Шокай, Голощекин, Алаш-Орда, 28 панфиловцев: где мифы, а где правда? — мнение казахстанского историка

Автор -
342

    Исторические мифы стали сегодня обыденностью. Одни из них были созданы в советский период и до сих пор сохраняют свою живучесть.

    Другие появились уже в период независимости под влиянием развернувшейся на 180 градусов политической и идеологической конъюнктуры, но тоже успели занять свое место в массовом сознании.

    Впрочем, мифы ли это? Ведь есть немало тех, кто не считает их таковыми. О правде и вымысле применительно к ряду событий и персонажей 20-го века, вызывающих порой ожесточенные дискуссии в казахстанском обществе, qmonitor.kz  решил поговорить с кандидатом исторических наук Болатом Асановым.

    — Совсем скоро, в декабре, исполнится 80 лет со дня смерти Мустафы Шокая (Чокаева). В советские годы его называли предателем, коллаборационистом, прислужником нацистов и едва ли не главным организатором Туркестанского легиона. Относительно характеристик «предатель» и «коллаборационист» возникают вопросы. Поскольку он не был гражданином и считал себя его непримиримым идейным противником, то в таком случае кого или что он предал? Может, Францию, где он тогда жил? Но главное – имел ли Шокай непосредственное отношение к созданию Туркестанского легиона? Есть ли основания обвинять его в сотрудничестве с фашистами? Если да, то в чем заключалось это сотрудничество? И вообще, как вы оцениваете эту фигуру?
    — Начнем с того, что в отношении Мустафы Чокаева не возбуждалось никаких уголовных дел, не было вынесено каких-либо приговоров – как советскими, так и международными судами различных инстанций, включая Нюрнбергский трибунал. Не было в его отношении также приговоров Особого совещания при НКВД СССР – ни очных, ни заочных. То есть, говоря анкетным языком тех давно минувших времен, «не привлекался».

    Мустафа Чокаев, на тот момент резидент (имеется в виду его юридический статус) Франции, просто не сотрудничал с оккупантами в том смысле, о котором вы спрашиваете. Не случайно в гитлеровских документах, связанных с образованием Туркестанского легиона, о нем не упоминается. То обстоятельство, что вокруг его фигуры возникли слухи и даже явная клевета, само по себе интересно и заставляет задуматься. Почему, зачем кому-то очень хотелось сделать его предателем или коллаборационистом? Думаю, что все дело в масштабе этой личности.

    Вспомним, что до 1991 года, до обретения независимости, в новейшей истории Казахстана были всего два государственных деятеля – Мухамеджан Тынышпаев и Мустафа Чокаев. Отцы-основатели Туркестанской автономии, или официально Туркестани мухтариата. При этом Мустафу Чокаева можно охарактеризовать так: выдающийся руководитель и неутомимый организатор государственного строительства, занятый практической стороной вопроса, дела. Именно в этом заключалось главное различие между ним, с одной стороны, и степными прожектерами и мечтателями от политики того времени, с другой.

    — Еще один 80-летний юбилей отмечался совсем недавно. Как писали в советских учебниках по истории, 16 ноября 1941 года совершили свой подвиг 28 героев-панфиловцев, призванных в основном из Казахстана и Киргизии. Но несколько лет назад директор российского Государственного архива Сергей Мироненко назвал ту историю сфальсифицированной, чем вызвал волну общественного негодования, подвергся резкой критике, в том числе со стороны министра культуры РФ Владимира Мединского, а затем был отправлен в отставку. Хотя он не говорил, что подвига не было, и вообще оценивал роль дивизии Панфилова в обороне Москвы как выдающуюся – он лишь призывал к поиску истины и к тому, чтобы отделять пропаганду от истории как науки. Что вы скажете по поводу 28 героев? Где тут правда и где вымысел? И чья позиция вам ближе – Мироненко с его желанием «найти истину» или того же Мединского, заявившего, что «это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться»?

    — Мироненко — настоящий ученый, высказавшийся прямо и, я бы даже сказал, принципиально, опираясь на архивные данные, документы. И ничего крамольного в этом не было, да и не могло быть. Как говорится, ничего личного — только факты. Это его долг. Он же историк, а не сказочник.

    К тому же Мироненко ссылался на результаты проведенного Главной военной прокуратурой и Генеральной прокуратурой расследования обстоятельств этого дела, если мне не изменяет память, в 1948 году, а затем в период перестройки. Но тогда делу не дали ход – видимо, по идеологическим соображениям. Мне даже неловко здесь что-то обсуждать, добавлять. Но я думаю, что если бы этот подвиг был на самом деле, то за прошедшие годы обязательно опубликовали бы какие-нибудь документы, его подтверждающие. Например, оперативные сведения о ходе боев – наши или противника. Рапорты, донесения, журналы боевых действий и т.д. Правда, вполне возможно, что они до сих пор засекречены.

    Что на самом деле стоит за всей этой историей? Не знаю. Но так или иначе, вольно или невольно, в результате случилось так, что тогда как бы оттененными и отодвинутыми в сторону оказались массовый героизм бойцов, командиров и политработников всей дивизии, в том числе и нашего выдающегося земляка Бауржана Момышулы, которых званием Героя Советского Союза не удостоили. Что касается позиции уважаемого министра по данному вопросу, то тут мне трудно комментировать слова чиновника. Хотя я прекрасно понимаю его чувства, поскольку легенда действительно была красивой, идейно выверенной…

    — Также 80 лет назад, в конце октябре 1941-го, в те самые дни, когда соединения вермахта наступали на Москву, был расстрелян Филипп Голощекин. Случилось это под Куйбышевом, куда его вместе с другими заключенными перевели из Москвы именно в связи с тем, что к столице подступали немецкие войска. Эта фигура считается самой зловещей в истории Казахстана. Но насколько подобная оценка соответствует действительности? Какой была его роль в той трагедии, которая случилась с казахами в начале 1930-х (Ашаршылык)? И почему он, в конце концов, оказался в немилости у Сталина?

    — Я далек от мысли защищать и тем более идеализировать Голощекина. В любом случае в том, что произошло в начале 1930-х годов, есть и его часть вины. Казахская нация тогда оказалась на краю гибели. Однако я не думаю, что Голощекин был настолько самостоятельной фигурой, чтобы принимать собственные решения по столь важным вопросам и тем более проводить их в жизнь. Это бы противоречило укоренившимся к тому времени порядкам, да и самой вертикали власти.

    А то, что он стал в итоге виноватым – так здесь всё тоже очень логично. Ведь, как известно, «вождь народов» никогда не ошибался, а все перегибы творились на местах. В конце концов, на кого-то нужно было списать трагедию казахского народа. Тем более что будущий генералиссимус не только убирал ставших ненужными ему людей, исполнителей и свидетелей, но и тщательно зачищал документы.

    Во всей этой истории явственно проступают родимые пятна сталинизма. Скажу больше, самого Сталина. И проблема в целом, на мой взгляд, состоит в том, что в свое время, на ХХ съезде партии, деятельности Сталина была дана партийная оценка, но не юридическая.

    — Скоро, в декабре, если верить «Википедии», на которую ориентируется немалая часть людей, исполнится очередная годовщина создания Алашской автономии. Там про нее написано так: «Была провозглашена партией «Алаш» и учреждена на Втором Общекиргизском (Общеказахском) съезде в Оренбурге 5-13 декабря 1917 года. Ликвидирована большевистским Военно-революционным комитетом по управлению Киргизским краем 5 марта 1920 года». Выходит, она просуществовала почти два с половиной года? Насколько это соответствует действительности? И вообще, была ли в реальности такая автономия?

    — Интересно, на каких документах основаны эти утверждения? Ведь общеизвестно, что на вышеупомянутом Втором съезде в декабре 1917 года автономия так и не была провозглашена. Можно говорить только о намерении участников съезда создать ее, но от намерения до создания и провозглашения, как говорил один литературный герой, дистанция огромного размера.

    Вот что, например, пишет в книге «Российские и революция (весна 1917 г. – лето 1918 г.)» доктор исторических наук Салават Исхаков, специализирующийся именно на этом периоде, в том числе на теме национально-освободительного движения мусульман России: «Была также принята «Автономия Казакистана (Киргизии)», но провозглашение ее отложено и предоставлено Киндик (Центральному) комитету, избранному из 15 во главе с Букейхановым. Этому ЦК поручалось выработать конституцию казахской автономии и установить способы ее осуществления. Съезд решил не образовывать свой парламент, а присоединиться к Миллят меджлиси, заседавшему в Уфе. … Провозглашение казахской автономии так и не состоялось, хотя попытки предпринимались весной 1918 г.» (стр. 414-415). .

    — Нужно ли бороться с историческими мифами? Или это бессмысленно? Если бороться надо, то как? И кто этим должен заниматься?

    — Бороться, конечно, нужно. Необходим серьезный государственный подход, в том числе и создание единого учебника истории. И вообще, важно переводить научные знания в формат пропаганды, в хорошем смысле этого слова. Тогда они станут достоянием не только узкого круга специалистов, но широких народных масс. А заниматься этим должны, конечно же, профильные государственные органы и подведомственные им организации.



    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться