Казахстанские ОПГ давно разделили между собой сферы влияния и не ведут междоусобных кровопролитных войн — СМИ

Автор -
725

В регионах Казахстана в последние 10 лет хозяйничают ОПГ «Крыкбаевские», «Кировские», «Алибовские», «Ибрагимовские», «Каримовские», «Махмудовские» и т.д. В Алматы тоже орудуют новые «бригады» и новые криминальные авторитеты вроде одиозного Дикого Армана. Все они давно разделили между собой сферы влияния, и не ведут междоусобных кровопролитных войн, как это было 30 лет назад. Об этом пишет Ordа со ссылкой на силовиков.

По словам собеседника Orda ветерана органов внутренних дел, подполковника полиции Рустама Мирзабаева, пик бандитских войн пришелся на середину 90-х, когда они делили между собой сферы влияния. Кто-то тогда погиб в ходе разборок, а кто-то попал за решётку и втянулся в новые конфликты.

Рэкетиры считали себя новой элитой преступного мира, не признавали воровских понятий и пытались навязать другим свои правила игры. Из-за этого между ними и настоящими тюремными авторитетами шли затяжные войны за лидерство.

«Братки объединялись в колониях в так называемые «семьи» и противостояли «положенцам», – так в негласной тюремной иерархии называют осужденных, исполняющих в местах лишения свободы роль вора в законе, и «смотрящим», – осуждённым, которые отвечали за порядком на определенной территории, например, в камере или корпусе СИЗО, лагерном бараке. Война шла с переменным успехом. Мы, оперативники, называли преступные сообщества братков «бригадами». Соответственно, их лидеров – «бригадирами», рядовых членов – «торпедами», а прослойку между ними — «активом», сокращенно от «активные члены ОПГ».

Однако топор войны давно зарыт. ОПГ сегодня больше волнуют собственные финансы, возможность заработать на крупных сделках. Вот они и проявляют повышенный интерес к нефтегазовому сектору, сельскому хозяйству, железнодорожным перевозкам, предприятиям по выпуску табачной продукции, спирта, ликероводочной и безалкогольной продукции, вторичному рынку цветных и чёрных металлов. А также к предприятиям рыбной, лесной, угольной и деревообрабатывающей промышленности, золотодобывающим компаниям, таможенным постам и складам временного хранения.

«Главным отличием казахстанских ОПГ от тех же российских является то, что они практически не занимаются контрабандой антиквариата, культурных ценностей, радиоактивных веществ, редкоземельных и ядерных материалов, торговлей человеческими органами, – говорит Рустам Мирзабаев. – Если кого-то и ловили с поличным, то это – единичные случаи. Наши бандиты предпочитают заниматься привычными преступными промыслами: наркотрафиком, сводничеством, вымогательством, плюс получать прибыль от собственного легального бизнеса».

Если вернуться к истории старых казахстанских ОПГ, то от них или остались осколки в виде мелких группировок, или они канули в Лету. Ни одной крупной бандитской бригаде не удалось выйти на международный уровень и заявить о себе, как о мощном транснациональном преступном сообществе. Судьбы бойцов преступной «старой гвардии» стандартны: активные участники ОПГ сейчас или отбывают длительные сроки заключения или ведут бизнес. А вот некоторые рядовые участники банд спились и подсели на наркотики.

«В 90-х и начале 2000-х годов главарям ОПГ вменялась, помимо прочего, статья «Бандитизм», которая предусматривала до 15 лет лишения свободы. К настоящему времени многие из них освободились из мест лишения свободы и занимаются коммерцией и легальным бизнесом, – рассказывает полковник полиции в отставке Балтабек Марат-улы. –Мои бывшие подследственные, в основном, связаны с автобизнесом. У них свои автосалоны, комплексы СТО, магазины по продаже автозапчастей. Они живут в достатке и ни на что не жалуются».

Кому-то из бандитов удалось скрыться за рубежом от преследования Фемиды, и теперь их нельзя экстрадировать на родину, потому что у казахстанских правоохранительных органов нет соответствующих договоренностей со многими иностранными коллегами.

Кто-то из криминальных лидеров давно уже на том свете. Например, Черный Алмаз, погибший в 1993 году в автокатастрофе на Кордайском перевале. В том же году расстреляли другого уголовного авторитета по прозвищу Баха-фестиваль вместе с шестью его сподручными в одном из частных домов в районе Малой станицы. Атаба скончался в декабре 2012 года прямо в ходе погони от полиции от острой сердечной недостаточности. Знаменитого Рыжего Алмаза нашли на его барселонской вилле с переломанным позвоночником в 1998 году.

Те криминальные лидеры, кто сумел избежать тюрьмы в начале своей преступной эпопеи, попали-таки за решетку в 2018 году в результате чработы оперативных подразделений МВД и КНБ. Например, авторитет по прозвищу Мурка, который получил 10,5 лет лишения свободы за убийство банкира. Или главарь ОПГ «Четыре брата» Еркин, которого приговорили к 12 годам лишения свободы за рейдерство, вымогательство, незаконное приобретение и хранение оружия, а также кражу сырой нефти с месторождений Актюбинской области. Еще один лидер ОПГ по прозвищу Адыл-Кытай был осужден к 20 годам лишения свободы за вымогательство, контрабанду товаров через казахстано-китайскую границу, похищение людей и убийство. В настоящее время он отбывает наказание в Жамбылской области.

«У меня много наберется «крестников», – признаётся Балтабек Марат-улы, – так мы раньше называли между собой подследственных, которым за совершение особо тяжких преступлений грозила исключительная мера наказания – расстрел. Я хорошо помню, в отношении кого был приведен смертный приговор в бункере алматинского СИЗО. После введения моратория на смертную казнь, когда расстрел заменили пожизненным лишением свободы, бандитов стали отправлять в знаменитую колонию «Чёрный беркут», что под Аркалыком. Они и сейчас там находятся. Пару экс-подследственных, кто отсидел по 10-15 лет в колониях строгого режима, я встречал потом в общественных местах Алматы».

По словам собеседников Orda, никто из их бывших подопечных не умер в тюрьме от болезней, несчастных случаев или в результате покушения. Сейчас они живут по-разному, но в основном, в достатке. Отношения с бывшими подельниками поддерживают немногие, большинство ведут размеренную, внешне благопристойную жизнь.

Немало копий было сломано вокруг темы «крёстных матерей», то есть женщин – лидеров преступных сообществ. Адвокаты уверяют, что в Казахстане были такие персоны, приводя в пример Айку-Бегемота и Зауре. Первая, мол, возглавляла ОПГ «Рыжего Алмаза» после его гибели, а вторая была правой рукой главарей ОПГ «Четыре брата». Оперативники УБОП не согласны с такой трактовкой.

«Никаких «крёстных матерей» у нас не было, – убеждён Рустам Мирзабаев. – Во всяком случае, в том значении, которое придают этому высокому преступному статусу оперативники. Действительно, у Рыжего Алмаза была родственница с корпулентными формами, которая контактировала с участниками его преступной группировки. Собственно, из-за чего она и попала в оперативную разработку нашего УБОП. Но Айка никогда не была его правой рукой, и тем более, не возглавила ОПГ после его гибели».

Бригада Рыжего Алмаза тогда распалась на несколько группировок, самой сильной из которых была «Четыре брата». Руководили ею Курман, Аскар, Серик и Еркин, которые, к слову, не были связаны между собой родственными связями. Потом Курман и Серик вышли из состава «братьев» и создали свою бригаду. Со временем её возглавили Руслан, Оралхан и Аухат.

«Ни одной из этих ОПГ Айка-Бегемот не командовала, и вообще близко не стояла. Насколько я знаю, она давно уехала в Эмираты, где стала успешной бизнес-леди. Где она находится сейчас и род её деятельности, не знаю, не интересовался».

Адвокаты рассказали, что конкуренцию Айке-Бегемоту могла составить Зауре. Будучи дамой с хорошими организаторскими способностями и твердым стержнем, она помогала лидерам ОПГ «Четыре брата» в начале нулевых по коммерческой части. Прославилась суровым нравом, когда сидела в следственном изоляторе в ожидании суда. Когда-то её любимым объектом травли в камере были участницы банды Бормана, которая печально прославилась изуверскими расправами над проститутками в Алматинской области. Зауре отсидела солидный срок за ряд совершённых преступлений, а потом её следы затерялись.

«Зауре я хорошо помню, она и правда имела дела с ОПГ «Четыре брата». Но её тоже нельзя назвать криминальным авторитетом. Вообще, де-юре женщины были руководителями ОПГ, например, сутенёрши вроде знаменитой мамы Розы. Им вменялись статьи «Создание и руководство ОПГ» и «Организация или содержание притона для занятия проституцией». Но де-факто их не признавали равными в воровском мужском мире».

По словам старожила УБОП, журналисты часто создают мифы вокруг лидеров преступных сообществ и деятельности отдельных ОПГ.

«Иной раз читаешь статьи журналистов, и складывается такое впечатление, будто бы в Казахстане каждую вторую ОПГ возглавляет вор в законе. На самом деле у нас всего 2 вора в законе – это Серик Голова и Лёха Маймыш. Они были коронованы на крупных воровских сходках в России в 1996 и 1997 годах, а в данный момент отбывают наказание. Второй миф связан с тем, что в нашей стране сейчас якобы действует куча этнических преступных группировок, специализирующихся на наркотрафике, мошенничестве, продаже оружия, фальшивомонетничестве и т.д. Не хочу даже называть национальности бандитов из принципа политкорректности. Так вот, этнических преступных группировок в Казахстане можно по пальцам одной руки пересчитать, и они не играют существенной роли в криминальном мире».

Поделиться