Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция

Автор -

Жан Бодрийяр совершил подвиг, противопоставив себя всей европейской академической науке. Именно она стала его еще одним серьезным объектом исследования. И Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука…— полная симуляция. Парадоксы, которые в ней возникли в определенный момент и сохранились по настоящий день, очевидны. Именно об академической науке поговорим в рамках этой статьи, причем в самом серьезном ее ключе. Вероятно, не всем окажутся по душе материалы этого исследования, но, как говорили мудрецы, истина дороже. Особенностью этой статьи является то, что она иллюстрирована большим числом первоисточников, подтверждающих идеи и выводы Бодрийяра в рамках моего исследования его философии, говорится в статье «Гранит науки».

Фрагмент 3 главы «Наука» книги «Маэстро. Последний пророк Европы», автор Олег Мальцев 

Необходимо сказать, что эта глава лишь с определенного момента раскрывает философию Бодрийяра, его взгляд на науку. До этого—речь идет исключительно о моей точке зрения, как доктора философии, и о плодах моей дидактический работы с архивами и документами из ведущих библиотек Европы.

История науки никому не известна. Да-да, кто бы не занимался исследованием этого вопроса в разные периоды, в полном объеме истории науки не знает никто. Безусловно, большинству ученых, вероятно, неплохо известна история науки в период XIX–XX веков, но то, что предшествовало этому историческому периоду—покрыто мраком неизвестности. То есть, по сути, никто не знает какой была наука до начала XIX века — что называется, терра инкогнита. Но факт в том, что наука эта сохранилась. Она осталась в документах, в книгах, в объяснениях.

Если двигаться в глубину веков, можно дойти до определенной точки, где наука предстает в том виде, в котором сегодня даже сложно себе представить. Так, если выйти на рубеж XIV–XV веков, будет понятно: люди того времени воспринимали некоторые вещи и явления несколько иначе, нежели сегодня считаем мы. Подходили они к науке также по-другому, нежели к ней подходит современное академическое . По сути, в XIV–XV веках представление о науке было следующим: существует некая сила, которая строит этот мир. Называть ее можно как угодно (это личное дело человека, как он ее воспринимает), но ученые в тот период считали, что сама по себе такая сила существует. И работа Экспедиционного Корпуса, который я возглавляю, в европейских экспедициях, в Мексике, в  и в других частях мира подтверждает: даже там сегодня видны сохранившиеся остатки такого восприятия науки.

Во-первых, чего желали древние в этом плане — научиться взаимодействовать с указанной силой. Соответственно, из взаимодействия с этой силой выводились все законы мироздания и последствия в этом мире. Почему так? Дело в том, что эта сила сильнее всех остальных сил, поэтому ей противостоять очень сложно, практически невозможно.

Во-вторых, это субстанция. Древние считали, что у  мира существует некая субстанциальная составляющая, которая стоит над наукой, над пониманием человека, поскольку «наука» — это уже некое понимание человеком того, что происходит. Все остальное — описание, попытка обосновывать, доказывать — уже является делом рук человеческих. Они считали, что субстанция эта существует, и  все уже давным-давно обоснованно. Но то, как мы это понимаем, становится понятным со временем.

Еще в 1930-х годах советским ученым, академиком Г.С. Поповым было выведено, что наука строилась вокруг ключевого навыка, объясняя, как реализовывать, приобретать ключевой навык эпохи и  навыки, сопутствующие ключевому навыку. Академик Попов считал, что это объяснение—уже на уровне определенного понимания такой субстанции, с учетом этой силы миропостроения, с учетом ее особенностей, законов, и вообще того, что происходит и от нас в этом мире не зависит.

Также древние считали еще в XIV–XV  веках, что «геометрия» либо взаимодействует с этой силой, либо не взаимодействует. То есть, сила — величина постоянная, она все время есть. Но удастся ли воспользоваться этой силой или не удастся — зависит от геометрии. Есть геометрические функции, которые работают с этой силой. Таким образом, как только возникает подобная геометрическая функция, на нее сразу «подается» эта сила. Но есть и геометрии, которые не взаимодействуют с силой. Тогда в мире возникают «пустоты». Понять это достаточно просто. Например, люди сидят в комнате, и на них, следовательно, подается эта сила, потому что геометрия человека соответствует требованиям этой силы. Но между людьми находится «пустота»: внутри пусто, геометрии нет, поэтому здесь и силы никакой нет, она не подается на пустоту. Но если в какой-то момент кто-то из этих людей представит себе геометрический куб, то сила одновременно станет подаваться и на этот куб—да, только от того, что человек применил свое воображение и мысленно построил здесь геометрический куб. То есть достаточно «выдумать» куб как геометрию, и он станет участником этой системы. Его задействует сила миропостроения. Именно поэтому древние выводили «геометрию» как элемент силового компонента силы миропостроения.

Древние считали, что человек ничего не изобретает. Безусловно, он участвует в процессе изобретения чего-либо, но выглядит это следующим образом: человек либо адаптирует свои элементы (элементы своего строения) в жизни, либо использует элементы мировой памяти для создания чего-то нового. Например, мобильный телефон: он является некой компиляцией счетно-решающей машины и памяти (то есть, взаимодействия разума и памяти), а по сути, телефон— это протез разума и памяти человека. Таким образом, человек либо протезирует свои функции, либо берет неизвестные компоненты из мировой памяти, комбинирует их между собой (синтезирует или дорабатывает), и в результате получается некая штука. Древние считали, что научно это выглядит так.

Помимо этого, также считалось, что все вещи имеют 2 стороны медали—военную и гражданскую. И любая гражданская вещь в любой момент может стать военной, а любая военная—гражданской. И это наглядно видно и сегодня. Например, мобильная связь сначала появилась у военных, а уже затем стала достоянием гражданских. Или спальные мешки, которые изначально изобрели для военных, но впоследствии они стали достоянием гражданских (туристов, альпинистов, путешественников). Таким образом, видно, что ничего особо не меняется: как древние считали ранее, так происходит даже сейчас. Но современная наука это все игнорирует.

Касательно определенных сооружений культового характера, зданий и домов, целых городов и прочего, современные ученые — наши соотечественники и зарубежные — считают, что у любого изделия существует исключительно полезная нагрузка. Но так не считали древние. Считалось, что любая вещь (шпага, нож, клинок, храм и так далее) — имели огромное количество функций…

Необходимо отметить, что работая в экспедициях на территории современной Европы, Экспедиционный Корпус нашел огромное количество доказательств того, что техническая мощь европейской цивилизации до определенного момента была таковой, что она могла, по сравнению с нынешним уровнем, «творить чудеса». Мы живем в цивилизованном мире? Но люди, жившие задолго до нас, вероятно, смеялись бы над этим. Ибо они обитали в величественных замках, стоящих порой высоко в горах, невообразимых по сегодняшним меркам. А цивилизованный современник наш очень-очень нередко проживает в клетке, облагорожено именуемой квартирой. Таким образом, возникает вполне закономерный, хотя и странный вопрос — кто цивилизованней в таком случае? Вряд ли те люди согласились бы жить в утлой квартирке…

Весьма странно и то, что сегодня «цивилизованный» мир поклоняется «нецивилизованной» Европе—так ее называют историки, когда говорят о Средних веках, аргументируя тем, что тогда люди даже читать и писать не умели… Тем не менее, все ездят в Европу, восхищаются ее архитектурой и прочим. При этом, построить что-то подобное сейчас, не говоря уже о том, чтобы сделать лучше, даже речи не идет. Наглядный пример этому — собор Фрауэнкирхе в Мюнхене, одно из самых величественных сооружений, почитаемых и мистических явлений архитектуры средневековой Европы. Собор, точнее одну из его мачт, ремонтируют уже 4 года, и до сих пор не могут это сделать как надо… И это при современных немецких строительных технологиях! Одна мачта достигает в высоту 100 м, а их там две, и собор был построен еще в период так называемой «нецивилизованной Европы». Таким образом, наши современники— являясь, так сказать, цивилизованными людьми с точки зрения современной академической науки, поклоняются неповторимым, уникальным, восхищающим взоры «достижениям» нецивилизованной Европы.

Достаточно странно, не правда ли? 

Обратите внимание, верхом престижа считается учиться в старейшем университете, а вовсе не окончание новейшего университета. Хотя, по идее, новейший вроде как лучше. Новейший ведь — самый современный. И все же почему-то люди хотят учиться именно в старейшем университете… Вроде как архаично, но парадокс заключается в том, что все хотят закончить именно один из старейших университетов Европы. Тем самым, если сопоставить современную науку сегодня с  наукой, что существует уже на протяжении многих веков, то она—достаточно примитивна по сравнению с европейской древней наукой.

Для большинства людей Европа в промежутке с XIV по XVIII века—это научная фантастика. Её существование похоже на научно-фантастический роман. И сомневаться в этом сложно. Достаточно посмотреть на такой город как Венеция и другие места Европы. Существование подобного рода города, которому уже более 1000 лет, согласно официальной истории, который был сооружен на воде (до сих пор считается загадкой с помощью каких технологий был построен город) — фантастично. И Венеция постоянно привлекает к себе внимание огромного количества туристов со всего мира, ежедневно, ежегодно. Точно также, огромное количество туристов приезжает и на Юг Италии, и в Рим, в Германию, в Австрию, во Францию и так далее. Вся Европа пронизана уникальными достижениями «дремучей» цивилизации и «дремучей» науки, как ее называют современные ученые. И так как большинство наших ученых не интересуются наукой этого периода—с XIV по XVIII века—а интересуются наукой современной, то, безусловно, подавляющему большинству из них неизвестны те научные работы, которые были написаны тогда.

Достаточно изучить книги, написанные в период существования двух последних Империй, например Священной Испанской империи, и сразу будет ясно, какого уровня образования были те люди. Один из примеров — трактат, написанный командором ордена Иисуса Христа по имени Иеронимо Санчес де Карранза — «Философия оружия» (опубликован в 1582 г.). Это шедевр научного творчества на стыке 9 наук: начиная от Евклидовой геометрии и заканчивая психологией.

Как я уже отметил, работы, которые проводила та цивилизация, жившая с XIV по XVIII век, даже при нашей современной тяжелой технике: строительство замков, строительство городов, разработка скальных пород и прочие вещи, то, что сооружалось в тот период—все это сделать сейчас не представляется возможным.

Существует огромное количество доказательств, собранных Экспедиционным корпусом, которые говорят о том, что у нас таких механизмов и орудий просто нет. К примеру, строились замки, которые не имеют входа. То есть, замок стоит на горе, и к нему нет никакого подъезда, и попасть в него можно только по воздуху…

Один из таких замков стоит в провинции Тироль в Австрии—Тирольский замок. И когда я спрашивал, находясь рядом с этим замком, как в него попадали люди—никто не мог ответить на этот вопрос.

 

Обратим внимание также и на то, что, по всей видимости, до меня в наше время подобные вопросы никто не задавал. Почему? Ведь вопросы эти возникают… ну, если не при первом, то уже наверняка при втором-третьем взгляде на эту архитектуру. Сейчас, само собой, туда поднимаются на лифте—сооруженном уже в ХХ веке. Но ведь попадали туда люди задолго до того, как лифты появились на свет и стали делом обыденным. По сути, в этом замке даже подъемные механизмы не были предусмотрены.

Таким образом, Экспедиционный Корпус на протяжении более 6 лет изучал историю Европы. Неизвестную её историю. Были проведены серьезные исследования—в том числе и в области машин и механизмов. И на основании найденных артефактов и источников, сохранившихся в библиотеках Европы, была выведена гипотеза того, как выглядели некоторые приспособления, машины и неизвестные доселе в Европе. У криминалистов есть такая форма работы, как воспроизводство событий на месте или картины совершенного преступления. Так, наши специалисты из НИИ Криминалистики вместе с художниками на основании материалов, полученными за 6 лет работы и находящимися в нашем распоряжении, попытались восстановить внешний вид тех машин, которыми пользовались древние.

  • Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 6

Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 6

Возможно, это вызовет у некоторых скепсис. Мол, сие — из жанра научной фантастики. Что же, может быть—это и имеет некоторое отношение к фантастике, но всё не так просто. Великие говорили, что «всё постигается через демонстрацию». И что может быть ярче и убедительнее, чем сами иллюстрации древних учебников, запечатлевшие оборудование, которое существовало в XIV– XV веке, и сохранилось в Европе по настоящий день. Речь —о древних трактатах Флоренции, найденных в Британском музее. Вот фрагмент учебника по строительству неких объектов. И, конечно, назначение этих объектов не всегда известно и понятно обывателю:

 

  • Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 14

Иллюстрации из трактата сиенского архитектора Франческо ди Джорджо Мартини «Работа по архитектуре» (Francesco di Giorgio Martini, Opusculum de architectura, 1474-1482) © The Trustees of the British Museum, released as CC BY-NC-SA 4.0

Автором учебника является один из выдающихся военных инженеров, архитектор, художник Франческо ди Джорджо Мартини (1439–1501), который консультировал всю Европу по строительству объектов. Он написал учебник «Трактат гражданской и военной архитектуры», который, исходя из иллюстраций, является не просто учебником, а пособием для тех, кому судьба—и строить, и уничтожать крепости, и проникать в них.

  • Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 18

Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 18

Как видно из этих рисунков, везде присутствует специальная геометрическая составляющая. То есть, все объекты имеют специальную геометрию (ту, что согласно знанию древних ученых, принимает божественную силу, являясь резонаторами этой божественной силы).

Подобного рода иллюстрированные учебники XV века показывают — как строились и функционировали замки, которые до настоящего времени сохранились и стоят в Европе уже столько веков в целости и сохранности, на высоченных обрывах скал.

  • Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 23

Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 23

Пример используемых механизмов:

Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 26
Страница трактата Франческо ди Джорджо Мартини, приблизительно 1470, Торино, Библиотека Реале

 

Примеры машин, которые устанавливают колонны. Машины, которые решают определённые задачи, перемещают, поднимают и опускают груз… Все построено на физике, в некоем смысле. И, важно то, что сегодня ничего не поменялось. То есть впечатление таково, что механизмы эти просто скопированы: вот перед нами станки и прочие объекты, а современная инженерия, по сути, ничего принципиально нового не придумала. Это все уже существовало задолго до современной академической науки и ее «достижений».

Есть еще один важный момент, о котором необходимо сказать. Сопоставьте и вы изображения машин и механизмов из учебника XV века с теми рисунками техники, которые были воссозданы нами на основании найденных артефактов и документов из библиотек Европы за 5 лет. И совершенно четко увидите: эти крепости «скручены» из элементов тех машин, которые мы нарисовали. Сопоставьте несколько иллюстраций между собой. Все эти объекты, сохраненные до настоящего времени в Европе (замки и т.д.)—являются продукцией в геометрическом объеме элементов тех машин, которые мы вывели и нарисовали, используя криминалистические методики. Все механизмы, которые показаны в учебнике, являются элементами тех машин, которые мы вам продемонстрировали. Просто—в разобранном виде, всего на всего, что является лишь некой формой деградации. То есть сначала были машины, выведенные криминалистическим методом; затем люди деградировали, и начали строить крепости не при помощи машин, а уже в виде этих машин, используя их элементы как геометрию…

И, вероятно, эти машины работали как раз на той силе, о которой говорили древние—за счёт геометрии объектов и тех редукторов, распределителей, которые силу распределяли на механизмы этих машин. Кто-то может сказать, что это не научно, что это научная фантастика… Но хочу напомнить, что еще не так давно

Никола Тесла катался на автомобиле… без бензина. Он ездил на автомобиле по Буффало (США) целую неделю, используя внешнюю энергию для приведения в работу двигателя автомобиля. Этот случай известен мировой науке. Но объяснить, как это было возможно—никто не может. Тайна этого «эксперимента» Теслы ушла вместе с ним. Но факт остается фактом, что даже совсем недавно, в 1931 году — начало ХХ века (!), Никола Тесла показывал, что это возможно. Поэтому, существование подобного рода машин—не просто научно, а крайне научно.

Современная наука является лишь подобием той, которая существовала еще в XIV–XVIII веках в Европе, и которая впоследствии пошла очень странным «математическим» путем, не позволяющим ей выйти за рамки математики. А то и за рамки теоретической механики и физики, теории машин и механизмов, теоретической механики и так далее. Учитывая эти примеры научных достижений более, чем пятисотлетней давности, можно сказать: на лицо лишь деградация человечества. Потому что машины существовали задолго до этого и были они рабочими (то есть, использовались при строительстве на территории всей Европы). Безусловно, можно выдвигать дальнейшие гипотезы о том, как они были устроены, откуда они, и так далее, но факт остаётся фактом. Сначала были машины, которые нам удалось восстановить и нарисовать, используя криминалистические и криминологические методики. Потом появились другие машины, которые являлись проекцией предыдущих, но уже их статической проекцией (как элементы машин и механизмов, в виде архитектуры, крепостей и разных сооружений, найденных на гравюрах и рисунках в архивах библиотек Европы). Затем происходило все большее и большее упрощение, то есть ухудшение. В 1830 году в Европе произошла Буржуазная революция, начало появления общества потребления, и продолжение деградации—до сегодняшнего состояния. И этому немало способствовали современная наука и система воспитания. Но, на данный момент наблюдается постепенное восстановление науки. Уже ведутся исследования на стыке наук, а это говорит о том, что пошла обратная сборка науки в единую систему. Ученый не может быть специалистом в одной науке, иначе— какой же он тогда учёный… Учёный— это человек, который много знает и может оперировать данными на стыке наук.

Экспедиционный корпус нашел изображения машин на фресках, гербах и так далее, что достаточно иллюстративно представлено в этой главе. То есть те машины считались культовыми. Можно предположить, что были некие люди, которые обожествляли эти машины. Следовательно, были и те, кто не могли пользоваться этими машинами, и на которых они наводили страх. В таком случае уже можно поделить людей на два типа: на тех, кому принадлежали машины, и тех, кто поклонялся этим машинам…

Изображение одной из таких машин — транспортника, было найдено Экспедиционным Корпусом на Юге Италии, в одном из древних храмов небольшого горного городка Джераче (как и изображения машин, найденные на фресках в Германии, на рыцарском гербе, и многое другое).

Неизвестная история науки. Бодрийяр доказал в своих работах: современная академическая наука— полная симуляция 27
Фото Алисы Новоселовой. Храм в Джераче, провинция Реджо-Калабрия, Италия (Gerace, Reggio di Calabria, Italy). Научная экспедиция в провинцию Реджо-Калабрия, декабрь 2019

 

Современная наука стала ничтожной достаточно недавно. Если посмотреть в масштабе исторического периода, это произошло где-то в пятидесятых-шестидесятых годах ХХ века. Поскольку до того времени существовала некая тайная часть науки—закрытая, и некая явная часть науки— открытая. Но они четко взаимодействовали между собой (тайная и явная часть). В шестидесятых-восьмидесятых годах, можно так сказать, произошла научная революция, когда исчезла тайная часть науки. А с распадом и исчезновением Советского Союза наука вообще исчезла как таковая.

Затем последовали тщетные попытки возродить науку в уже независимых новых государствах. А в европейских странах — переделать ее на математический лад. Так, Герд Гигеренцер (видный ученый, немецкий профессор, заслуженный ученый и деятель, психолог-когнитивист) не раз отмечает, что все эти кардинальные изменения в науке, ее «оматемачивание» началось еще со времен французской революции тридцатых годов XIX-го и закончилось к восьмидесятым годам ХХ-го века. Так, обратите внимание, что большая часть научных открытий последнего столетия была совершена в период с 1920 по 1980 года. И чем дальше от этой даты влево, тем больше открытий, а чем ближе к 1980-му году и далее ближе к современности, тем их все меньше и меньше. После 1980-го года научные открытия почему-то стали не нужны. И они, если существуют и сохранялись, то только в точных науках, а в гуманитарных—они исчезли вообще.

И когда кто-то говорит, что, например, «Бодрийяр—не Кант», то мы отвечаем: но ведь и «Кант—не Бодрийяр». Неизвестно, кем станет Жан Бодрийяр для мира. Кант, безусловно, великий философ. Он в свое время поставил на колени Европу. Но ведь Жан Бодрийяр — поставил на колени мир. Понимаю, что со мной не все ученые будут согласны. Но никто другой подобной работы, как Бодрийяр, не проделал. Спорить может тот, у кого есть альтернативный материал на эту тему. А если работ нет, тогда это не научно. Можно обсуждать только альтернативу. В силу этого, кто более великий—еще вопрос. История все рассудит.

И когда Жан Бодрийяр пишет свои труды, он, по сути, призывает к возврату к той самой науке, которая была в XIV–XVIII веках. Как отмечал Бодрийяр, он «вышел» из академической науки, перестал себя считать её частью, оставив её как объект исследования. И подверг академическую науку очень серьезному анализу. В результате его анализа получились вещи, гораздо более «жесткие», чем об этой науке пишет даже Герд Гигеренцер в своем труде «Адаптивное мышление». В этой работе он критикует современную науку, её Байесовские модели и полное отсутствие прикладной системы использования этих данных.

Бодрийяр же говорит о том, что современная наука—это не просто симуляция, а ложь, которая воспитывает в человеке приверженность к гиперреальности. И это, по его мнению, полный беспредел. То есть, современный среднестатистический «необразованный» человек, который считает себя «королём природы и мира» (как ему рассказывают), по сути, абсолютная «ничтожность» в этом мире, и может выжить только в обществе потребления. Жить без этого общества он не способен. Он раб этого общества. И всё потому, что исчез Бог, исчезла культура, исчезло еще очень много всего… И такая работа Жана Бодрийяра как книга «Гипсовый ангел»  (1978) очень ярко это показывает (так же, как и другой его труд—«Исчезновение культуры»). У нас исчезла культура, исчезла вера, исчезла наука — исчезло все. И осталось… симулятивное общество потребления, которое состоит из огромного количества симуляций (как симбиоз симуляций).

И даже та наука, которая сегодня сохранилась в этом «обрезанном» состоянии, даже она перестает интересовать потребителя. То есть сегодня скорости в мире увеличились, сокращается время обучения, упрощаются программы. И всё это потому, что большинство людей стало не способно за отведенное время освоить эти программы. По сути, если раньше человек учился в университете 5 лет и за это время осваивал определенный блок материалов, то сегодня современному человеку для освоения такого же объема информации необходимо учиться в университете уже 10 лет. Как сказала одна из моих знакомых профессоров: «если раньше человек был способен выучить 4 листа текста и рассказать его на семинаре, то сегодня ситуация такова, что его нужно учить прочитать на семинаре 4 листа текста». То есть он не может прочитать даже четыре страницы! А уровень интеллекта абитуриентов ВУЗов упал настолько, что они не способны ни на какие анализы, вычисления и выводы — они могут только повторять. И даже повторяют многие из них плохо. При этом, мы говорим о людях с высшим образованием! Что же тогда говорить о тех, кто не имеет никакого образования… Как говорит Бодрийяр, они стали всего лишь «придатком к компьютерной системе». Эти люди—для компьютеров, а не компьютеры для них:

«Высокотехничная машина—это открытая структура, и, взятые как целое, такие открытые машины предполагают наличие человека, своего живого организатора и интерпретатора. Но если на уровне высокой технологии указанная тенденция опровергается, то на практике именно она по-прежнему ориентирует вещи в сторону опасной абстрактности. Автоматика здесь безраздельно господствует, и ее фасцинация так сильна именно потому, что не носит рационально-технического характера… (Жан Бодрийяр, «Система вещей»)».


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться