Что стоит за отставкой спикера мажилиса парламента Казахстана Нигматулина

Автор -
661

    Замена Нурлана Нигматуллина в кресле председателя Мажилиса Парламента РК Ерланом Кошановым, случившаяся 1 февраля 2022 года, дала исчерпывающий ответ на вопросы, задающиеся с недавних пор не только казахстанскими, но и зарубежными экспертами. Об этом пишет KZ.expert.

    Их можно сформулировать примерно так.

    • Первый – действительно ли Нурсултан Назарбаев окончательно отказался от верховной власти в стране, и она перешла в руки второго президента РК Касым-Жомарта Токаева?
    • Второй – приведут ли многочисленные кадровые перестановки последних дней к качественному изменению государства и его политики?
    • Третий – можно ли рассчитывать на то, что партия «Nur Otan» после кардинального обновления на чрезвычайном съезде своего политического руководства сможет самореформироваться?
    • Четвертый – свидетельствуют ли поправки в конституционные законы РК о первом президенте РК, что политическая система страны становится менее авторитарной, а «суперпрезидентская» вертикаль может стать просто президентской?

    KZ.expert считает, что ответы на вышеперечисленные вопросы даны 1 февраля 2022 года.

    И все они звучат однозначно– нет.

    Дело в том, что Нурлан Нигматулин долгие годы был одним из ближайших, хотя и не близких лично, соратников Нурсултана Назарбаева и держался внутри правящей элиты достаточно независимо. Более того, по оценке KZ.expert, он один из тех немногих высокопоставленных деятелей, кто способен не то, чтобы восстать против Токаева, но рискнуть отказаться исполнять его волю, тем более что речь шла о кресле главы Мажилиса Парламента РК.

    Причем чтобы сделать это, не требовалось никаких резких действий –достаточно было отказаться написать заявление об отказе от депутатского мандата по квоте партии «Nur Otan».

    Понятно, что это не спасло бы Нигматуллина, но процедура его отставки заняла бы достаточно продолжительное время – Политическому совету «Nur Otan» пришлось бы исключать его из рядов партии, что с учетом текущей внутриполитической ситуации вызвало бы крупный скандал.

    При этом мы вполне допускаем, что в такой кризисной ситуации спикера Мажилиса Парламента РК могла поддержать парторганизация Карагандинской области. Региона, где позиции братьев-близнецов Нурлана и Ерлана Нигматулиных более чем сильны.

    Но бунта на корабле не случилось. А это означает, что Нурлан Нигматулин согласился с решением Касым-Жомарта Токаева. Хотя оно нанесло ему сильнейший удар, причем не только по репутации, но и по положению в правящей элите. И вполне возможно – по их с братом семейному бизнесу.

    Другое дело, что бывший глава Мажилиса РК попытался сохранить лицо специальным обращением к бывшим коллегам, в котором выразил «слова искренней благодарности, прежде всего, Елбасы, основателю партии «Nur Otan» Нурсултану Абишевичу Назарбаеву».

    По оценке KZ.expert, покорность Нурлана Нигматуллина четко свидетельствует о том, что все действия Токаева если не прямо согласовываются с елбасы, то им санкционированы.

    Другим подтверждением того, что второй президент РК по-прежнему действует под «крышей» первого президента РК, служит то, что Нурсултан Назарбаев ни разу не воспользовался своими многочисленными исключительными правами, в том числе напрямую обращаться к казахстанцам, депутатам Парламента РК и членам партии «Nur Otan».

    При этом его недавнее выступление на чрезвычайном съезде так называемой правящей партии свидетельствует, что он не просто жив, но и может как минимум несколько минут говорить без особых проблем. Так что, если бы Назарбаев захотел поставить на место своего преемника или возразить против его решений, в том числе кадровых, он не преминул бы это сделать публично.

    Что касается резонансных кадровых решений Касым-Жомарта Токаева, то при всей сверхскорости их принятия и неожиданности выбора новых назначенцев, они сделаны в рамках действующих в республике авторитарной политической системы и «суперпрезидентской» вертикали.

    Железобетонное подтверждение этому — тот факт, что Акорда смогла поменять председателя Мажилиса Парламента РК, то есть главу законодательной ветви власти в стране (человека, которого по логике избирают избиратели, а не назначает глава государства), всего за один день.

    Понятно, закон при этом нарушен не был, но только потому, что в Мажилис Парламента РК независимые от Акорды политические силы не допускаются, а сама палата формируется по партийной квоте. Но тем не менее факт остается фактом – в Казахстане законодательная власть прямо зависит от исполнительной. Пусть в данном случае не напрямую, а через прокладку – партию «Nur Otan», но тем не менее зависит на сто процентов.

    А это, между прочим, объясняет наш ответ на третий вопрос — можно ли рассчитывать на то, что партия «Nur Otan» после обновления на чрезвычайном съезде своего политического руководства сможет самореформироваться? Нет, конечно.

    Кстати, судя по всему, фракция партии в Мажилисе Парламенте РК не собиралась и не обсуждала столь важный вопрос, как смена главы палаты (их однопартийца),  а Политический совет «Nur Otan» даже не задумался о том, что такая кадровая рокировка обязательно должна быть им рассмотрена и одобрена.

    И последнее. Наш отрицательный ответ на  четвертый вопрос   (свидетельствуют ли поправки в конституционные законы РК о первом президенте РК о том, что политическая система страны становится менее авторитарной, а «суперпрезидентская» вертикаль может стать просто президентской) основан на том же факте, что решение столь важного политического вопроса, как смена прежнего главы Мажилиса  на нового заняла у Токаева и его команды всего один день.

    При этом никто (повторяем, никто) —  ни отставник Нурлан Нигматуллин, один из самых влиятельных людей в стране, ни его многочисленный клан, ни Политический совет правящей партии ««Nur Otan», ни депутаты от нее, ни депутаты от позиционирующих себя оппозиционными к власти двух других парламентских партий — не предприняли ничего, чтобы этому помешать.

    И это, между прочим, свидетельствует о том, что даже если Нурсултан Назарбаев и перестал быть главой авторитарной политической системы и «суперпрезидентской» вертикали (во что мы не верим), то его место немедленно занял Касым-Жомарт Токаев.

    Соответственно, максимум, что в стране поменялось, – только персона, которая «царствует» в ней.

    У телеграм-канала «Ваша келин», который, возможно, испытывает симпатии (или имеет  связи) к Токаеву, несколько иное мнение. Ниже публикация:

    Ваша келин уточнила детали, связанные с судьбой бывшего спикера Мажилиса Нурлана Нигматулина, и несколько источников подтвердили полученную ранее от конфидентов информацию о том, что его отставка не была добровольной, и какие-либо иные утверждения на этот счет не соответствует действительности.

    Более того, после того как президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на внеочередном съезде партии раскритиковал деятельность фракции Nur Otan, в Мажилисе имел место жесткий разговор, в ходе которого Нигматулину со стороны президента и поступило предложение покинуть пост.

    Известно и то, что на аудиенции Нигматулин устроил своего рода политический торг, но не смог выторговать для себя даже позицию акима Карагандинской области, той самой, где он и его брат-близнец Ерлан Нигматулин являются покровителями крупного бандитского клана.

    Считается, что теперь Нигматулин перейдет в открытую оппозицию к президенту, а его политическое будущее будет напрямую зависеть от его давних друзей, владеющих всей медью и цинком в Казахстане — Владимира Кима и Эдуарда Огая, а также семьи первого президента Нурсултана Назарбаева.

    Поделиться