Правнук Сталина хочет перезахоронить его останки

Автор -
348

    Правнук Иосифа Джугашвили заинтересован в поиске истинных причин смерти Сталина, а также хотел бы исполнить его посмертную волю: быть захороненным на Новодевичьем кладбище рядом со второй женой. Об этом пишет DW.

    Прямой правнук Иосифа Джугашвили (Сталина) Селим Бенсаада обратился в Службу коменданта Московского Кремля с заявление о проведении эксгумации останков бывшего советского лидера. Об этом в пятницу, 19 ноября, рассказал агентству РИА «Новости» пресс-атташе Бенсаада Вадим Горжанкин.

    По его словам, правнук Сталина заинтересован в поиске истинных причин его смерти, а также хотел бы исполнить посмертную волю бывшего генсека. Горжанкин указал, что при жизни глава  неоднократно высказывал пожелание после смерти быть похороненным на Новодевичьем кладбище, где покоится прах его второй жены Надежды Алиллуевой, однако его посмертная воля выполнена не была. «Родной правнук Сталина имеет право требовать исполнения воли Сталина», — считает он.

    Селим Бенсаада родился в Москве в 1971 году и является внуком погибшего в 1943 году в концлагере Заксенхаухен Якова Джугашвили, старшего сына Сталина.

    Захоронен у Кремлевской стены

    Иосиф Сталин умер 5 марта 1953 года в своей официальной резиденции — Ближняя дача. По официальной информации, причиной смерти стало кровоизлияние в мозг.

    Забальзамированное тело Сталина было помещено в Мавзолей Ленина, который в 1953-1961 годах именовался «Мавзолей В. И. Ленина и И. В. Сталина».

    25 февраля 1956 года на закрытом заседании XX cъезде КПСС тогдашний Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрушев выступил с секретным докладом «О культе личности и его последствиях», который был посвящен в том числе массовым репрессиям в СССР, вина за которые возлагалась на Сталина.

    Согласно справке, подготовленной Генеральным прокурором Руденко, число осуждённых за контрреволюционные преступления за период с 1921 года по 1 февраля 1954 года Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами составило 3 777 380 человек. Из них к высшей мере наказания были приговорены 642 980 человек.

    30 октября 1961 XXII съезд КПСС постановил, что «серьёзные нарушения Сталиным ленинских заветов, злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее В. И. Ленина». В ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года тело Сталина было вынесено из Мавзолея и погребено в могиле у Кремлёвской стены.

    Воспоминания и восприятие

    Стоит отметить, что перезахоронение состоялось уже вечером 31 октября. Под предлогом репетиции парада к 7 ноября входы на Красную площадь были перекрыты. Мавзолей и вырытая для Сталина у Кремлевской стены могила были огорожены деревянными щитами.

    «Делегаты съезда чувствовали себя не очень комфортно, – писал партийный деятель Николай Егорьев. – Еще сказывалось влияние авторитета Сталина. Мы еще не стряхнули со своих плеч груз культа личности. Ведь с именем Сталина для большинства были связаны индустриализация и коллективизация сельского хозяйства страны, культурная революция, победа в Великой Отечественной войне и послевоенный восстановительный период.

    Вынося Сталина из Мавзолея, мы выносили что-то из сердца. На душе было нехорошо не потому, что было жалко Сталина, а потому, что у многих развеялись романтические мечты».

    «Офицеры переложили тело Сталина в деревянный гроб, обтянутый черным и красным крепом, – вспоминал бывший комендант Мавзолея полковник Мошков, тех событий. – Тело накрыли вуалью темного цвета, оставив открытыми лицо и половину груди. Шанину — начальнику столярной мастерской, под руководством которого в Арсенале сделали гроб, — была дана команда закрыть гроб крышкой и прибить ее. Восемь офицером вынесли гроб из Мавзолея, поднесли к могиле и поставили на деревянные подставки. После короткой паузы солдаты осторожно, на веревках опустили гроб в могилу. По русскому обычаю кое-кто бросил по горсти земли и солдаты закопали могилу».

    Сверху была установлена плита из белого мрамора с надписью: «СТАЛИН ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ 1879−1953». Она служила надгробием до 1970 года, когда был поставлен бюст.

    Среди тех, кто восторженно аплодировал выносу тела Сталина, был человек, который вскоре занял пост председателя КГБ,— Владимир Семичастный. О том, как происходил вынос тела, он рассказывал «Коммерсанту».

    Личная месть Сталину

    Вам надо понять, чем был для Никиты Хрущева 61-й год. Только что в космос слетали Юрий Гагарин и Герман Титов; целина дает чертову кучу хлеба, которого, правда, через два года не станет; Москва вовсю строит пятиэтажки, а бородатый Фидель строит на Кубе социализм. В аппарате ЦК много месяцев готовится новая Программа партии, по которой через 20 лет в стране наступит коммунизм. И Хрущев искренне в это верит. Он на пике карьеры, он в эйфории, он счастлив. И лишь одно гнетет его постоянно — как окончательно похоронить Сталина? Ибо он его ненавидел. Я-то поначалу думал, что за развенчанием культа личности лежала политика. Но потом начал в этом сомневаться. В ненависти Хрущева к Сталину было что-то параноидальное. Всякий раз на торжественных приемах в присутствии послов, начиная говорить о мире во всем мире, он обязательно возвращался к Сталину. И с гневом рассказывал, как на даче вождя генералы жарили ему шашлыки, как заставлял он членов Политбюро плясать вприсядку, а его, Никиту, петь украинские песни.
    Я уже тогда думал, что в такой ненависти должно быть что-то очень личное, а много лет спустя мне рассказали историю, которая, если она правдива, многое объясняет. Будто бы во время войны сын Хрущева Леонид не погиб в воздушном бою, как было объявлено официально, а был сбит, попал в плен и там, в плену, не очень хорошо себя вел. И будто бы его из плена выкрали партизаны, судили и жестоко покарали. И Хрущев якобы узнал об этом суде, пришел к Сталину и умолял спасти сына. А тот только и сказал: «С предателями у нас разговор короткий».

    Если бы эту легенду я услышал, когда был председателем КГБ, поверьте мне, мы бы сейчас знали правду. А так, поди теперь проверь. Но еще раз повторю, Хрущев Сталина ненавидел и страстно хотел раз и навсегда вытравить его имя из истории. И XXII съезд по его замыслу — это последний гвоздь в гроб Иосифа Виссарионовича.

     Хрущев не боялся, что его не так поймут?

    — Да нет. Во-первых, XX съезд поверг страну в шок. Люди узнали страшную правду. А во-вторых, в России так быстро забывают вчерашних кумиров! И аналитики сообщали наверх, что тревожиться нечего.
    Если я не ошибаюсь, XX съезд партии был самым долгим в ее истории — с 17 по 31 октября. Первая неделя — принятие новой Программы ускоренного построения коммунизма, а вторая — окончательное развенчание культа личности. На Президиуме ЦК, прообразе нынешней администрации президента, вопрос о выносе тела Сталина из Мавзолея был уже решен. Оставалось его озвучить. Хрущев на сей раз почти не выступал, а режиссировал из-за кулис. И первым с трибуны съезда — под наши бурные аплодисменты — предложил это сделать секретарь Ленинградского обкома Спиридонов. Естественно, что его московский коллега Егорычев немедленно поддержал товарища. Но самое сильное впечатление на делегатов произвело выступление одной женщины — украинского секретаря. Убей Бог, не помню сейчас ее фамилии, хотя должен бы. Ведь она была ярая сторонница Хрущева и на октябрьском пленуме 63-го, когда мы его отправляли в отставку, пыталась сколотить группу поддержки. Так вот, закончила она свою пламенную речь словами: «Немедленно вышвырнуть Сталина из Мавзолея! Я спать не могу, когда думаю, что тиран лежит рядом с великим Лениным».

    И съезд немедленно принял решение о перезахоронении Сталина. В комиссию вошли, по-моему, первые секретари ЦК Украины, Грузии, секретарь московского горкома и председатель КГБ. Возглавил ее Суслов.

    Чтобы не будоражить народ

    Чтобы все-таки не будоражить народ, о дате перезахоронения на съезде объявлять не стали, рассказывал Семичастный. Но в ту же ночь оцепили Красную площадь, и где-то в два часа к Мавзолею подошла комиссия. Так как я председателем стал только после съезда, а на нем присутствовал как второй секретарь ЦК Азербайджана, то на самой процедуре не был. Но мой давний друг Александр Шелепин мне вкратце потом ее описал.

    Так вот, подошла к Мавзолею не в полном составе. Поздно вечером грузинский руководитель Мжеванадзе позвонил Суслову и умирающим голосом сказал: «Извините, дорогой, но совсем болен. Руки- поднять не могу. Температура очень большая. Хотел бы, но не приеду». Большим хитрецом был Мжеванадзе, не хотел возвращаться в Грузию могильщиком Сталина. Но и там авторитет не заработал, и Хрущев ему запомнил.

    В Мавзолее уже все было готово. Сняли саркофаг, переложили тело в гроб, взвалили его на солдат, и те быстро понесли его к могиле. Я спросил Шелепина: «Как ты себя в этот момент чувствовал?» «Плохо, конечно, чувствовал. Вандалом. Нехорошо покойника таскать туда-сюда. Но партия так решила, надо выполнять». Солдаты быстро набросали землю, притоптали ее и отправились спать. Вся процедура заняла не больше 40 минут.

    Наутро Суслов вышел на трибуну и объявил делегатам, что решения съезда претворены в жизнь. Хрущев сиял. А в перерыве, конечно, многие из нас пошли к Кремлевской стене. На могиле уже лежала гранитная плита с выбитыми словами: «И. В. Сталин». А вот с бюстом валандались очень долго. Никак не могли выяснить, кто должен принимать решение — Президиум ЦК или московский горком. Наконец Президиум принял решение поручить московскому горкому принять решение. Куда тому деваться? И через два года на могиле появился бюст Сталина.

    — Владимир Ефимович, вот вы сами говорите: перезахоронили вождя — и ни один лист не дрогнул. Так, может быть, и соседа его по Мавзолею так же, в могилу, по-человечески?

    — Не трогайте Ленина! Не вы его туда клали, не вам и вынимать. А уж тем более не нынешней власти. Сталина в Мавзолей положили коммунисты, они и приняли решение о перезахоронении. Это нормально. А кто сегодня кричит о Ленине? Деды и прадеды порешили — Ильичу лежать в Мавзолее! Так что же, правнукам переиначивать? Может, и меня тоже немного коробит, что на Красной площади некрополь.

    Помню, хоронили космонавта Комарова, и мне Косыгин тогда сказал: «Конечно, как-то не по-людски, что кладбище на Красной площади. Родственники не могут всякий день придти, да и посидеть у могилы негде. Но уж так сложилось, пусть так и будет».

    Подписывайтесь на KNEWS.KG в Google News и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями Кыргызстана, Центральной Азии в telegram-канале KNEWS.KG.



    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться