Трагедия современности еще раз подтверждается пандемией: как капитализм подчинил себе науку и медицину

Автор -
222

То, что наука и отданы в лапы капитализма, и деградируют — самая большая трагедия современности, пишет хорватское издание Advance. Человечество не только теряет огромный потенциал, но и живет намного хуже, чем могло бы. Качество жизни и даже смерти подчинено исключительно прибыли. Ниже статья Advance, переведенная ИноСМИ:

В последнее время, особенно в связи с текущей пандемией, многие очень часто ссылаются на науку, говорят о необходимости доверять ей и подчеркивают ее важность. Конечно, это все исключительно важно, но прежде всего мы должны дать определение науке и понять, какую именно науку мы подразумеваем. Поскольку говорить: «Нужно доверять науке», — подразумевая под этим «корпоративную науку», это то же самое, что говорить: «Нужно доверять крупному капиталу», — ведь эти два понятия связаны друг с другом, а точнее одно включает другое и полностью себе подчиняет.

Капитализм сегодня не совместим с наукой, и он ее систематически уничтожает и трансформирует в нечто совершенно отличное от того, чему мы действительно могли бы доверять. Конечно, так было не всегда, и нельзя умалять ничьих заслуг. Когда капитализм появился (несколько сотен лет назад; свое начало он берет на северо-западе Европы в XVI — XVII веках), он, разумеется, дал импульс массе вещей, стимулировал прогресс во многих сферах, в том числе и в науке. Однако сегодня мы живем уже совсем в другом мире.

Несмотря на то, что многие думают иначе, сегодня научные исследования часто невозможны только потому, что нерентабельны. Фундаментальной науке хронически недостает ресурсов. Научные исследования, от которых сегодня или завтра может зависеть продолжение нашей жизни на Земле, не ведутся вообще. Если нет основного капиталистического интереса — прибыли, наука стагнирует и регрессирует.

Нельзя забывать, что университеты существовали и до эпохи капитализма, и были времена, когда они противостояли диктату капиталистического рынка, ратуя исключительно за правду и знание, а не за прибыль. Но капитализм — неумолимое явление, которое подминает все под себя и все, рано или поздно, сводит к своим основным интересам, а интерес в капитализме всегда один — прибыль.

Сегодня университеты вынуждены подчиняться диктату рынка все больше и соглашаться на условия конкуренции. Они втягиваются в погоню за максимальной прибылью и бесконечным ростом трудовой продуктивности. Академические структуры без финансирования чахнут, и поскольку они не могут (особенно в «развитых» капиталистических странах) рассчитывать на государственное финансирование, им приходится играть по правилам частного сектора.

Несмотря на грандиозные заявления, капитализм стал исключительно вреден для науки, и я поясню, в чем это выражается.

Во-первых, налицо один простой факт: многие научные исследования сегодня элементарно нерентабельны, и уже поэтому капитализм их полностью игнорирует, отвергая все, что не приносит прибыли. Это само по себе очень плохо, но ситуация еще хуже, когда подлинная научная работа заменяется поисками выгодной альтернативы. Эти поиски прибыли в конечном счете крайне опасны.

Обратимся, например, к медицине. Антибиотики — идеальный пример. Эти лекарства используются для лечения бактериальных заразных болезней, но они могут быть крайне эффективны, только если применяются довольно редко, в особенных случаях, а даже в таких случаях их применение ограниченно по времени. Антибиотики — грандиозное достижение науки, и они исключительно помогли человеческой цивилизации. Однако из-за особенностей применения они просто не совместимы с ранее описанными интересами капитализма.

Частным фармацевтическим компаниям просто невыгодно выпускать лекарства, которые можно применять в исключительных ситуациях и понемногу. Значительно выгоднее зарабатывать на лечении хронических заболеваний и продавать лекарства от них, пока потребитель жив.

Многие этого не понимают, но исход подобного подхода катастрофический. Дело в том, что антибиотики из-за своей низкой рентабельности больше почти не исследуются. Ситуация тревожная, так как эволюционируют и становятся устойчивыми к существующим антибиотикам. Кроме того, антибиотики, по-видимому, выписываются слишком часто, поскольку лишь в таком случае их производство окупается.

Однако риск бактериальной эволюции, которая сделает антибиотики намного менее эффективными, по мнению представителей Всемирной организации здравоохранения, — это «главная опасность для здоровья людей сегодня» (об этом говорится в докладе ВОЗ 2019 года, то есть до «эпохи COVID-19»). Если выработают устойчивость к антибиотикам, то, как говорится в докладе ВОЗ, современная медицина «будет отброшена назад во времена, когда люди боялись самых простых инфекций и даже незначительные операции представляли угрозу для жизни».

Мы живем под гнетом этой опасности, что совершенно неоправданно. Просто из соображений рентабельности дальнейшие исследования антибиотиков не проводятся. Большая фармацевтическая промышленность в этом элементарно не заинтересована. Вместе с тем всего десять крупнейших фармацевтических компаний зарабатывают больше, чем 500 крупнейших компаний (так называемые «Форчун-500») вместе взятые.

Ситуация абсурдна и трагична, так как крупнейшие фармацевтические компании требуют денег от государств на свои исследования. Но почему, если они одновременно настолько прибыльны? Да, зарабатывают они много, но (особенно трагическая деталь) большую часть своей прибыли фармацевтические гиганты тратят не на дальнейшие исследования, а на собственных акций, на миллиардные вознаграждения собственным акционерам своим директорам… Я еще раз напомню для тех, кто не знает: корпорации, по закону, обязаны приносить деньги своим собственникам (акционерам), а фармацевтические компании делают это исключительно хорошо.

Когда речь идет о каком-нибудь другом секторе, это еще можно как-то понять (вопрос — нужно ли), но в случае фармацевтической промышленности подобная практика превращается в крайне опасный шантаж. Ведь когда фармацевтические компании требуют государственных денег на свои исследования, им нельзя их не дать, а иначе лекарств просто не будет. Без лекарств миллионы людей умрут от заболеваний, которые вполне излечимы. С этой точки зрения у фармацевтической индустрии — монополия на жизнь, а прибыль не способствует новым научным исследованиям и отражает упадок магнатов и управленцев.

Корпорациям в голову не приходит заняться исследования, в прибыльности которых они сомневаются. Корпорации абсолютно равнодушны как так называемой фундаментальной науке, которая изучает основополагающие явления, чтобы лучше понимать и объяснять природные феномены. Мы на Земле и во Вселенной окружены бесчисленными природными феноменами, которые заслуживают научных исследований. Они помогли бы нам лучше понять наше происхождение, развитие и, возможно, даже нашу роль… Но все это совершенно нерентабельно. Что касается корпоративной науки, то она оставляет все это на откуп писателей-фантастов. Для нее же главное одно — прибыль.

А столько всего вокруг нас еще не открыто. Возьмем, например, квантовую механику, без которой сегодня не было бы даже транзисторов, а значит, не было бы и компьютеров и еще многого из того, что мы считаем неотъемлемой частью современного мира. А ведь квантовая механика начиналась как теоретические исследования, целью которых ставилось объяснение такого явления, как тепловое излучение. Сегодня за подобные исследования, вероятно, даже не взялись бы, так как их прибыльность не видна на первый взгляд. Если бы в начале прошлого века все так же гнались бы за прибылью, то сегодня мы, возможно, жили бы все еще с теми технологиями, которые существовали до Первой мировой войны!

Сегодня роль государства ограничивается поддержкой капитализма, и это лучше всего видно на примере науки. Как я писал, государство обязано выделять деньги на научные исследования, но почему тогда то или иное ее достижение не может оставаться «государственным»? В собственности народа, который финансировал это достижение из своего кармана?! Потому что сегодня система устроена иначе. Важные научные достижения передаются вместе с лицензией частным компаниям, которые потом зарабатывают на них большие деньги.

Когда капитализм переживал мощный подъем (эти времена уже прошли), на исследования выделялось больше средств, и это расценивалось как долгосрочная инвестиция, которая поможет на основе новых открытий получить новую прибыль. Сегодня, в момент кризиса капитализма, все подчинено исключительно прибыли, причем, как правило, краткосрочной.

Не то чтобы корпоративная наука ни на что не способна, нет, но поскольку она нацелена исключительно на прибыльность, просто невозможно (и тут мы возвращаемся к началу статьи) «доверять (корпоративной) науке». Это буквально противоречит здравому смыслу. Понятно, почему люди не доверяют банкам, страховым компаниям, телекоммуникационным компаниям и всему остальному широкому спектру представителей капитализма, который на каждом шагу пытается убедить потребителя в «заботе» о нем.

Тот факт, что наука отдана в лапы капитализма, вероятно, — самая большая трагедия современности, так как мы не только теряем огромный потенциал, но и живем намного хуже, чем могли бы. Качество жизни и даже смерти подчинено исключительно прибыли.

Научные исследования приносят максимум, когда к ним не примешивается заинтересованность в прибыли и когда их не ограничивают краткосрочными целями. Все это не дает науке реализовать полностью свой потенциал при капитализме, но, что еще хуже, она может деградировать, и это уже происходит. Немало людей отмечают, что в современном капитализме на самом деле деградирует все: качество товаров (техники, автомобилей, электроники), а также качество культуры (музыки, кино…). Точно так же деградирует и наука, которая страдает еще и от погони СМИ за сенсациями («Ученые открыли, почему кофе полезен для вас!», «Ученые выяснили, почему кофе вреден для вас!» и тому подобное).

Однако во время нынешней пандемии фармацевтические компании проявили небывалую расторопность в разработке вакцин, не так ли? На самом деле нет. Первая эффективная вакцина от коронавируса, «Спутник V», была разработана российским Исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, который подчиняется Министерству здравоохранения Российской Федерации. Иными словами, это не частная корпорация.

Российской вакцины по-прежнему нет на территории Европейского Союза, и причина, скорее всего, опять-таки в прибыли: крупным игрокам не нужен конкурент. Американцы, конечно, самые «зубастые», когда речь идет о прибыли, и поэтому европейская вакцина «АстраЗенека» быстро пошла ко дну под напором критики.

Возможно, все доступные вакцины действительно прекрасного качества, но часть общественности всегда будет относиться к ним скептическим ввиду той самой заинтересованности в прибыли. Если корпорация гонится за выгодой, значит, она заинтересована продать как можно больше вакцин.

Современный капитализм столкнулся с проблемой экспансии, которую решает тем, что продает множество одинаковых товаров одному и тому же лицу. Тот же принцип работает в случае фармацевтической отрасли и корпоративной науки. В итоге вывод очень прост: если бы не было войн, не было бы и ВПК; если бы не было болезней, то не было бы и фармацевтической промышленности. Все это капитализм поглотил и подчинил себе в погоне за максимально прибыльным рынком, и уже потому две упомянутые отрасли неизбежно напоминают всадников Апокалипсиса.

Что делать? Наука и необходимы для жизни человека, и просто никогда нельзя было допускать, чтобы они оказывались в «невидимых руках рынка». Сложившаяся ситуация поражает, и человечество должно ее изменить. Общественность должна уделять этим сферам огромное внимание и держать под своим, то есть государственным, контролем. Возможно, нынешняя длинная и трудная пандемия поспособствует подобным изменениям, но чтобы это произошло, необходимо сформированное и целенаправленное сопротивление тому хаосу, который мы сегодня наблюдаем. Крупному капиталу хаос может быть даже выгоден, так как для него это линия обороны от недовольных граждан. Пока критической массе непонятно, что нужно менять и как, пока люди бояться говорить «национализация» и «государственное владение», пока о социализме не вспоминают, трудно ожидать прогресса. Но если бездействовать, мы увидим только суровую борьбу за прибыль, а жизни людей и качество их жизни будут лишь инструментами для достижения прибыли.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться