Самолеты-ненавистники: не принимайте троллей всерьез

Автор -

У вас когда-нибудь были ненавистники? Или тролли в интернете, которые говорят о вас гадости? Если да, то вы не одиноки. Предприниматель, инвестор, первая женщина генеральный директор L’Oréal Джейми Керн Лима рассказывает свою историю борьбы с ненавистью и завистью окружающих. «Идеономика» опубликовал с сокращениями одну из глав ее книги «Верь себе! Интуиция сильнее советов»:

«Я заметил, что ты снова немного набрала вес. Какую диету ты пробовала, если она не сработала?», «Я не пытаюсь задеть твои чувства, но тебе следует подумать о найме стилиста», «Не поймите меня неправильно, но…» Все эти критические замечания —это реальные вещи, которые люди на самом деле размещали на моих страницах в социальных сетях.

На MTV было шоу под названием «Реальный мир», где незнакомцы жили вместе в режиме непрерывной съемки, но реалити-шоу еще не было мейнстримом. Приближался 2000 год, и вот-вот должны были состояться премьеры двух конкурсных реалити-шоу — «Выживший» и «Большой брат». В первом сезоне «Больших братьев» десять участников должны оказаться заперты в одном доме, чтобы жить вместе и соревноваться за выход в финал.

Я приближалась к концу своего выпускного года в колледже, и некоторые друзья и я, по прихоти, подумали, что было бы забавно подать заявку на участие в шоу. Каждый из нас прислал по кассете. (Да, видеокассета. Помните их?) Мне позвонили и сказали, что из тысяч поданных заявок я прошла на отборочные раунды в Лос-Анджелесе. Я прилетела в Лос-Анджелес, буквально понятия не имея, во что ввязываюсь, и тем не менее чувствуя себя взволнованной и непобедимой.

Десятки камер заполнили каждую комнату дома Старшего Брата, чтобы внешний мир мог наблюдать, как девять незнакомцев и я жили вместе. Отснятый материал был отредактирован (сильно) и транслировался шесть вечеров в неделю по сетевому телевидению в прайм-тайм.

Вы когда-нибудь смотрели реалити-шоу, скажем, «Холостяк», или «Клуб плохих девочек», или любое из них, и задавались вопросом, почему все плачут или почему их эмоции обострены? Что ж, вот в чем дело. Когда ты заперт от внешнего мира, тебе кажется, что ты живешь в этом пузыре. И по мере того как проходят недели и месяцы, все внутри этого пузыря становится суперинтенсивным, а ваши эмоции становятся суперобостренными, что, конечно же, создает отличное телевидение! По мере того как проходили дни и недели в доме Старшего Брата, каждое мгновение было таким напряженным, что я никогда не могла ослабить самоконтроль. Даже во сне.

Поскольку все это происходило в реальном времени, и мы были заперты внутри дома, не зная, что происходит снаружи, единственный способ, которым фанаты могли общаться с нами, — это нанять небольшие самолеты, чтобы развесить баннеры над домом, в котором мы жили и нас снимали. Вы знаете те самолетики, на которых летают эти длинные ленточные баннеры и разносится что-то вроде «ты выйдешь за меня замуж»? Фанаты так увлеклись нашим шоу, что собирали свои деньги и летали над нашим домом, пытаясь натравить соперников друг на друга. Это было безумие. Особенно потому, что это была единственная информация, которую мы получали из внешнего мира.

Когда пролетал самолет, говоря что-то вроде: «Джейми, следи за тем-то и тем-то, они проголосовали за то, чтобы выгнать тебя», я никогда не знала, было ли это правдой. Иногда я получала добрые сообщения от фанатов, такие как «Давай, Джейми, давай, мы тебя любим!», но потом много дней пролетали самолеты с комментариями типа «Джейми отстой, и она двулична» или другими обидными сообщениями обо мне или других участницах. У меня начиналась болезненная физическая реакция каждый раз, когда я слышала шум двигателя одного из этих маленьких самолетов над головой.

Я продержалась все три месяца, была последней женщиной в доме, и меня выгнали за день до окончания шоу. И я подумала, что это конец захватывающего, единственного в жизни опыта. Но я была неправа. Мне предстояло узнать, что самолеты-ненавистники были всего лишь разминкой перед тем, что должно было произойти.

В первые двадцать четыре часа после того, как я покинула дом Большого Брата, я узнала, что люди создали сотни веб-сайтов в ответ на шоу, включая самоуверенные сайты, поддерживающие или ненавидящие каждого участника. У меня были фан-сайты, и у меня были сайты ненависти, оценивающие все обо мне. Кстати, поскольку я была одной из немногих конкурсанток, которые носили макияж в доме, и я наносила его перед зеркалом, поклонники и критики обратили на это внимание. Один ненавистник создал подлую -игру, в которой вы могли бы размазать блеск для губ по всему моему лицу. Другие публиковали мои фотографии с макияжем, покрывающим каждый квадратный дюйм моего лица, как абстрактная картина. Это было смешно, не смешно, потом снова смешно. В то время я понятия не имела, что когда-нибудь создам косметическую компанию, не говоря уже о том, что она станет одной из крупнейших в стране.

Моей первой реакцией на ненавистные сайты было свернуться калачиком в своем одеяле дома, с пачкой мороженого и пакетами конфет, плача от боли. Мы можем получать всю позитивность в мире, и все же наш по умолчанию усиливает то, когда один человек говорит что-то негативное. В то время я не знала, как взять под контроль свое внимание и мышление.

Легко сказать: просто перестань беспокоиться. Потому что я точно знаю, что знаменитые слова верны: причинение боли людям множит боль. В глубине души мы все жаждем человеческой связи и объединения. И когда вы полностью перестаете заботиться о том, что думают другие люди, это также происходит ценой отключения от человечества. И это тоже не очень хорошо. Так каково же решение?

Это была долгая битва для меня, потому что я поняла, что всякий раз, когда вы выставляете себя на всеобщее обозрение, всякий раз, когда вы рискуете, каждый раз, когда вы говорите свою правду, каждый раз, когда вы выходите и делаете что-то смелое, великое или публичное, это всегда сопровождается критикой. И в значительной степени единственный способ не получить никаких ненавистников или критиков — это ничего не делать и не говорить со своей жизнью.

Альберт Эйнштейн однажды сказал: «Великие личности всегда сталкивались с яростным сопротивлением со стороны посредственных умов». Теперь, если бы я использовала эту цитату, я бы заменила слово «посредственный» на «неразвитый». Но в любом случае цена, которую мы все платим за то, что делаем что-то великое, заключается в том, что не всем это понравится или понравитесь вы.

Мое следующее знакомство с судом общественного мнения произошло, когда я решила войти в мир журналистики. Когда мне было двадцать пять, я поступила в аспирантуру, чтобы получить степень магистра бизнеса в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Когда я поступила в Колумбийский университет, бизнес-школу Лиги плюща, я знала, как работать изо всех сил и добиваться успеха.

Получение степени MBA — это двухлетняя программа. В промежутке между этими годами большинство студентов проходят летнюю стажировку в области финансов, консалтинга или инвестиционного банкинга, которая очень хорошо оплачивается, иногда 10 000 долларов в месяц в течение трех месяцев. И эти высокооплачиваемые стажировки также рассматриваются как первый шаг к тому, чтобы студент получил необычное, высокооплачиваемое предложение о работе на полный рабочий день по окончании учебы. И вот в чем дело: университета часто сводится ко всем этим цифрам, например, сколько их выпускникам платят на первой работе после окончания учебы и какова средняя зарплата для выпускного класса. На студентов МВА оказывается большое давление, в том числе со стороны самих себя и одноклассников, чтобы получить высокооплачиваемую «успешную» работу. Это рассматривается как знак чести и признания. Вы также чувствуете давление руководства. Существует невысказанное чувство, что ваши сверстники и выпускники рассчитывают на то, что вы поддержите высокий статус школы благодаря своим собственным достижениям.

Я могла бы получить высокооплачиваемую консультационную или финансовую работу для своей стажировки. Но в глубине души я знала, что буду несчастна, делая это. Так что же я сделала? Я пошла на огромный риск. Я нашла неоплачиваемую журналистскую стажировку на местной телевизионной станции в центре небольшого фермерского городка под названием Якима в штате Вашингтон. Да, неоплачиваемую. Ноль долларов.

Я прилетела туда, одолжила у своей приемной семьи универсал, потому что не могла позволить себе купить или взять напрокат машину, и работала как проклятая. Бесплатно. Я научилась снимать видео, записывать аудио и голос за кадром себя и других, а также редактировать все это. Я рассказывала скучные истории, захватывающие истории и очень грустные истории. И у меня были одни из лучших летних каникул в моей жизни. Когда я покидала Якиму, у меня не было ни доллара на счету, но у меня было переполненное сердце, аудиокассета и мечта о том, что однажды мне заплатят за то, чтобы я слушала, общалась и делилась историями других людей.

В 2004 году, когда я окончила университет, средняя зарплата плюс премия студента Колумбийского университета MBA после окончания университета составляла более 100 000 долларов. Хочешь знать, что у меня было? Примерно 23 500 долларов. Не имея ни малейшего представления о том, как я собираюсь оплачивать свои счета или студенческие кредиты, я согласилась на работу в качестве ведущего утренних телевизионных новостей/репортера на телеканале KNDU TV в Три-Сити, штат Вашингтон. Вы бы видели выражение лиц многих моих одноклассников, когда я рассказывала, какую работу беру после окончания школы. Но тогда я была достаточно сильна, чтобы не принимать важных жизненных решений, основанных на ожиданиях других людей.

Я знала, что они хотели мне добра и хотели для меня самого лучшего, но мне пришлось уменьшить громкость и прислушаться к этому тихому-тихому голосу глубоко внутри. Быть недооцененным другими — это не важно, если вы следуете своей истине. И иногда люди видят только то, где ты находишься, они не видят, куда ты идешь. Я, вероятно, была самым низкооплачиваемым человеком в классе Колумбийской бизнес-школы. Пятнадцать лет спустя я получила высшую награду университета — медаль за выдающиеся достижения.

Вскоре я обнаружила, что работа на телевидении вернула меня в мир ненавистников. «Ты беременна?», «Ты набираешь вес», «Похоже, пуговицы на твоем костюме отваливаются!», «Твой голос очень раздражает и портит мне завтрак, когда я смотрю на тебя. Мне нужно переключить канал»…

Когда вы делаете что-то публичное, или что-то, что действительно имеет значение, или что-то, что заставляет вас выйти за пределы своей зоны комфорта на пути к чему-то великому, у всех, кажется, есть свое мнение по этому поводу. И я поняла, что чем ты смелее или успешнее, тем больше другие люди думают, что ты не такой человек, как они, и что у тебя нет чувств. Я слышу это от актеров и других друзей, у которых есть публичная или видная работа. Люди пишут или говорят о них так, как будто они предполагают, что те не почувствуют этого или на самом деле не пострадают от этого. Но мы все люди.

Каждый раз, когда я получаю письмо, наполненное ненавистью, или читаю негативный пост в интернете, это может немного задеть мои чувства, но я все лучше и лучше позволяю этому скатываться с меня, как со спины утки. И я начала намеренно уделять больше внимания добрым электронным письмам, а также письмам, сообщениям и заметкам зрителей, которые делились тем, как их дни стали ярче из-за нашего утреннего шоу, или как они чувствовали себя менее одинокими, или как им нравилось получать от нас новости. То, на чем мы фокусируемся, мы увеличиваем, и мы должны мудро выбирать наш фокус.

У мотивационного оратора и бывшего игрока NFL Трента Шелтона есть один из самых проницательных способов переформулировать ненавистников в позитивном свете. Он описывает ненавистников как людей, которые на самом деле восхищаются тем, что вы делаете, просто у них есть другой способ показать это.

Он говорит: «Ненавистники — это просто сбитые с толку сторонники». Он говорит, что ненавистники часто следуют за вами в социальных сетях; это любовь. Прекрасно сказано, Трент.

В следующий раз, когда вы столкнетесь с ненавистниками или соперниками, начните с того, что спросите себя, есть ли какая-то правда в их словах или действиях и каковы могут быть намерения, стоящие за ними. Если нет никаких хороших намерений, то, скорее всего, […] они просто вымещают на вас свою собственную боль. В этом случае применимы следующие знаменитые слова: «Не принимайте критику от того, от кого вы не приняли бы совета». Важно не обращать внимания на их слова, сосредоточиться на том, что важно, и стоять на своей правде. И всегда помните, что эти неудачи могут ранить наши чувства, но они также могут быть настройками, чтобы сделать нас достаточно сильными, чтобы нести вес будущих успехов.

Подписывайтесь на KNEWS.KG в Google News и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями Кыргызстана, Центральной Азии в telegram-канале KNEWS.KG.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться