Как полиция Казахстана насильно вывозила раненых из больницы. Видео очевидца

Автор -
903

    Сообщения о том, что раненных во время беспорядков в Алматы полиция забирала прямо из больниц, находят новые подтверждения. Женщина, попросившая не называть ее имени, прислала в редакцию Азаттыка (казахская редакция Радио Свобода) видео, на котором полицейские насильно вывозят госпитализированных раненых.

    В последние недели суды в разных частях Казахстана выносят решения об эксгумации тел некоторых погибших в ходе январских событий. В частности, такое постановление есть относительно останков 22-летнего Олжаса Алимжана, который получил ранение во время беспорядков в Алматы и позднее скончался в больнице. Родственники погибшего категорически против вскрытия.

    «АКИМ ДАЛ РАЗРЕШЕНИЕ НА ЗАХОРОНЕНИЕ»

    8 января семья аксакала Шабена в селе Аксенгир, примерно в ста километрах от Алматы, провела похороны. 22-летний внук, Олжас Алимжан, погиб 5 января в результате ранения, полученного во время беспорядков в Алматы (в свидетельстве о смерти говорится, что рана была огнестрельной).

    При въезде в село Аксенгир нам встречается похоронная процессия. «Смерть этого человека — естественная, от Аллаха. О смерти Олжаса [Алимжана] так не скажешь. Бедный парень, подкошен смертью совсем юным», — комментирует подвозящий нас таксист.

    Прибываем к дому. Уже на входе слышен женский плач. Это оплакивает внука бабушка Олжаса. Люди всё еще приходят в этот дом с соболезнованиями.

    Пока семья пытается справиться с потерей, их ждет новый поворот судьбы. Суд в Жамбылском районе Алматинской области суд принял решение — провести эксгумацию тела Олжаса. 20 января к семье уже приходили сотрудники полиции для выполнения судебного решения.

    Еще до его вынесения департамент полиции города Алматы вызывал Алимжана, отца Олжаса, чтобы узнать о ранении молодого человека.

    — Я не забирал сына с улицы. Он два дня провел в больнице. Полдня пролежал в морге. Привез домой, и еще два дня ждали похорон. Когда мы привезли тело, приходил аким села. Он просмотрел документы и дал разрешение на захоронение. Через десять дней после того, как мы его похоронили, приходят и говорят: «Мы должны увидеть труп». С чего?! — говорит отец Алимжан.

    Когда стало известно о намерении вскрывать тело, против выступили и жители села. Они в том числе направили протест в полицию. В ответ им посоветовали подать апелляцию на решение об эксгумации.

    Алимжан обратился с заявлением 21 января. Районный суд его отклонил, сославшись на то, что заявление было подано на казахском языке, а первое судебное решение было на русском, поэтому на этом языке должна быть и апелляция.

    Уроженец Китая Алимжан сейчас ищет человека, который поможет ему подготовить перевод жалобы на русский язык, а семья проводит дни в беспокойном ожидании. Они категорически против того, чтобы тело Олжаса тревожили.

    Мнение юриста

    Статья 225 уголовно-процессуального кодекса допускает эксгумацию по решению следственного суда для «повторного осмотра или повторного изучения», «опознания», «получения образцов для экспертизы» и «установления иных обстоятельств, имеющих существенное значение для дела». Родственники умершего могут обжаловать эксгумацию.

    Юрист Шынкуат Байжанов, представляющий интересы пострадавших во время январских событий, считает, что оснований для эксгумации тел погибших в результате ранений во время беспорядков нет.

    — Тела были доставлены в морг из больниц или с мест обнаружения. Все они были осмотрены в морге, были сделаны заключения. Причина смерти указана в медицинских заключениях. Было выяснено, что они погибли в результате полученных огнестрельных ранений. Родственники их опознали. Нет причин для получения образцов. Эксгумация ничем не оправдана, — говорит адвокат.

    «СКАЗАЛИ, ЧТО ОПЕРАЦИЯ ПРОШЛА УСПЕШНО…»

    В 2002 году аксакал Шабен перевез своего двухлетнего внука Олжаса из Синьцзянского района Китая в Алматинскую область. До шести лет внук жил у деда, потом вернулся в Китай, где учился в школе, а в 14 лет вновь переехал в Казахстан. Окончил школу уже в Алматы, поступил в Алматинский технологический университет. Но после второго курса бросил учебу и занялся ремонтом телефонов и продажей аксессуаров на рынке «Алтын Орда» близ Алматы.

    По словам отца Алимжана, утром 5 января сын съездил на рынок, чтобы забрать домой телефоны и запчасти к ним. В 13:30 пообедал, переоделся и вышел и на улицу. Куда он ушел, говорят в семье, они не знают.

    Через несколько часов с телефона Олжаса позвонил незнакомый человек и сообщил, что молодой человек ранен и его везут в больницу.

    Родственники узнали, что Олжас был ранен во второй половине дня 5 января на площади Республики возле акимата Алматы и госпитализирован. В тот день этот район был эпицентром протестов и беспорядков.

    Родственники погибшего говорят, что точно не знают, где и как он был ранен. Около 17 часов 5 января Олжасу начали делать операцию в больнице скорой помощи в Алматы. Завершилась она около 11 ночи.

    — Хирург сказал: «Всё прошло хорошо. Он потерял много крови. Сейчас делаем переливание. Теперь ждите». Мы ходили вокруг больницы до рассвета. Утром один из работающих там парней снял на камеру телефона моего сына в реанимации и показал нам. Наш сын лежал подключенным к аппаратам, — говорит Алимжан, отец погибшего.

    7 января врачи сообщили, что Олжас скончался. Через несколько часов Алимжан забрал тело сына из алматинского морга. Два дня спустя молодого человека погребли.

    «МАТЬ ГОРЮЕТ В КИТАЕ»

    Жил Олжас с 80-летними бабушкой и дедушкой. Два года назад его отец приехал в Казахстан из Китая проведать сына, но не смог вернуться в Синьцзян из-за пандемии коронавируса. Мать и младшая сестра Олжаса остались в Китае.

    — Мать Олжаса находится на госслужбе в Китае. Ее не выпускают в Казахстан. Дочь сейчас тоже работает. Мать горюет по ту сторону границы. Здесь я убиваюсь от горя, потеряв сына, погибшего от шальной пули в мирное время. Решение властей об эксгумации стало ударом и для меня, и для двух 80-летних пожилых людей, — говорит Алимжан.

    Родственники нескольких погибших во время январских беспорядков протестуют с середины прошлой недели, требуя отмены эксгумации тел. Некоторые из них в том числе обратились в редакцию Азаттыка, сообщив, что возражают против вскрытия.

    В МВД Казахстана пока никак не прокомментировали сообщения об эксгумации.

    2 января в Жанаозене вышли на акцию протеста против повышения цен на газ. Позднее их поддержали в других регионах страны. В ночь на 5 января протесты переросли в массовые беспорядки, когда группа неизвестных совершила нападения на акимат, аэропорт и объекты торговли в Алматы. Власти и эксперты заявили, что протесты 2–4 января проходили мирно, происходившее с 5 января Акорда расценила как «попытку государственного переворота». Официальных объяснений того, что именно произошло, по каким причинам на смену мирным митингам пришло кровопролитие и как действовали силовые структуры, до сих пор не предоставлено.

    15 января Генпрокуратура Казахстана сообщила, что с начала введения чрезвычайного положения в морги доставлены тела 225 человек, в том числе 19 сотрудников полиции и военных. Имена погибших до сих пор не оглашены. Из 225 погибших — такое число назвала Генеральная прокуратура — 175 умерли в медицинских организациях. 18 января министр здравоохранения Казахстана Ажар Гиният сообщила о смерти еще двоих пострадавших, которые находились в реанимации. Таким образом, официальное предварительное число жертв возросло до 227.



    Поделиться