Казус пота и крови. Почему усердный труд не всегда приводит к успеху

Автор -
334

Мы привыкли ассоциировать серьезные достижения с нечеловеческими усилиями, постоянными переработками и бессонными ночами. Легкие деньги — это заведомо плохо, а тяжелый труд — всегда достойно уважения. Откуда в нас эти стереотипы, как сделать главные дела самыми простыми и получить желаемые результаты, не выгорев на пути, в своей новой книге «Без усилий. Пусть главное станет проще» рассуждает бизнес-коуч и автор бестселлера «Эссенциализм. Путь к простоте» Грег Маккеон. The Bell публикует отрывок из книги.

Не думать слишком много

Лучше всего штрафной бросок за всю историю баскетбола выполнял не Майкл Джордан и не Стефен Карри, а Елена Делле Донн. Коэффициент успешности у штрафной линии спортсменки за всю карьеру равняется 93,4%. Этот показатель не только самый высокий за всю историю Женской национальной баскетбольной ассоциации, он превосходит даже все результаты Национальной баскетбольной ассоциации. А плей-офф Донн еще выше — 96,4%. Иными словами, лучше нее никто никогда не выполнял штрафной бросок.

Секрет Елены Делле Донн в применении простой последовательности, которую она отрабатывала с восьмого класса. Она подходит к линии, находит точку правой ногой, выравнивает стопы, три раза ударяет мячом, сгибает руку под прямым углом, затем поднимает мяч и бросает. «Чем проще порядок действий, тем меньше вероятность, что он даст сбой», — говорит Елена. Что самое важное в этом процессе? «Не думать слишком много. Самое главное на линии штрафного броска — не впускать в голову лишнего». Словом, секрет успеха Донн — в ее способности погрузиться в то, что я называю состоянием непринужденности. Мы подобны суперкомпьютеру с невероятно мощным потенциалом. В вас встроена функция быстрого обучения, интуитивного решения задачи легкого вычисления правильного следующего шага. В оптимальных условиях наш мозг работает на невероятных скоростях. Но, как и суперкомпьютер, он не всегда функционирует идеально. Вспомните, как он замедляется, когда жесткий диск захламлен файлами и обрабатываемой информацией. по-прежнему обладает поразительным вычислительным потенциалом, но выполнение ключевых функций уже дается ей труднее.

Вот так и наш мозг заполнен беспорядочными неактуальными установками, негативными эмоциями и токсичными мыслительными паттернами, и для выполнения важных действий у нас остается все меньше необходимой ментальной энергии. Теория, которая в когнитивной психологии называется перцептивным циклом, объясняет, почему так происходит. Возможности обработки информации у мозга велики, но ограничены. Он и так обрабатывает более шести тысяч мыслей в день. Именно поэтому при столкновении с новой информацией ему приходится решать, как распределить оставшиеся когнитивные ресурсы. А поскольку мозг запрограммирован ставить на первое место эмоции с высокой аффективной ценностью, такие как страх, раздражение или злость, эти чувства оттягивают на себя все силы, и остается еще меньше умственных ресурсов на работу над действительно важными задачами.

Назад к непринужденности

Когда компьютер начинает подвисать, вам достаточно нажать несколько кнопок, чтобы удалить ненужные данные, и тут же заработает быстрее. Точно так же вы можете освоить простые техники, чтобы избавиться от мусора, затрудняющего работу вашего ментального жесткого диска. Нажав несколько кнопок, вы приведете себя в изначальное состояние непринужденности.

Возможно, вы уже знаете, каково это — возвращаться в это состояние. Представьте себе конец долгого дня. У вас болит голова, и вы не можете избавиться от надоедливой боли. Вы не помните, куда положили телефон. Или ключи. Даже малейшие, в высшей степени разумные просьбы — например, клиента, желающего что-то узнать в длинном, пространном голосовом сообщении, или ребенка, попросившего забрать его из музыкальной школы, — вызывают у вас недовольство. Небольшая конструктивная критика от руководителя приводит вас в панику — вы убеждены в своей бездарности. Вы раздраженно разговариваете с супругом и не можете подобрать верные слова, чтобы выразить силу своей усталости. «Почему все так тяжело?» — думаете вы.

Однако после вкусного обеда, горячего душа и крепкого ночного сна все меняется. Вы просыпаетесь с ясной головой и радостно встречаете новый день. Вы находите телефон и ключи — именно там, где их оставили. Вы сразу же понимаете, что надо ответить на голосовое сообщение (не такое уж оно и пространное, как оказалось!), и с легкостью приводите в исполнение свое решение. Вам ничего больше не хочется, кроме того как несколько минут спокойно посидеть в машине с ребенком по дороге из школы. Вы находите подходящие слова для супруга: «Мне очень жаль, что так вышло! Прости меня, пожалуйста». Вы благодарите руководителя за критику, причем искренне. Ваши способности восстанавливаются.

Возвращаясь в состояние непринужденности, вы чувствуете себя более легким и светлым, потому что больше не ощущаете сильного давления. Вы не задавлены, и вас не гнет к земле. Откуда ни возьмись у вас появляется больше энергии. Кроме того, вы наполняетесь светом. Когда вы снимаете камни с души и выметаете смятение из мозга, ваша картина мира проясняется. Вы можете определить, что сейчас правильнее сделать, и выбрать верный путь. В состоянии непринужденности вы чувствуете себя физически отдохнувшим, эмоционально разгруженным и сосредоточенным. И теперь полностью находитесь в настоящем моменте, вы внимательны и сконцентрированы на том, что важно в настоящий момент. Вы с легкостью, без усилий способны сделать то, что сейчас важнее всего остального.

Путь наименьшего усилия

Мы слишком часто жертвуем временем, энергией и даже своим психическим здоровьем, поскольку свято верим в разумность и оправданность такой жертвы. А все потому, что коллизия современной жизни строится на ложной дихотомии «важного и трудного» и «простого и бессмысленного». Для некоторых людей это аксиома: все пустячное дается легко, все важное и ценное — с трудом. Язык помогает выявить наши глубинные убеждения. Подумайте об этих знаковых фразах: когда мы добиваемся чего-то значительного, то говорим, что заработали это «кровью и потом». Мы говорим, что значимые достижения не просто «заслужены», они заслужены «тяжким трудом». Говоря о легких деньгах, мы подразумеваем, что получили их незаконным или сомнительным способом. Фраза «легко тебе говорить» имеет оттенок осуждения и обычно используется для доказательства несостоятельности мнения собеседника. Забавно, что мы привыкли говорить нечто вроде «будет нелегко, но оно того стоит» или «добиться этого будет очень трудно, но надо попытаться», — словно программируем себя на то, что правильный путь неизбежно трудный.

По своему опыту могу сказать, что это убеждение почти никогда не оспаривают. Действительно, если усомниться в непреложной истине, почувствуешь себя некомфортно. Мы даже не пытаемся остановиться и подумать, нельзя ли достичь чего-то важного и ценного более легким способом. А что, если самое большое препятствие на пути к достижению чего-то по-настоящему важного — это ложное убеждение, что для этого потребуется приложить неимоверные усилия? Что, если допустить, будто нечто представляется нам трудным только потому, что мы еще не нашли более легкий путь к его достижению?

Мозг запрограммирован ставить на первое место эмоции с высокой аффективной ценностью: страх, раздражение или злость. Эти чувства оттягивают на себя все силы, и остается еще меньше умственных ресурсов на работу над действительно важными задачами

Наш мозг устроен таким образом, что отвергает то, что представляется ему сложным, и принимает то, что кажется простым. Эту установку иногда называют принципом когнитивной простоты, или принципом наименьшего усилия. Таково свойство человеческой природы — при достижении желаемого выбирать путь наименьшего сопротивления. Чтобы наблюдать этот принцип в действии, за примерами далеко ходить не нужно.

Мы покупаем товары с высокой наценкой в магазинчике на углу, потому что так легче, чем ехать на автомобиле в гипермаркет, где цены ниже. Мы кладем тарелки в раковину, а не в посудомоечную машину, потому что так быстрее. Мы разрешаем подросткам сидеть в интернете за обеденным столом, потому что это проще, чем вступать в конфликт, пытаясь ввести правило «никаких телефонов, когда ты ешь». Мы верим первой попавшейся, хотя бы мало-мальски заслуживающей доверия информации в сети, потому что так легче всего получить ответ на свой вопрос, и так далее и тому подобное. В эволюционном смысле склонность к упрощению полезна. Она долгое время была необходима человечеству для выживания и прогресса.

Просто представьте, что случилось бы, будь у людей склонность к пути наибольшего сопротивления. Что, если бы наши предки привыкли задаваться вопросами вроде: «А как будет труднее всего добыть еду, или найти убежище, или поддерживать отношения внутри племени?» У них ничего не вышло бы! Выживаемость вида строится на врожденной склонности выбирать путь наименьшего сопротивления. Что, если вместо того, чтобы сражаться с инстинктом, побуждающим нас искать самый легкий путь, мы взяли бы его на вооружение и даже стали бы использовать ради собственной выгоды? Что, если вместо того, чтобы спрашивать себя, как разобраться в сложнейшем, но очень важном проекте, переформулировать вопрос: «А не упростить ли мне этот важный проект?» Некоторым людям от мысли о том, чтобы работать менее усердно, становится не по себе. От этого мы чувствуем себя ленивыми. И боимся отстать от других. И испытываем чувство вины за то, что не делаем «все возможное» каждый раз. Эта установка, сознательная или нет, уходит корнями в пуританскую идею о том, что тяжелый труд ценен сам по себе. Пуританизм не только прославлял трудности — он объявил подозрительным все, что дается легко.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться