься политическим саботажем. Отсюда демонстративное пренебрежение процедурами – это способ показать лояльность и готовность биться с врагами в условиях военного времени».

По нашей оценке, подобная теперь господствует не только во внутренней, но и во внешней политике Кремля. И Татьяна Становая, анализируя внутреннюю политику Кремля и изменения в ней, зафиксировала факт, имеющий принципиальное значение для будущего развития российско-казахстанских отношений и возможных действий Российской Федерации в отношении Республики Казахстан – путинский режим начал действовать по логике военного времени. А это, в частности, означает, что все, кто не с ним, те — против него.

Но усиление угрозы со стороны России, пусть пока даже теоретически, хотя алармистские публикации на эту тему в казахстанской прессе уже появились, должно привести к аналогичному результату в Казахстане – переходу казахстанского авторитарного режима и «суперпрезидентской» вертикали если не в военный режим, то в формат сжатого кулака.

Понятно, что такой переход не может быть осуществлен быстро, а самое главное — без фиксации и оглашения главного вероятного противника. Но именно здесь у Акорды с Библиотекой напрочь связаны руки – она не может позволить себе даже неосторожного слова, не говоря уже про шаги. Поэтому единственным возможным вариантом действий будет скрытая мобилизация правяшей верхушки, ужесточение вертикали власти и… занятие во внешней политики позиции страуса.

Не факт, что это у них получится. Но они не могут не попытаться, ведь речь идет даже не о стране, а о их собственном выживании.

Подписывайтесь на KNEWS.KG в Google News и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями Кыргызстана, Центральной Азии в telegram-канале KNEWS.KG.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться