«Цены снизятся в течение недели». Глава «Кыргызкомура» о ситуации на рынке угля

Автор -
421

В Кыргызстане на рынке угля наблюдается ажиотаж, из-за чего цены на значительно подросли. Причину чиновники видят в запоздании со сроками добычи топлива на Кара-Кече — крупнейшем месторождении угля. Какова ситуация на руднике и когда разрешится кризис?

На вопросы «Азаттыка» ответил директор государственного предприятия «Кыргызкомур» Мирлан Жакыпов.

— Мирлан мырза, в последние дни в Кыргызстане, особенно в Бишкеке и Нарыне, ощущается нехватка угля. Это признал председатель кабинета министров Акылбек Жапаров и поручил решить вопрос в течение двух недель. Почему запоздали с добычей угля на Кара-Кече?

— Я пришел в «Кыргыз комур» полтора месяц назад. По нашей информации, все лето шли дожди, поэтому вскрышные работы угля приостановились. Кроме того, у нас были кадровые изменения, и в августе с работы ушли многие инженеры. Из-за этого поставка топлива в бюджетные организации и населению стала осуществляться в августе и сентябре. В августе-сентябре получили 50%. В этом году пласт этого угля вскрыли в сентябре, и в октябре начали его выдавать. Сейчас поставляем и населению, и государственным учреждениям. Началась добыча угля с опозданием на два месяца.

Поэтому получилось так, что одновременно продается госучреждениям и простым потребителям. Реализаторы в Бишкеке сбывают населению наш уголь с месторождения. Все они искусственно завышают цену до 6000 сомов и зарабатывают в среднем 3700 сомов с каждой тонны, так как отпускная цена угля с Кара-Кече составляет 1330 сомов. Даже если добавить на ГСМ за доставку топлива с карьера, на замену запчастей транспорта и другие траты, себестоимость тонны угля не превысит 2500 сомов. Понятно, что и перевозчики должны зарабатывать. Но раньше они «накидывали сверху» максимум 1000 сомов, и тогда тонна угля обходилась потребителю не больше 3500 сомов.

Вчера председатель кабинета министров провел большое совещание и обратил внимание на проблему угля. На основе этого и в целях стабилизации цен готовится указ. Мэрии Бишкека дано поручение. Организуются мобильные группы.

— Как будут работать эти мобильные группы, как будут регулироваать цены на уголь?

— В мобильные группы войдут представители Государственной налоговой службы, Антимонопольного агентства, МВД, айыл окмоту и акимиатов. В районе «Дордоя» они будут выявлять спекулянтов и посредников, продающих дороже 4500 сомов, и так стабилизируются цены.

— Кто в нынешней ситуации должен взять ответственность на себя?

— Сейчас на предыдущего руководителя возбуждено уголовное дело по факту коррупции. Вместо него же меня назначили.

— Кара-Кече сейчас работает полноценно?

— За полтора месяца из Кара-Кече выгрузили 250 тысяч тонн угля. Кроме того, вскрываем пласт в 170 тысяч тонн угля. Угля Кара-Кече достаточно, чтобы обеспечить северный регион в зимний период. Работа ведется круглосуточно. Я считаю, что ситуация с углем стабилизируется в течение недели. Если мобильные группы уберут с дороги тех, кто продает уголь, и снизят цены, то ажиотаж сойдет на нет.

Ежедневно в Кара-Кече углем загружается около 500 машин. В среднем каждый самосвал вывозит 25 тонн угля. Это доставляется не только в Бишкек, но и в Иссык-Кульскую, Таласскую, Нарынскую и Чуйскую области. На сегодняшний день в среднем получили 50% государственных учреждений и населения. Необходимо еще 50%. Этот уголь пойдет на склады, в бюджетные организации.

— Утверждается, что на месторождении Турук в Нарыне царит хаос, что там не добывается.

— На месторождении Турук работают только частные предприятия. У «Кыргызкомура» нет права принимать какие-либо меры в их отношении. Мы ничего не можем им сказать. Они тоже поздно начали добычу, летом работы совсем не велись. Поэтому они только начали выдавать.

— Также утверждалось, что на Кара-Кече был беспорядок из-за влияния криминальных групп и представителей криминального мира. ГКНБ направил туда группу спецназа «Альфа». Каково на сегодня влияние криминалитета на Кара-Кече?

— Кара-Кече работает стабильно, в штатном режиме. «Альфа» оказывает помощь. Есть сотрудники безопасности. Они работают совместно. Раньше приезжали хулиганы, нарушали очередность, пропускали другие автомобили. Все это прекратилось. Это государственное предприятие. Сейчас платят деньги и забирают [уголь] по очереди. Проявлений незаконности нет.

— Я хотел бы повторить свой предыдущий вопрос: кто возьмет на себя ответственность за эту ситуацию? Чувствуете ли вы ответственность как руководитель госпредприятия?

— Когда полтора месяца назад глава государства меня назначал на эту должность, он сказал: «У вас есть опыт в этом направлении, в этом году надо как-то вывести наших людей [из зимнего периода]. Я знал об этом и пришел на эту должность. Ответственность лежит на всех. Президент и председатель кабинета министров дали поручения, в работе мы стремимся к тому, чтобы стабилизировать ситуацию.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться