Ядерный алкоголик: история предательства советского шпиона

Эта едва не обернулась для советской нелегальной разведки полным крахом. Один шпион с доступом к самым сокровенным тайнам едва не уничтожил то, что создавалось три десятка лет. Об этом рассказывает hi-tech.mail.ru.

Последний бой Рудольфа Абеля

После того как секрет американской атомной бомбы был украден и советские ученые взорвали своё устройство на семипалатинском полигоне, работа нелегалов в США была завершена. Заброшенный в США Рудольф Абель (Уильям Фишер) уже готовился паковать чемоданы, как вдруг из Москвы сообщают — «работу нужно продолжать, ждите дальнейших инструкций».

Распоряжение из центра было буквальным — только что получил оружие массового поражения, а это значит, что игра снова шла на равных и технологическая гонка «обнулилась». Важнейшей задачей Абеля стало расширение агентурной сети. Для этого ему предложили завербовать столько же агентов, сколько действовало во время шпионской операции по похищению секретов атомной бомбы.

К началу 50-х Абель и его коллеги из резидентуры в США завербовали примерно 100 человек с разным уровнем допуска — от техников до шифровальщиков в штабе разведки ВМС. Для того, чтобы шеф резидентуры мог сосредоточиться на планировании операций, к Абелю направили помощника — молодого разведчика Рейно Хейханена.

Хейханен взял на себя всю «текучку» — начал работать с агентами, попутно пытался вербовать людей в разных структурах. Навыки юнца впечатляли — свободное владение несколькими языками, стрессоустойчивость и способность ясно мыслить даже в критической обстановке.

Хейханен прибыл в распоряжение советской резидентуры в 1952 году, однако уже через год едва не попался ФБР — американцы проверяли информацию о попытке вербовки одного из сотрудников образованной несколько лет назад ООН. Его «прихватили» прямо в , где он должен был встретиться с объектом вербовки, но дипломат из ООН внезапно заявил, что общался с другим человеком, поэтому Хейханена быстро отпустили.

Как провалить операцию, покупая кофе, — от Хейханен
Хейханен не был образцовым шпионом и до прибытия в США — он систематически прикладывался к бутылке, избивал своих любовниц и «пропадал со связи» под разными причинами. После того, как его едва не сцапали агенты ФБР, у «секретаря» советской резидентуры случился нервный срыв, и его пришлось лечить.

После того, как Хейханен выписался из шпионского рехаба, на разведчика он походил лишь относительно — его руки постоянно дрожали, речь была бессвязной, лицо и тело постоянно были в поту, он регулярно озирался (чего нельзя делать, если есть подозрение на «хвост») и норовил раскрыть своих коллег.

Через месяц расхлябанность достигла апогея — во время покупки кофе Хейханен потерял на улице долларовую монету-тайник, в которую был зашита микроплёнка с чертежами новейших американских кораблей. Эту монету нашёл обычный разносчик газет, и, случайно открыв тайник, молодой парень тут же понял с чем имеет дело. Всего через полчаса к нему домой приехали агенты ФБР и секретной службы.

После этого провала Хейханену устраивают взбучку и ставят перед фактом — или он берёт себя в руки и вспоминает, для чего он приехал, или пусть катится вон. Разговор с начальством оказался эффективным — разведчик «оживает», перестает пить и два года работает практически круглые сутки.

Но в 1957 году срывается и снова начинает употреблять наркотики. А еще регулярно тратит казенные деньги на женщин и дорогие вещи, использовать которые ему запрещает не только «конторская» инструкция, но и здравый смысл.

В конце того же года терпению Абеля приходит конец, и он докладывает о происходящем в Москву. На Лубянке берут неделю на решение — в истории ведомства алкогольные срывы бывали и раньше, такая уж специфика. Но почти все агенты после запоев приходили в себя и возвращались в строй, поэтому Хейханену дали три месяца испытательного срока.

Но на первой же тестовой неделе он снова перестаёт выходить на связь — оперативники найдут его в нью-йоркском борделе в обнимку с двумя проститутками, и после этого в резидентуру летит шифрованное сообщение с требованием вернуться.

«Я всё расскажу!»

Конторских чекистов подвела схема вывода Хейханена домой — в шифрограмме сообщалось, что за успехи по службе в Москве его ждет медаль и ведомственная дача. Но сам шпион хорошо понимал, для чего его отзывают на самом деле. Чтобы не получить пулю между глаз, он схитрил — заявил, что попадет в СССР через Париж.

Но, прибыв в столицу Франции, он пошёл не в советскую резидентуру, чтобы отметиться, а в американское , где с порога заявил — «Я — советский шпион, я расскажу вам все!».

Дежурный разведчик Мэттью Теллер не мог поверить в происходящее — советский шпион из США стоял прямо перед ним, но на пороге посольства Америки в Париже, где не должен был оказаться в принципе.

Впрочем, на шпиона Хейханен был похож лишь отдаленно — вместо статного и красивого брюнета он был похож на лысеющего старика, у которого явно были проблемы с алкоголем.

Но почти с порога он выдал американцам имена трех резидентов советской нелегальной разведки в Париже — их имена Хейханен узнал заблаговременно, планируя свое бегство на запад. Его слова проверили, и оказалось, что советский «крот» действительно тот, за кого себя выдаёт. Почти сразу после этого за ним отправили самолет, и в ту же ночь алкоголика с допуском к совершенно секретным материалам доставили в Вашингтон.

Там Хейханен потребовал миллион долларов и полную защиту государства — в обмен он был готов «сдать» своим новым хозяевам всю информацию на советскую резидентуру в США и западной Европе.

На миллион долларов Госдеп разоряться не стал — Хейханену всучили 150 тыс. долларов и небольшой домик в Маклине — небольшом «поселке городского типа» в пяти минутах езды от штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли.

В обмен на такую подачку Хейханен «сдал» американцам всю сеть нелегалов в США. После его показаний арестовали Рудольфа Абеля, малоизвестного, но крайне эффективного советского суперагента Михаила Свирина — первого секретаря департамента в ООН. Двух арестов хватило, чтобы шпионская сеть в Америке «легла», но Хейханен, поняв, что находится в безопасности, продолжал писать на бумаге имена тех, кто занимается кражей американских секретов.

Одними из последних под пресс ЦРУ и ФБР попали два суперагента без дипломатического прикрытия — Виталий Павлов и Александр Коротков — координаторы советской резидентуры в США. Кроме четырех руководителей советской разведки «посыпались» и рядовые сотрудники посольств — к концу 50-х ФБР и Госдеп раскрыли не меньше сотни агентов нелегальной разведки и их помощников в правительственных и военных структурах США.

Всего за 100 тыс. долларов Хейханен разрушил сеть, на создание которой в потратили не меньше 10 млн долларов. Значительная часть информации по делу советского перебежчика до сих пор засекречена — в архивах ФБР гриф секретности на это дело продлён до 2065 года.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться