Зачем обладатель трех «Оскаров» снял фильм о Назарбаеве

Автор -
269

Вечером 6 июля по госканалу «Хабар» показали сокращенную версию восьмичасового документального фильма о Нурсултане Назарбаеве. Корреспондент Азаттыка (казахская редакция Радио Свобода) посмотрел этот фильм и рассказал о самых интересных моментах.

Критики говорят, что очередной фильм об экс-президенте Казахстана укладывается в традиции диктаторов, которые «имеют безобразную привычку заказывать свои изображения».

На презентацию картины «Qazaq. История Золотого человека» о Нурсултане Назарбаеве, которому 6 июля исполнился 81 год, приехал один из ее создателей Оливер Стоун — режиссер с мировым именем. Несколько лет назад оскароносный Стоун уже успел поучаствовать в создании двух документальных фильмов — это четырехсерийное «Интервью с Путиным» и «Украина в огне».

До недавнего времени о новом фильме о Назарбаеве было мало кому известно. Второго июля трейлер фильма появился на youTube-канале Global Tree Pictures. Четвертого июля Оливер Стоун опубликовал несколько твитов о том, что едет в на премьеру картины.

«Вы можете называть Назарбаева как хотите — диктатором, сильной личностью, тираном или основателем, но вы найдете его скромным человеком, объясняющим гибель Советской империи и переходе его страны к независимости, включая избавление от ядерного оружия», — написал Стоун в своем Twitter’е.

Трейлер фильма, на момент публикации этой статьи, набрал почти 23 000 просмотров, 255 лайков и свыше 455 дизлайков. А комментарии под роликом такие, что, если цитировать их вслух, рискуешь получить повестку по 373-й статье уголовного кодекса — за публичное оскорбление первого президента.

Комментаторы под твитами Стоуна интересовались тем, сколько денег получил режиссер «за эту пропаганду», и называли эти деньги «кровавыми».

«Ха-ха, «скромный». Вы явно мало что поняли о Казахстане во время вашего визита» («Haha, «modest». You clearly didn’t understand much about Kazakhstan during your visit»), — прокомментировал твит Стоуна старший советник Норвежского Хельсинкского комитета Ивар Дале, который занимается защитой прав человека в Казахстане.

На встрече со СМИ, которая прошла на площадке службы центральных коммуникаций, пустили только семерых журналистов — представителей государственных телеканалов «Хабар» и «Казахстан», а также нескольких сотрудников республиканских медиа. Режиссер фильма Игорь Лопатёнок, который тоже участвовал во встрече, не назвал журналистам ни бюджета фильма, ни источников финансирования, отметив лишь, что «государственных денег в картине нет».

С журналисткой Азаттыка, которая подошла к Лопатёноку после встречи, режиссер разговаривать не стал, сказав: «Потому что вы — «иностранные агенты»» (Русская редакция Азаттыка — Радио Свобода — и другие проекты медиакорпорации РСЕ/РС включены российскими властями в реестр «СМИ — иностранных агентов». Медиаорганизация неоднократно подчеркивала, что не считает себя «агентом» какого-либо иностранного государства, поскольку ее редакционная политика полностью независима).

«ВОЗМОЖНО, НАЗАРБАЕВ КАК-ТО БОЛЬШЕ ВЕРИТ В КИНО»

Казахстанский искусствовед Валерия Ибраева в разговоре с Азаттыком сказала, что новый фильм о Назарбаеве она относит к культу личности.

— Это существовало всегда, я бы даже копнула в Древний Египет или в Месопотамию, — говорит Ибраева. — , у которого есть деньги и который самый главный, имеет безобразную привычку заказывать свои изображения. Иногда сами художники, движимые поддержкой влиятельных кругов, сами выражают изобразить самого главного. Это можно продемонстрировать на примере статуй фараонов, которые, помимо своих заупокойных культов, имели и прижизненные культы. Так что это вполне нормальное явление, свойственное любому государству, особенно с авторитарным правлением.

По словам Ибраевой, каждый диктатор не верит своим потомкам, что они его запомнят, и поэтому хочет их опередить и поставить себе памятник, чтобы не забыли. Поэтому, отмечает искусствовед, этот фильм можно вполне считать памятником, только не из бронзы, а на кинопленке.

— Возможно, Назарбаев как-то больше верит в кино, — рассуждает Ибраева. — Об этом говорит и серия фильмов «Путь лидера». То есть он больше верит новым медиа и, вероятно, считает, что то, что запечатлеть себя на пленке, гораздо важнее, чем в бронзе. Вероятно, он даже прав, потому что бронзу можно снести, а фильм останется в Сети в любом случае.

«У МЕНЯ НЕ БЫЛО НИ ОДНОГО ОБРАЗОВАННОГО РОДСТВЕННИКА»

Просторный кабинет. Назарбаев сидит за столом. Напротив — Оливер Стоун с переводчиком. Ведется неспешная, выстроенная в хронологическом порядке беседа. Бывший президент вспоминает:

о непростом детстве: «Нас было трое братьев и сестра. Я даже не понимаю, как мы в то время выживали»;

о юности: «Мать говорила, чтобы я хорошо учился, отец говорил — иди работай, паси коров»;

о работе металлургом в молодые годы: «Я был молодой, здоровый, но это была очень тяжелая работа для казаха-степняка»;

о начале политической карьеры: «Я старался быть лучшим, показать себя в профессии, за это меня в партию приняли».

Когда режиссер расспрашивает политика о молодости, на фоне играет музыка из фильма «Весна на Заречной улице» — любимой кинокартины Назарбаева. «Никто мне не помогал, — говорит Назарбаев, рассказывая о том, кем он стал. — У меня не было ни одного образованного родственника».

После воспоминаний о молодости и успешном старте карьеры вопросы Стоуна переключились на семью. «С женой мы познакомились на заводе», — вспоминает Назарбаев.

Меняется картинка, за столом вместо Нурсултана Назарбаева сидит его старшая дочь — Дарига Назарбаева. «Я родилась в семье рабочего металлургического завода. Через четыре месяца после моего рождения моя бабушка, мама моего отца, забрала меня в Алматинскую область, в Чемолган. Я выросла в деревне, закончила первый класс, затем меня вернули обратно родителям в Темиртау».

Когда разговор заходит об исторических событиях, появляются архивные и фотографии: Назарбаев беседует с Горбачевым, а вот с трибуны выступает . На дворе 1991 год, Советского Союза скоро не станет и Казахстан выйдет из его состава последним.

На экране — Казахстан 90-х, базары, челночные рынки, женщины в одинаковых бесформенных пальто, мужчины в кроличьих шапках-ушанках. В глазах казахстанцев тревога: никто из них не знает, как жить после распада СССР.

«В 1993 году инфляция в Казахстане была в 2000 процентов. Я говорил о переходе в рыночную экономику. Тяжело это воспринимали, потому что несколько поколений не знали, что такое рыночная экономика и частная собственность», — продолжает Назарбаев.

Разговоры об исторических вехах Казахстана периодически переходят в беседы о внешней политике. Меняется и локация интервью: Нурсултан Назарбаев и Игорь Лопатёнок сидят в юрте. Бывший президент без галстука. Режиссер обращает на это внимание и снимает свой галстук.

«Америка — великая страна. Но вдруг… Не нужен ли какой военный альянс, который сможет противостоять? Потому что военная машина — огромная», — интересуется Лопатёнок.

«Чему противостоять?» — спрашивает Назарбаев.

«Соединенным Штатам, их военному присутствию во всём мире», — уточняет режиссер.

«Казахстан — маленькая страна, она не геополитическая. И мы не собираемся решать мировые проблемы. И я, как лидер Казахстана, не могу на себя такую ответственность брать, даже высказываться. Но я лично человек, который Америку уважает…»

ОБ ОТСТАВКЕ, СТОЛИЦЕ И ЧУТЬ-ЧУТЬ — О КУЛЬТЕ ЛИЧНОСТИ

Беседа продолжается. Разговор заходит об отставке Назарбаева. Показывают видео с обращением Назарбаева к народу, где он объявляет о том, что снимает с себя президентские полномочия.

«Вы — один из немногих лидеров, которые ушли в отставку», — говорит Стоун.

«А кто еще сделал?» — интересуется Назарбаев.

«Никто в советском пространстве, кого я знаю», — отвечает Стоун, вероятно позабыв о Борисе Ельцине, который покинул пост президента 31 декабря 1999 года.

Зато Назарбаев вспомнил бывшего премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю, премьер-министра Сингапура, который долго и успешно боролся с коррупцией и поднял экономику крохотного государства до небывалых высот, а затем ушел в отставку.

«Ли Куан Ю — это хороший пример, — оживляется Стоун. — Но он был очень суровым лидером. И, несмотря на то что он ушел, он всё равно остался при власти, за кулисами».

«Правильно делал», — одобрил экс-президент.

«Про вас говорят то же самое. Говорят, что на самом деле вы и сейчас управляете национальной безопасностью, обороной и экономикой».

«Почему об этом говорят? — спрашивает Назарбаев. — Почему не говорят о том, что это плохо для этого народа, страны, или хорошо? Если это способствует стабильности, развитию, авторитету, то почему нет?»

В фильме говорили и о бывшем банкире и оппозиционере Мухтаре Аблязове, о котором Назарбаев сказал: «Самая большая ошибка была, что он снова вернулся в банк и разворовал этот банк…» И о бывшем зяте Рахате Алиеве: «Вот это моя серьезная ошибка, что он оказался во главе финансовой полиции». Но эти разговоры проходят словно вскользь и ограничиваются несколькими репликами. Зато потом много говорят об отказе Казахстана от ядерного оружия, главную роль в котором, по его же собственным словам, сыграл Нурсултан Назарбаев. О российско-украинских отношениях и о попытке Назарбаева выступить в них миротворцем. А в финале фильма разговор заходит о молодой столице суверенного Казахстана и слегка затрагивается тема культа личности.

«Если проехать по вашей стране и заехать в маленькие деревушки Казахстана, встретим ли мы детей, названных Нурсултаном? Увидим ли ваши фотографии на стенах в частных домах и юртах?» — спрашивает Оливер Стоун.

«Я официально несколько раз выступал, заявил: я против названия моим именем улиц, школ и так далее. Пока я был президентом, это соблюдалось», — отвечает Назарбаев.

«То есть, возможно, самое большое ваше творение — этот город?» — продолжает режиссер.

«И страна, — дополняет Назарбаев. Мне показалось, что голос его на мгновение дрогнул. — И воспитанное совершенно новое поколение».

«РЕЖИССЕР УШЕЛ В ЗАРАБАТЫВАНИЕ ДЕНЕГ»

Беседуя об Оливере Стоуне, член Ассоциации кинокритиков Казахстана Дмитрий Мостовой отметил, что «новый фильм ясно показывает, что, к сожалению, режиссер ушел в зарабатывание денег» и что «раньше Стоун казался романтиком, борцом с американским империализмом, который, несмотря на то что сам американец, пытался исследовать другую, противоположную сторону».

Стоун старался показать американцам тех людей, которых обычно выставляют врагами.

— В этой линейке фильмов, которая была у Стоуна про Уго Чавеса, про Фиделя Кастро, про Владимира Путина, прослеживалась какая-то стратегия, он исследовал людей, которые противопоставляют себя Америке или которые Америку противопоставляют себе, — говорит Дмитрий Мостовой. — Стоун старался показать американцам тех людей, которых обычно выставляют врагами. В художественных фильмах у него в последнее время было то же самое — и «Буш» (2008), и «Сноуден» (2016). Это, конечно, не самые выдающиеся с художественной точки зрения картины, но у Стоуна сложился вот такой американского фрондера, который принципиально снимает антиамериканские фильмы.

А вот документальные фильмы Стоуна «Украина в огне» и «Qazaq. История Золотого человека», по словам Мостового, не получается воспринимать иначе, как попытку заработать.

— Если у Никиты Михалкова сложился имидж подхалима власти, то у Стоуна сложился имидж человека левых антиамериканских взглядов, который выступает против своей страны, делал и делает интервью и фильмы про ее врагов, — продолжает Мостовой. — А теперь Стоун превращается в Михалкова.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться