«Как в фильме ужасов»: Влиятельная бизнес-леди Афганистана о побеге из Кабула

Автор -
3661

Одна из самых могущественных бизнес-леди страны, а также одна из немногих, кому удалось убежать, Хассина Сайед рассказала Svenska Dagbladet о побеге из Кабула и о том, как оплакивает женщин Афганистана. Но во мраке есть и проблески надежды, пишет СМИ (перевод ИноСМИ).

Понедельник. 41-летняя Хассина Сайед находится в центре Кабула, когда у нее звонит телефон. Друг на том конце начинает орать, просто-таки реветь в трубку: «Хватай сумку и беги! Они уже здесь, они убьют тебя!»

Хассина Сайед послушалась. «Я побежала изо всех сил».

По пути она видела и других бегущих — и в платьях, и в костюмах. Страх, стресс. «Как в фильме ужасов».

Она боялась, что друг прав: талибы* убьют ее, если смогут.

Недавно в Афганистане ее выбрали бизнес-леди года. Кроме того, Forbes воздал ей должное как самой успешной предпринимательнице страны, единственной женщине в Союзе промышленников Афганистана и единственной женщине, которая сопровождала бывшего президента в поездках, посвященных вопросам торговли.

За последние 20 лет она создала множество успешных компаний. Она продавала что угодно — от отелей и бронированных автомобилей до матрасов, и даже сдавала здания в аренду медиагиганту CNN.

Также Хассина Сайед интересуется политикой и была консультантом на мирных переговорах в Дохе.

«Я знала, что они за мной придут».

Она поняла, что город пал. захватили его на удивление быстро, так что теперь медлить нельзя.
Svenska Dagbladet она рассказала о побеге из охваченного хаосом Кабула. Улицы кишели дерущимися людьми, заключенных выпустили из тюрем, и они, как утверждалось, жаждали мести.

Хассина — одна из тысяч афганцев, кому удалось улететь из страны на военных самолетах. Большинство из них мужчины, ведь многие женщины не осмеливаются покидать дома, чтобы драться и бороться за место в самолете в толпе мужчин, говорит она.

Хассине повезло. Поздно вечером в понедельник друзья отвезли ее к британскому военному самолету в аэропорту Кабула. Там она пробилась на борт среди сотен других афганцев. Когда самолет, наконец, поднялся в воздух, все заплакали. «Все до единого».

«Это уже случалось в 2000 году. Никто и не думал, что когда-нибудь снова вернутся. Такое ощущение, словно все, над чем мы работали, что создавали, как ветром сдуло».

Британских солдат она описывает как ангелов. Британский военный протянул руку Хассине и помог ей забраться на борт в последний момент, когда в толпе начался настоящий хаос. На борту самолета британцы раздавали бутылки с водой и печенье, старались успокоить людей.

«Солдаты были такие молоденькие. Они годились нам в сыновья, а вели себя с нами по-матерински. Удивительно поддержали нас морально».

Военный самолет доставил афганских беженцев в Дубай, потом в Грецию, где ему пришлось дозаправиться, и, наконец, в британский Бирмингем. Там Хассина сейчас и находится на карантине по коронавирусу, ожидая, когда можно будет встретиться в Лондоне с мужем и тремя дочерьми. Они уехали из небезопасного Афганистана несколько лет назад.

Сейчас она внимательно следит за потоком новостей, посвященных драматическим событиям в ее родной стране, в первую очередь за тем, как обращаются с женщинами. Что, по ее мнению, будет с афганскими женщинами при талибах?

Хассину, как и многих, беспокоит, что женщинам больше нельзя учиться или заниматься профессиональной деятельностью, нельзя выходить из дома без сопровождения мужчины, им грозят насилие, притеснения и казни. В последние дни до нее доходили и тревожные новости от друзей, оставшихся в стране.

«Все женщины хотят бежать. Покинуть страну как можно скорее. Многие очень напуганы».

Ее голос срывается, и она разражается слезами.

«Я так гордилась Афганистаном, когда ездила в другие страны. Я рассказывала, как мы подняли свою страну, каких успехов добиваются женщины. У нас есть врачи, и ученые женского пола. У нас, в Афганистане, даже есть женщины, которые занимаются робототехникой. А сейчас нас отбросило назад, в самое начало».

Но Хассина не теряет надежды, пусть надежда и слабая. не могут просто взять и стереть двадцать лет развития, заставить женщин «снова стать необразованными». Целое поколение женщин училось, работало по специальности, интересовалось политикой и разбиралось в своих правах. В больших городах вырос средний класс западного образца. И эту реальность нельзя просто перечеркнуть, считает она.

«Да и не хотят, чтобы из страны сбежали все женщины и вся интеллигенция. Если они предпочтут более умеренный путь, люди останутся, а кто-то из уехавших вернется, и тогда страну будет проще развивать».

По ее словам, также знают, что окружающий мир не захочет иметь с Афганистаном никаких дел, если страна вернется к тому репрессивному для женщин режиму, который царил в годы их правления с 1996 по 2001. А в будущем им понадобится международная поддержка — изоляция, как 20 лет назад, для них неприемлема.

«За два десятилетия случилось очень многое. От стационарных телефонов мы перешли к мобильным, у нас есть интернет и социальные сети вроде Твиттера и Инстаграма. У них больше не получится закопать в землю целую страну».

Некоторый оптимизм внушает и то, что многие в последние годы жили в других странах, например, в Катаре и России, говорит Хассина.

«Они видели современный мир и то, как женщины одеваются, ведут себя и мыслят. Дети многих талибов ходили в школы в этих странах и, можно надеяться, их там научили более прогрессивному отношению к роли и правам женщин».

Но уверенности в этом нет. Все вполне может полететь в тартарары, и женщины потеряют права, говорит она. Прямо сейчас говорят, что женщины смогут продолжить учиться и работать, но только в рамках законов шариата. Также они утверждают, что женщинам и лицам, работавшим на прежние власти, предложат места в новом правительстве.
Однако многие опасаются, что страна постепенно вернется к состоянию, в котором она была в 1990-е годы.

Может быть, девочкам разрешат учиться, но только не вместе с мальчиками, предполагает Хассина. Вероятно, женщинам уже сложно будет сделать такую карьеру, как у нее. И не исключено, что вне дома придется носить полностью закрывающую тело одежду, чтобы избежать физического наказания.

«С этим я смогу жить. Пусть будет одежда, полностью закрывающая тело, если такова цена за возможность продолжать учиться, работать и пользоваться другими правами. Тут главное не одежда, а менталитет и возможности женщин».

Хассина не утратила надежду, но при этом остается реалисткой. Вполне возможно, что сейчас просто пытаются смягчить окружающий мир, притворяясь более открытыми. А как только СМИ перестанут уделять конфликту внимание, люди вновь окажутся в их железной хватке. Или, возможно, ограничений в Афганистане будет меньше, чем в 1990-е, но только не для женщин, которые снова утратят все права и окажутся угнетены.

«Кто знает, возможно, в будущем в учебниках истории станут писать: „Раньше в Афганистане были женщины, которые учились и работали». Но такого ужасного конца нельзя допустить».

Пока что неясно даже, будет ли при «Талибане»* конкретное функционирующее правительство, говорит Хассина. очень разобщены, они расколоты на кланы, которые воюют друг с другом.

«Талибам, определенно, далеко до единства. Крайние и умеренные ветви будут драться друг с другом, повергая Афганистан в еще больший хаос. И для всех было бы лучше, если бы победили умеренные».



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться