Уроки Афганистана для Казахстана: можно все потерять

Автор -
442

Политолог Досым Сатпаев говорит, что сейчас самое для стран Центральной Азии готовить базу для встречи талибов, пишет телеграм-канал «Строгий агашка». Ждать не так уж долго… Дословно:

«…признаемся честно, Казахстан в этой игре лишь сторонний наблюдатель. Единственная из стран Центральной Азии, которая еще несколько лет назад готовилась к сценарию прихода талибов к власти, Узбекистан.

Более того, со времен Ислама Каримова Узбекистан имел свое игровое поле в афганской политике: являлся заложником географии, находясь по соседству с Афганистаном.

С начала 90-х Ташкент активно поддерживал военный потенциал Северного альянса и генерала Абдул-Рашида Дустума в войне с талибами.

Затем в начале 2000-х годов Узбекистан предоставил американцам авиабазу «Карши-Ханабад», которая функционировала до 2005 года, а немцам — авиабазу в узбекском Термезе.

При этом постоянная угроза со стороны Афганистана со временем превратила Узбекистан в государство с довольно сильной армией. В 2021 году Узбекистан улучшил свои позиции в международном рейтинге вооруженных сил Global Firepower, заняв 51 место, и до сих пор остается сильнейшей армией в Центральной Азии. Для сравнения, Казахстан отстал от Узбекистана в данном рейтинге на 11 пунктов, разместившись на 62-м месте.

Но с приходом на пост президента Узбекистана Шавката Мирзиеева политические контакты Ташкента и талибов активизировались.

Кстати, на церемонии заключения мирного соглашения между США и представителями движения «Талибан» также присутствовал министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов, что говорило об активном участии Ташкента в переговорах с талибами.

В результате весной 2021 года представители руководства движения «Талибан» заявили, что со своей стороны не допустят того, чтобы с территории Афганистана исходила угроза безопасности Узбекистану.

При этом, как и США и Россия, Узбекистан также исходит из принципа «враг моего врага – мой друг», видя в талибах один из инструментов сдерживания более радикальных групп, в том числе «Исламского движения Узбекистана», которое до 2014 года было на стороне талибов, пока в том же году лидер ИДУ Усман Гази не заявил о присоединении этой организации к ИГИЛ.

Но кроме политического диалога с талибами Ташкент интересуют вполне конкретные экономические цели в Афганистане.

Азиатский банк развития уже выделил Афганистану $110 млн на строительство линии электропередач Сурхан – Пули-Хумри из Узбекистана протяженностью 260 км. Кроме этого Ташкент приступил к реализации нового проекта по строительству железной дороги Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар через Афганистан в Пакистан.

В начале 2021 года Узбекистан, Афганистан и подписали совместный запрос на получение кредита в $4,8 млрд от международных финансовых организаций для проекта Трансафганской железной дороги.

Как отмечают эксперты, данный маршрут должен связать южноазиатскую железнодорожную систему с центральноазиатской и евразийской, чтобы обеспечить выход к пакистанским морским портам – Карачи, Касему и Гвадару. Но все эти проекты невозможно будет реализовать без поддержки движения «Талибан», которое должно гарантировать их безопасность.

Интересно то, что во недавнего саммита глав государств стран Центральной Азии, который прошёл в Туркменистане, Токаев также поддержал этот проект.

С другой стороны, несмотря на переговоры с талибами, не стоит забывать, что движение «Талибан» не монолитно и состоит из разных групп более или менее радикальных, что не исключает междуусобные войны. И первое им понадобится, чтобы укрепить свою власть в стране и получить международную легитимность. Это не просто: Афганистан — пёстрый ковёр разных этнических групп и большого количества полевых командиров, которые были местными «князьями» на своей территории при любой власти. Также Талибан должен окончательно взять под контроль все ключевые экономические ресурсы страны, начиная с транзитных путей и заканчивая производством наркотиков. На этих ресурсах долгое время как раз и сидели многочисленные местные игроки, с которыми либо придётся договариваться, либо воевать. Выходит, что первое время талибам будет не до Центральной Азии. Другой вопрос, какую политику они будут вести, если у них получится создать свой Исламский Эмират Афганистана и не увязнуть в междуусобных войнах. Уязвимым местом стран Центральной Азии будет то, что в отличие от 90-х годов, у нас нет буфера с талибами в лице Северного Альянса. Это значит, что региона уязвима еще больше, чем раньше. И ситуация может еще стать более угрожающей, если талибы не будут воевать с и их союзниками как рассчитывают Узбекистан, Россия, Китай и другие страны, а заключат с ними договор о ненападении, тем самым в очередной раз превратив Афганистан в заповедник для радикалов.

Именно поэтому все страны Центральной Азии должны сейчас начать выстраивать региональную платформу по Афганистану, согласовать позиции по безопасности, по вопросу сотрудничества с талибами и внешними игроками, по проблемам беженцев…

Как показал опыт того же центрального правительства Афганистана, если рассчитывать только на поддержку внешних сил, то с их уходом можно все потерять. Поэтому страны Центральной Азии в вопросах региональной безопасности должны в первую очередь рассчитывать на свои силы в рамках партнёрства, а не на военные зонтики в руках России, Китая или США, которые всегда будут ставить свои геополитические интересы выше чем национальные интересы стран Центральной Азии.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться