Заключенная рассказала об изнасиловании в тюрьме. Ее поместили в психиатрическую клинику

Женщину, отбывавшую срок в колонии поселка Жаугашты Алматинской области, отправили по решению суда на принудительное лечение на месяц в психиатрическую больницу.

Это произошло после того, как она обвинила в изнасиловании сотрудника тюрьмы. Проведенная в рамках следствия экспертиза назвала заключенную «невменяемой». Ее адвокаты говорят, что власти делают всё, чтобы закрыть об «изнасиловании» и «пытках». Об этом рассказывает «Азаттык» (казахская редакция Радио Свобода).

«СИЛЬНО БОЮСЬ ЗА СВОЕ И ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ»

«В целях безопасности имя и должность сотрудника написать не могу. Он на протяжении нескольких месяцев пугал меня, оказывая агрессию. Так как в СУСе [строгие условия содержания] нас в то время было 4 осужденных, он не мог меня тронуть. Но когда меня закрыли в ДИЗО [дисциплинарный изолятор], там нет видеокамеры, он меня изнасиловал. Я сильно боюсь за свое и и за свою жизнь. Они пугают меня одиночной камерой и настраивают против меня других осужденных. Сейчас я прохожу пытки и угрозы невыносимые».

Это фрагмент заявления 24-летней А.Ж., отбывающей срок в колонии ЛА-155/4 Алматинской области. Выдержку из текста Азаттыку предоставил Виктор Тен, представляющий интересы заключенной. Он также является участником Национального превентивного механизма (НПМ). В жалобе заключенной говорится, что, не выдержав давления и издевательств в тюрьме, она глотала ложку и гвозди и была на грани смерти. Таких инцидентов было два, оба в этом году.

— Она понимала, что из закрытого учреждения жалобы не выйдут. Потому она проглотила ложку, то есть черенок ложки. Её направили в центральную райбольницу Илийского района, ей сделали операцию и вернули в учреждение. Ей не удалось ни с кем поговорить. Рядом все время были конвоиры. Второй раз уже проглотила гвоздь. Ее так же отправили в ЦРБ. Она все время находилась при сотруднике, но, когда появилась возможность, она переговорила с одной девушкой, которая сидела в очереди. Та сказала, что поможет и найдёт кого-нибудь, кто сможет привлечь внимание. Эта девушка мне лично звонила, анонимно, 26 июня, вечером. 27-го мы подали заявку на разрешение на спецпосещение. В течение дня нам дали разрешение, 28-го выехали туда. И факт подтвердился, — рассказывает Виктор Тен.

28 июня Виктор Тен и еще один Александр Ким побывали в колонии, чтобы встретиться с заключенной в рамках посещения участниками Национального превентивного механизма. В тюрьме женщина рассказала о пережитом и подала жалобу. Она рассказала, что ее изнасиловал сотрудник учреждения, который затем отправил в ванную помыться, чтобы скрыть преступление. Но перед тем, как пройти в ванную, женщине удалось вытереть нижним бельем остатки спермы с тела. Это ключевая улика в деле, говорят адвокаты.

По жалобе заключенной было возбуждено уголовное по статьям «Изнасилование» и «Пытки». Следствие ведут сотрудники межрайонного управления по противодействию коррупции по Южному региону.

Руководитель исправительного учреждения ЛA-155/4 Мадияр Конканов сообщил Азаттыку, что четверо сотрудников, которые проходят подозреваемыми по делу, временно отстранены от должности. На другие вопросы репортера он отказался отвечать.

11 МЕСЯЦЕВ В СТРОГИХ УСЛОВИЯХ СОДЕРЖАНИЯ

Уроженку Жамбылской области А.Ж. в начале декабря 2019 года приговорили к семи годам и трем месяцам лишения свободы. У нее есть семья — муж и трое несовершеннолетних детей. На момент вынесения приговора женщина была на четвертом месяце беременности. Ее этапировали в учреждение ЛА-155/4 в Алматинской области из Тараза в феврале 2020 года.

4 июня она родила сына. Прожив всего шесть дней, умер. Женщина говорит, что впала в депрессию от горя, и после словесного конфликта с сотрудниками тюрьмы попала в дисциплинарный изолятор. По ее словам, после инцидента она провела в строгих условиях содержания шесть месяцев. Женщина говорит, что в общей сложности в Жаугашты ее продержали в СУСе 11 месяцев. По рассказу правозащитников, там же она подверглась давлению и изнасилованию.

«На протяжений 11 месяцев они незаконно, под любым предлогом продлевали мой срок отбывание в СУС… И я проглотила инородное тело (ложку), так как терпеть и переживать эти пытки я уже не была в силах… Сотрудники учреждения очень сильно превышают свои полномочия. Пугают и угрожают, что я здесь и при своем статусе осужденной никому не смогу сказать. А заявления, которые я пишу, не выходят из учреждения», — пишет заключенная.

По словам адвоката Александра Кима, муж заключенной приносил жене передачи и интересовался у адвоката, как продвигается дело. Мужчина отказался от интервью с Азаттыком.

— Муж передаёт передачи, всегда спрашивает у меня по поводу этого дела. При первой возможности общается с ней по телефону. Приезжал к ней в СИ- 18, однако свидания не добился. Он отказывается. Вы должны понимать, что для него изнасилование его супруги тоже тяжело морально, ментальность и религиозность в том числе играют роль, — говорит адвокат.

ДИАГНОЗ: «РАССТРОЙСТВО ЗРЕЛОЙ ЛИЧНОСТИ»

Согласно закону, расследование дела о пытках должно включать обследование потерпевшей для определения степени психической травмы, времени получения травмы и установления прогноза – как долго может длиться травма.

Однако заключение экспертов, оглашенное на заседании Илийского районного суда 7 декабря, не дало ответа на эти вопросы, говорят адвокаты. В закрытом заседании приняли участие только судья, прокурор, и эксперт.

— В рамках расследования по пыткам, фактам насилия, обязательно делается экспертиза, то есть, когда устанавливается психотравма. Вместо того, чтобы установить ее психотравму, полученную в процессе пыток или изнасилования, эксперт уходит от данных вопросов и ставит ей диагноз «расстройство зрелой личности». По сути, у неё психотравма есть. Но она не связывает это с пытками и изнасилованием. И на основании того, что она глотала гвоздь и на основании характеристик тех людей, которые её насиловали и применяли пытки, они говорят «у неё психотравма и она ненормальный человек», простыми словами. Поэтому ее нужно лечить принудительно, в закрытом медицинском учреждении с интенсивным наблюдением. Это само строгое, что существует в принудительном лечении, — говорит Александр Ким.

Судья Ертаргын Садуакасов удовлетворил ходатайство экспертов и направил заключенную в Республиканскую психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением в селе Актас Алматинской области. Адвокаты заявляют, что не смогут встретиться с потерпевшей еще месяц.

— Она адекватна, понимает смысл всех своих действий. Она говорит правду и это не заученный текст. Они сейчас установят, что она невменяема, и дело закроют, — считает Ким, встречавшийся с заключенной в тюрьме.

Это мнение поддерживает и его коллега Виктор Тен. По его словам, нет никаких оснований утверждать, что заявительница «невменяема».

— Человек, когда попадает в орбиту уголовного правонарушения, в первую очередь устанавливается его вменяемость. Так вот в тот период экспертиза показала на 100 процентов вменяемую, нормальную, здоровую девушку. Потом при отбывании наказания, когда направляют в исправительное учреждение, ещё раз делают такую экспертизу, которая тоже показала ее вменяемость. После нахождения в закрытом учреждении «поехала крыша», что ли? Тогда вопрос не к ней, а к учреждению. Как они строят работу с заключёнными? Несмотря на то, в каком состоянии она находится, вменяемом или невменяемом, насиловать человека, ещё и в закрытом учреждений, недопустимо, — говорит Виктор Тен.

Оба адвоката выступают против решения суда и отправки заключенной на принудительное лечение, и обратились с соответствующими жалобами.

— Решение суда еще не вступило в силу. У нас есть 10 дней на то, чтобы подать заявление на пересмотр. Однако 10 декабря А.Ж. позвонила по таксофону и сообщила, что «ее готовят к отправке в Актас». Я сказал ей, что у них нет права отправлять ее. Но неизвестно, увезли ее или она содержится в изоляторе. Мы не можем получить ответа ни из СИЗО (СИ-18), ни из Актаса, — сообщил Азаттыку Виктор Тен 13 декабря.

Репортеру Азаттыка удалось дозвониться в Республиканскую специальную психиатрическую больницу в селе Актас Алматинской области и в учреждение СИ-18 в Алматы. В обеих учреждениях ответили, что они не предоставляют такую информацию по телефону. «Если вы родственник, вы можете прийти, показать свои документы и спросить», ответили репортеру.

«ПЫТКИ И ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА НАД ЗАКЛЮЧЕННЫМИ НЕ ПРЕКРАЩАЮТСЯ»

Изнасилование осужденных — преступление в женской колонии не редкое.

6 октября 2020 года Илийский районный суд Алматинской области признал бывшего сотрудника комитета национальной безопасности виновным в пытках и изнасиловании заключенной трансгендерной женщины и приговорил его к пяти годам лишения свободы. Пострадавшая сообщила, что представитель спецслужбы, работавший с осужденными по «экстремистским» статьям, беспрепятственно заходил в исправительное учреждение ЛA-155/4, где она отбывала наказание. Суд лишил обвиняемого права занимать государственные должности и звания майора. Бывший сотрудник КНБ подал апелляцию, однако суд оставил решение суда без изменений.

Летом 2016 года Наталья Слекишина, заключенная учреждения ЛА-155/18 департамента уголовно-исполнительной системы Алматы, заявила, что подверглась групповому изнасилованию со стороны сотрудников тюрьмы, забеременела и родила ребенка. Подозреваемые отвергли обвинения. Дело было передано в суд, и экспертиза показала, что отцом ребенка, который родился в тюрьме, был один из сотрудников тюрьмы. Суд признал сотрудника следственного изолятора виновным в «изнасиловании», «пытках» и «превышении служебнх полномочий» и приговорил его к девяти годам лишения свободы. Начальник тюрьмы получил пять лет тюрьмы за «сокрытие преступления» и «бездействие по службе». Однако позже апелляционный суд удовлетворил его ходатайство, сократив срок наказания до двух лет.

В Казахстане насчитывается 82 пенитенциарных учреждения закрытого типа, из них 66 так называемых исправительных учреждений и 16 следственных изоляторов. В шести женских учреждениях по всей стране отбывают наказание более 2200 человек.

Международные правозащитные организации и правительства стран Запада призывают Нур-Султан положить конец пыткам в тюрьмах. В опубликованном в этом году докладе США о ситуации с правами человека говоритсяь, что дела о пытках в местах заключения в Казахстане крайне редко доходят до судов. Если они поступают в суды, то сотрудники тюрем, как правило, получают мягкие приговоры.

В февральской резолюции Европарламента о ситуации с правами человека в Казахстане говорится, что ежегодно в стране регистрируются сотни случаев пыток и жестокого обращения с заключенными и что учреждения не соответствуют международным стандартам.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться