Сапатисты. Восстание против неолиберализма

Автор -
503

Организация сапатистов не вписывается в традиционные классификации, это ни армия, ни партия, ни общественная организация. В САНО есть элементы всего вышеперечисленного, но они соединены и функционируют совершенно в другой логике. САНО не ведет военных действий на территориях, где проживает гражданское население, оружие, по их словам, нужно только для защиты от нападения федеральных войск или Guardias Blancas.

В интервью Габриэлю Гарсиа Маркесу субкоманданте Маркос сказал «…наша армия — это армия совершенно другая, потому что мы стремимся как раз к тому, чтобы перестать быть армией. Военный — это абсурдная личность, потому что он должен прибегать к оружию для того, чтобы убедить другого в том, что его истина — единственная, которой нужно следовать. И в этом смысле, если будущее нашего движения — военное, у него нет будущего. Если САНО продолжит свое существование как вооруженная военная сила, это станет ее поражением. Поражением в смысле поражения ее идейных позиций, ее взгляда на мир». Об этом говорится в статье Леонида Томина, которая была опубликована на syg.ma:

«Без сомнения, сапатистское восстание 1994 года явилось главной вдохновляющей силой антиглобалистского движения во всем мире. Оно, конечно же, было поворотным пунктом в процессе, который привел к демонстрации 1999 в Сиэтле, сорвавшей встречу ВТО, после чего ВТО и по сей день не смогла оправиться. События в Сиэтле, в свою очередь, привели к созданию в 2001 году Всемирного социального форума (ВСФ), который стал главным местом концентрации антиглобалистских сил».

Иммануил Валлерстайн

 

1 января 1994 года вооруженные отряды индейцев в масках численностью 3 тыс. человек заняли города Сан Кристобаль де Лас Касас, Окосинго, Альтамирано и Лас-Маргаритас расположенные на территории мексиканского штата Чиапас. Дата выступления была выбрана не случайно, в этот день вступал в силу договор НАФТА, предусматривающий создание зоны свободной торговли между США, Канадой и Мексикой.

Договор НАФТА давал транснациональным корпорациям право неограниченного доступа к нефтяным месторождениям и лесам, на которых проживают различные индейские общины. С балкона городской ратуши восставшие зачитали обращение, в котором назвали себя Сапатистской Армией Национального Освобождения (САНО) и объявили войну правительству. Далее САНО после непродолжительной осады завладела военной базой Ранчо Нуэво, пополнив запас своего вооружения. Следующим шагом стало освобождение из близлежащих тюрем политических заключенных.

Федеральное для подавления восстания сапатистов задействовало армейские подразделения и авиацию. В результате наступления войск и авиационных ударов САНО в декабре 1994 г. была вытеснена из городов и отступила горы Лос Альтос. Правительство намеревалось полностью разгромить отряды сапатистов, но им этого сделать не удалось. САНО с первого дня восстания с помощью интернета информировали мексиканское и мировое общественное мнение о целях своей борьбы.

В поддержу сапатистов выступили гражданские организации, известные интеллектуалы, как в Мексике, так и во всем мире. В феврале 1995 года в Мехико состоялся митинг с требованием прекратить военную операцию против САНО и начать мирные переговоры, в нем приняли участие полмиллиона человек. На митинге собравшиеся выразили солидарность с борьбой САНО, основной лозунг дня был «Мы все сапатисты!».

Image

 

Президент страны и  вынуждены были отступить и начать переговоры, которые проходили в поселке Сан-Андрес. После продолжительных многоэтапных переговоров было подписано соглашение, по которому индейские народы получали право на автономию и самоуправления на населяемых ими территориях. Кроме того, сапатисты требовали внести изменения в конституцию Мексики, для того чтобы закрепить в основном законе страны право индейских народов на свою культуру. Необходимо сразу заметить, что руководство страны в дальнейшем игнорировало основные договоренности, достигнутые в Сан-Андресе.

Несмотря на это сапатисты добились прекращения военных действий и были признаны как легальный субъект политического процесса. Прежде чем рассмотреть особенности внутренней структуры и программы САНО, необходимо сделать краткий экскурс в историю, для того чтобы выявить причины выступления 1 января 1994 года, их связь с местной и глобальной социально-политической динамикой.

В конце 1960-х начале 1970-х Мексика пережила волну студенческих волнений и радикального рабочего протеста. Начиная с 1973 года, в стране набирала силу волна забастовок, возглавили протест новые профсоюзы. В 1976 г. профсоюз работников электроэнергетики, объединивший вокруг себя новые профсоюзы других отраслей, крестьянские организации, сквоттеров призвал к общенациональной стачке. ответило репрессиями, послало армейские подразделения на борьбу с протестующими. Выступление было подавлено, для нормализации положения в стране правительство увеличило в бюджете основные статьи, финансирующие социальную сферу. Для этого были средства, поскольку постоянно росли мировые цены на главный экспортируемый Мексикой товар — нефть.

В расчете на дальнейший рост нефтяных цен государство осуществляло масштабные внешние заимствования. В 1979 году начинается резкое падение нефтяных цен, покрывает бюджетный дальнейшими внешними займами. Мораторий, на выплату задолженности объявленный Мексикой в августе 1982 года провоцирует международный долговой кризис, президент страны Лопес Портильо национализирует банковскую систему. К этому времени внешний долг страны составлял 92,4 млрд. долларов.

С 1982 г. Мексика оказывается в полной зависимости от МВФ, которая соглашается выделять новые кредиты только при условии проведения неолиберальных реформ (бездефицитный бюджет, контроль инфляции, отмена субсидий промышленности и сельскому хозяйству). В 1986 г. Мексика присоединяется к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ), эпоха экономического протекционизма подошла к концу. В результате отмены импортных пошлин и квот многие предприятия становились не конкурентоспособными и банкротились. Период с 1982 по 1992 годы в связи с постоянно ухудшающейся ситуацией в экономике получил название «потерянное десятилетие».

Теперь перейдем к рассмотрению недавней истории Чиапаса и положения, предшествовавшего выступлению САНО. В 1950-е годы с востока страны в Лакадонскую сельву Чиапаса мигрировали индейцы племени чоли, изгнанные со своих земель в результате расширения площади плантаций кофе. В дальнейшем индейский миграционный поток в Чиапас продолжал расти, сюда из штата Оахака перебралась большая группа индейцев племени соке. К этому времени на территории Чиапаса уже проживало множество индейских племен самые многочисленные из них: цельтали, цоцили и тохолабали. Не имеющие средств к существованию индейцы, вынуждены были наниматься на работу к местным латифундистам, которые имели репутацию наиболее жестоких и кровавых в стране.

С 1930-х годов латифундисты для подавления недовольства рабочих создавали собственные военизированные отряды — Guardias Blancas. В конце 1970-х в начале 1980-х все настойчивее звучали требования к правительству провести аграрную реформу. В 1980 г. армейские подразделения совместно с Guardias Blancas провели карательную операцию на ферме около Комитана, оно была занята группой индейцев племени тохолабали. Жертвами незаконной расправы стали 50 человек.

В период с 1982 по 1988 гг. губернатором штата Чиапас был генерал Абсалон Кастельянос Домингес, проводивший крайне жестокую политику в отношении индейцев. При его приемнике П. Гонсалесе Гарридо ситуация не изменилась, армия и Guardias Blancas несколько раз расстреливали индейцев, рубящих деревья на территориях, который принадлежали латифундистам. В октябре 1992 года 10 тысяч индейцев прошли маршем протеста по улицам Сан Кристобаль де Лас Касас.

Говоря о ситуации в Чиапасе на момент выступления САНО, необходимо добавить немного статистики «…население составляет 3,5 млн. человек. Здесь производится 55% гидроэлектроэнергии, 35% кофе и значительная часть мексиканской нефти, природного газа, ценной древесины, меда, крупного рогатого скота и кукурузы. Солидная доля этой продукции идет на экспорт, что приносит стране доход в валюте. ⅔ населения проживает в сельской местности, доход 90% из них является минимальным или же просто нулевым. Более 40% населения моложе 15 лет. Половина населения не обеспечена питьевой водой и ⅔ не имеют водопровода. Из 100 детей 72 не заканчивают начального школьного образования. 1,5 млн. населения не получают никакого медицинского обслуживания. 0,2 мед. пункта на каждую тысячу жителей: в пять раз меньше, чем в среднем по стране. 54% населения страдает от истощения и среди индейцев (составляющих, приблизительно, 1 млн. человек) голодает около 80%».

Для понимания феномена сапатизма необходимо проанализировать трансформацию политической практики и идеологии леворадикальных организаций в Мексике. В 1970-е годы в Чиапасе активно действовали небольшие группы маоистов, наиболее известная из них «Пролетарская линия» («Linea Proletaria») и последователи Эрнесто Че Гевары из «Сил национального освобождения» («Fuerzas de Nacional Liberacion»). При всем различии их стратегий в главном они делали ставку на организацию партизанских подразделений для ведения в дальнейшем вооруженной борьбы с официальными властями.

В их числе были и будущие сапатисты. Они, выпускники университетов, прибывают в Лакандонскую сельву, чтобы по примеру соседних стран Сальвадора и Гватемалы создать свой партизанский отряд. Изначально они планировали обучать индейцев марксизму, но после первых попыток осознали ограниченность теории, столь мало внимания уделявшую проблемам крестьянства. Для классиков марксизма крестьяне — архаичное сословие, не могущие быть субъектами истории, они всегда не ведущие, а ведомые. Сапатисты решают отказаться от догматической марксистской теории и глубже изучить историю, культуру, язык и обычаи индейских племен. В результате процесс идеологического синтеза, в ходе которого возникла оригинальная идеология сапатизма, занял десять лет.

Одной из отличительных черт САНО является ее внутренняя структура. Сапатисты создали совершенно новый тип политической организации, которая трансверсально преодолевает старые организационные структуры, идеологические доктрины и сам прежний модус политического действия. САНО совсем не похожа на традиционные партизанские движения Латинской Америки, которых исследователи называют геваристами. Их стратегию концептуализировал французский философ и соратник Эрнесто Че Гевары — Режи Дебре, он подробно проанализировал события Кубинской революции и других эпизодов партизанской борьбы леворадикальных групп против авторитарных режимов в Латинской Америке.

Хотя в САНО нет руководящей иерархической структуры, ее лидером с подачи журналистов считают таинственного субкоманданте Маркоса. Этот человек без прошлого, всегда носящий черную маску, стал для многих людей во всем мире символом сопротивления неолиберализму — «Че Геварой эпохи постмодерна». Субкоманданте Маркос единственный метис среди сапатистов, не является вождем, он коммуникационное звено для индейцев, абсолютное большинство которых не владеют испанским языком. Кроме того, он специалист по связи, организовавший с помощью интернета и других средств международную кампанию в поддержу сапатистов.

Субкоманданте Маркос
Субкоманданте Маркос

 

Субкоманданте Маркос в своих интервью подчеркивает основополагающие различия между сапатистами и теми латиноамериканскими партизанскими движениями, которые вели вооруженную борьбу против авторитарных режимов в недавнем прошлом. «То, что считалось бы успехом для военно-политической организации 1960-х и 1970-х, когда возникли национально-освободительные движения, для нас стало бы поражением. Мы видели, как эти победы приводили к провалам или поражениям, скрытыми за собственной маской. То, что оставалось всегда нерешенным — это роль людей, роль гражданского общества, роль народа. И наконец, это было всегда борьбой между двумя гегемониями. Репрессивная власть, которая сверху все решает за общество, и группа просветленных, которые хотят наставить страну на путь истинный, отстраняет первую группу от власти, берет власть в свои руки и тоже сверху начинает решать все за других» [4].

Иммануил Валлерстайн отмечает влияние на сапатистов установок «новых левых» в том, что касается учета интересов групп, которые ранее универсальными доктринами игнорировались. Левые организации Мексики много десятилетий не обращали должного внимания на проблемы индейских народов. «Сапатисты разделяют мнение, сложившееся после 1968 года, что традиционный анализ «старых левых» был слишком узким и рассматривал проблемы и борьбу только городского промышленного пролетариата. Маркос полностью посвятил одно из обсуждений борьбе женщин за свои права. Во время другого он говорил о ключевой роли вопроса о получении сельскохозяйственными рабочими во всем мире контроля над землями. И довольно неожиданно он провел несколько обсуждений под заглавием «ни центр, ни периферия», отрицающих идею преимущества одного перед другим — как в отношении силы, так и в отношении интеллектуального потенциала. Сапатисты объявили, что борьба за права любой угнетенной группы одинаково важна и должна вестись на всех позициях одновременно».

Интересен анализ субкоманданте Маркосом политических и экономических процессов, протекающих в рамках неолиберальной глобализации. В условиях подобной системы, по их мнению, национальные государства теряют суверенитет и становятся полностью зависимы от глобального капитала. «Политика сегодня — это организатор сугубо экономический, политики — лишь современные менеджеры фирм. Новые хозяева мира — не правительства, им незачем ими быть. «Национальные» правительства уполномочены управлять бизнесом в различных регионах мира. Это и есть «новый мировой порядок» — превращение всего мира в единый рынок. Страны являются магазинами его отделов с управляющими правительствами, новые региональные экономические и политические альянсы каждый раз все больше похожи на современный гипермаркет, чем на политическую федерацию».

Организация сапатистов не вписывается в традиционные классификации, это ни армия, ни партия, ни общественная организация. В САНО есть элементы всего вышеперечисленного, но они соединены и функционируют совершенно в другой логике. САНО не ведет военных действий на территориях, где проживает гражданское население, оружие, по их словам, нужно только для защиты от нападения федеральных войск или Guardias Blancas.

В интервью Габриэлю Гарсиа Маркесу субкоманданте Маркос сказал «…наша армия — это армия совершенно другая, потому что мы стремимся как раз к тому, чтобы перестать быть армией. Военный — это абсурдная личность, потому что он должен прибегать к оружию для того, чтобы убедить другого в том, что его истина — единственная, которой нужно следовать. И в этом смысле, если будущее нашего движения — военное, у него нет будущего. Если САНО продолжит свое существование как вооруженная военная сила, это станет ее поражением. Поражением в смысле поражения ее идейных позиций, ее взгляда на мир».

Цель сапатистов — продемонстрировать иной модус политической борьбы. Cубкоманданте Маркос множество раз заявлял, что САНО никогда не будут преобразованы в партию. Они также отвергают путь вооруженного захвата власти, за это подвергаются критике со стороны повстанческой организации «Революционные вооружённые силы Колумбии — Армия народа» (ФАРК). Сапатисты выступают за максимальное расширение пространства демократии и включение в политический процесс искусственно маргинализованных слоев, особенно индейцев. Они не верят, что проблемы страны можно решить на выборах, по их словам, они выступают альтернативой не отдельным политикам или партиям, а системе власти как такой.

В 1990-е годы на смену Институционно-революционной партии, пришел Национальный Альянс, но экономическая ориентация на неолиберализм осталась, нисколько не улучшилось положение индейских народов. «Необходимо создать новую политическую культуру. Эта новая политика может возникнуть из нового видение Власти. Речь идет не о захвате Власти, о, а революционном изменении ее отношения с теми, кто ее осуществляет, и с теми, кто испытывает ее на себе» — отметил Маркос.

Основой САНО являются общины индейцев, военное руководство организации переизбирается каждый год и полностью подчинено низовым структурам. Все бойцы САНО — добровольцы. Решения по всем вопросам принимаются после долгого обсуждения на ассамблеях, проводимых общинами, в которых могут принять участие все желающие, в том числе дети старше 12 лет. Решения принимаются только на основе всеобщего согласия, если на первом этапе его добиться не удается — обсуждение на время откладывается. После нахождения консенсуса по вопросу избираются делегаты на общее собрание. Именно так после известия о подписании НАФТА было принято решение о выступлении 1 января 1994 года.

Всего на контролируемых сапатистами территориях располагаются 32 автономных муниципалитета. Каждый из них в свою очередь состоит из 50-100 общин. Община каждую неделю собирает ассамблею для координации усилий в различных сферах или, если речь идет решении касающегося САНО в целом, выбирает ответственных делегатов. Земли, на которой расположены общины, были заняты сапатистами совместно с союзниками из числа гражданских организаций и распределены среди нуждающихся.

Сапатисты большое внимание уделяют включению в процесс принятия решений индейских женщин. Маркос, анализируя глобальные мировые проблемы, всегда солидаризируется с миноритарными группами. В одной из статей, отвечая на столь часто задаваемый вопрос о его личности, субкоманданте Маркос дает интересную иллюстрацию идеи Ж. Делеза и Ф. Гваттари о становлении-миноритарным:

«Маркос — гей в Сан-Франциско, негр в Южной Африке, азиат в Европе, чикано в Сан-Исиндро, анархист в Испании, палестинец в Израиле, на улицах Сан-Кристобаля, рокер в деревне, еврей в Германии, феминист в политических партиях, коммунист после холодной войны, пацифист в Боснии, мапуче в Андах, артист без галереи и мольберта, домохозяйка в субботу вечером в любом округе любого города любой Мексики, партизан в Мексике конца XX века, репортер, пишущий для заполнения лишнего пространства, мачист в феминистском движении, безземельный крестьянин, маргинальный издатель, безработный рабочий, врач без кабинета, несогласный студент, диссидент в неолиберализме, писатель без книг и читателей, и конечно сапатист на юго-востоке Мексики».

В 1994-1995 годах в Мексике под влиянием САНО произошла резка политизация различных групп. Девять месяцев продлилась забастовка студентов Автономного Университета Мехико против реформы высшего образования, профсоюз работников электроэнергетики смог остановить приватизацию отрасли. Росла солидарность, и студенческие организации, профсоюзы, индейские общины устраивали совместные акции протеста.

В 1996 году создается Сапатистский фронт национального освобождения — общенациональная общественная гражданская организация, поддерживающая требования САНО, выступающая за активизацию гражданского общества страны. В июле этого же года сапатисты собирают «Межконтинентальную встречу за человечество и против неолиберализма», на которую из разных стран для обсуждения основных мировых проблем съехались около четырех тысяч делегатов.

Еще одна масштабная мобилизация САНО и их союзников по борьбе состоялась в сентябре 1997 года, когда было решено провести мирный марш на Мехико, целью мероприятия было привлечь внимание к всплеску насилия в Чиапасе, где местные Guardias Blancas убили несколько гражданских активистов, сочувствующих сапатистам. Незаконные расправы продолжились в декабре, когда проправительственная группировка «Красная Маска» («Mascara Rojo») совершила убийство 45 жителей города Актеаль, сочуствующих САНО. Среди погибших были женщины и дети. В апреле и июне 1998 года произошли нападения на три автономных муниципалитета сапатистов: Флорес Магон, Тиерра Либертад и Сан Хуан де Либертад.

В марте 1999 г. прошла кампания «La Consulta», в ходе которой пять тысяч сапатистов — как мужчин, так и женщин — посетили все муниципалитеты Мехико для проведения голосования по вопросу о правах индейских народов и демилитаризации Чиапаса. В сентябре этого же года снова забастовали студенты Автономного Университета Мехико, они отправили делегацию из ста человек в Чиапас, к ним присоединился и профсоюз работников электроэнергетики. Армия и полиция пытались предотвратить их проникновение на территории, контролируемые сапатистами, но им этого сделать не удалось.

Image

 

В апреле 2001 года САНО и их союзники организовали мирный поход на Мехико, в качестве основного требования они выдвинули демократизацию политической системы страны, децентрализацию управления за счет передачи части ресурсов и полномочий автономным муниципалитетам. Эту акцию приехали поддержать многие известные люди: кинорежиссер Оливер Стоун, писатели Хосе Самараго и Габриэль Гарсиа Маркес. Во время похода сапатисты проводили встречи с жителями городов и поселков, обсуждая волнующие их проблемы.

Субкоманданте Маркос в интервью заявил «…в течение всего перехода мы получали пачки с требованиями и петициями, которые накапливались со времен еще предшествующих мексиканской революции, в ожидании того, что кто-то придет и решит все проблемы. И если сократить все речи, произнесенные нами с начала сапатистского похода до сегодняшнего дня в одну фразу, получилось бы: «Никто этого за нас не сделает» [4].

В июле 2005 г. САНО публикует «Шестую декларацию Лакандонской сельвы» в которой содержится призыв начать организацию нового проекта «Другая Кампания». Она ставить цель создать снизу широкую левую коалицию, которая отразила бы мнения большинства мексиканцев и начала гражданскую кампанию, ориентированную на разработку проекта новой конституции. Принципиальным является обращение к гражданскому обществу, официальные политические партии к кампании не привлекались. «Другая Кампания» прямо противостоит партийной системе, и хотя в ней принимают участие небольшие политические партии, на самом деле они представляют собой отдельные группы, отказавшиеся от участия в выборах и планирующие участвовать в массовых движениях» [7].

«Другая Кампания» стартовала 1 января 2006 года, когда субкоманданте Маркос и группы его соратников-сапатистов отправились на мотоциклах из Чиапаса в поездку по стране. В течение полугода ежедневно они проводили множество встреч с местными жителями и инициативными группами, заинтересованными в присоединении к кампании. Параллельно «Другой Кампании» в стране шли выборы президента, одним из фаворитов гонки был левоцентристский кандидат Лопес Обрадор. Многие ожидали, что САНО выскажется в его поддержку, но они категорически отказались.

«Маркоса критикуют в политическом плане за активное противостояние во время предвыборной кампании кандидату от Революционно-демократической партии, который представлялся кандидатом от левых сил — тех «левых сил», которые мы наблюдаем в Южной Америке и которые служат неолиберализму. Попросту говоря, в течение прошлогодней предвыборной кампании сапатизм показал, что выучил урок бразильского Движения безземельных крестьян. Мы начали бороться с нашим Лулой еще до того, как он смог победить на выборах, чтобы потом нам не пришлось говорить со стыдом, что мы ошиблись» [7] — заметил Э. Беллингаузен.

Последнее на сегодняшний день значимое мероприятие сапатисты провели с 13 по 17 декабря 2007 года. По их инициативе был организован международный коллоквиум «Планета Земля: антиглобалистское движение», в нем приняли участие многие известные мировые интеллектуалы, например И. Валлерстайн, Э. Галеано, А. Турен, Х. Сарамаго, С. Зонтаг, И. Лебо.

Субкоманданте Маркос и Иммануил Валлерстайн
Субкоманданте Маркос и Иммануил Валлерстайн

 

Подводя промежуточный итог и анализируя деятельность сапатистов, можно выделить как их сильные, так и слабые стороны. Им удалось создать новый ризоморфный тип политической организации, используя терминологию Жиля Делеза и Феликса Гваттари [8]. Ее основной принцип — неиерархичность, в ней нет главных и побочных элементов, все они равноправны и находятся в процессе постоянного миноритарного становления, в любое время трансверсально связываются между собой. Еще один успех — вовлечение в общественную индейских народов, причем не на локальном уровне, а с выходом на общемексиканские и мировые проблемы. Кроме того, сапатисты создали пространство диалога, в рамках которого нашли взаимопонимание и объединили свои усилия не только индейцы, но и студенты, независимые профсоюзы.

Если говорить о тех ограничениях, с которыми столкнулась организационная структура и идеология сапатистов, то можно выделить следующие пункты.

1. При всех преимуществах положение вне рамок официальной политической системы лишает САНО многих инструментов воздействия на процессы в стране.

2. Стратегия создания «автономных территорий» и принципиальный отказ от борьбы за власть в долгосрочной перспективе обречены на неудачу.

3. Отказ от участия в борьбе за власть постепенно смешает субкоманданте Маркоса и САНО на позицию «моральных авторитетов», любимых средствами массовой информации, но абсолютно безопасных для власти. Недаром наиболее язвительные оппоненты называют Субкоманданте Маркоса — субкомедианте.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться