Спор вокруг британского поместья зятя Назарбаева. Какие интересы преследовал сын Байдена в нефтяной сделке в Казахстане?

Автор -
407

Почему индийский миллиардер Арвинд Тику, которого называют близким партнером Тимура Кулибаева, подал в суд на компанию, опубликовавшую отчет о покупке зятем экс-президента Казахстана поместья Саннингхилл-Парк в Британии? Какие интересы преследовал Хантер Байден, сын президента США Джо Байдена, пытаясь выступить посредником в сделке на 120 миллионов долларов между возглавлявшим казахстанское правительство Каримом Масимовым и государственной нефтяной компанией Китая? Зачем лидеры Центральной Азии поехали в Пекин на церемонию открытия зимних Олимпийских игр, которые бойкотировал Запад? Ответы на эти вопросы искали западные СМИ на уходящей неделе, пишет казахская редакция Радио Свобода.

ПОМЕСТЬЕ КУЛИБАЕВА — В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ БРИТАНСКИХ СМИ

Внимание британских СМИ вновь приковано к поместью Саннингхилл-Парк, купленному зятем бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Тимуром Кулибаевым 15 лет назад у принца Эндрю. Интерес прессы связан теперь с иском миллиардера Арвинда Тику, индийского бизнесмена, которого в западных медиа называет «близким партнером» Кулибаева. Он обратился в суд Великобритании с иском против компании S-RM Intelligence.

Как пишет издание Times, Тику подал иск после отчета компании S-RM Intelligence, в котором говорилось, что приобретение Тимура Кулибаева — он отдал за Саннингхилл-Парк 15 миллионов фунтов стерлингов — могло быть способом «сокрытия доходов от продажи государственных активов в Казахстане». В отчете указано, что Арвинд Тику был «доверенным лицом» Тимура Кулибаева. Истец требует с компании S-RM Intelligence 50 тысяч фунтов стерлингов компенсации в качестве возмещения нанесенного репутации ущерба и за нарушение закона о «защите персональных данных».

Адвокаты Тику говорят, что отчет S-RM Intelligence основан на утверждениях, которые давно были расследованы и опровергнуты правоохранительными органами. Они заявили, что сообщение недостоверно и что индийский бизнесмен никогда не был «доверенным лицом» Кулибаева. Адвокаты Тику также сказали, что он не присваивал деньги и не пытался скрыть следы происхождения денег, помогая в покупке Саннингхилл-Парка.

Тимур Кулибаев купил поместье сына британской королевы в 2007 году, заплатив на три миллиона фунтов больше запрашиваемой цены. Недвижимость находилась в продаже более пяти лет.

Как пишет Times, представители принца и Кулибаева заявили, что соглашение было заключено в правовом поле. Адвокаты Кулибаева говорят, что обвинения в «отмывании денег» необоснованны, а «утверждение о том, что их клиент незаконно приобрел Саннингхилл-Парк, является ложным».

О споре между Тику и S-RM Intelligence написал также британский таблоид Daily Mail. Адвокаты Кулибаева подчеркивают, что «он не является стороной судебного процесса, но выступает против обвинений, основанных на недостоверных и непроверенных источниках», отмечает издание. Принц Эндрю может быть вызван в качестве свидетеля на судебный процесс, сообщает газета.

«БЛИЗКИЙ ДРУГ» МАСИМОВ

Британский таблоид Daily Mail и американское издание New York Post пишут, что сын президента США Джо Байдена Хантер Байден стремился выступить посредником в сделке на 120 миллионов долларов между Каримом Масимовым (в его бытность премьер-министром Казахстана), которого сейчас обвиняют в государственной измене, и китайской государственной нефтяной компанией CNOOC, находящейся под санкциями США из-за добычи в Южно-Китайском море.

Как отмечает Daily Mail, электронные письма на ноутбуке Хантера Байдена указывают на то, что они вместе с Масимовым пытались подписать «очень выгодный бессрочный контракт» с CNOOC.

Доказательств того, что нынешние обвинения в адрес Масимова, которого в прошлом месяце сняли с должности председателя КНБ и отправили под стражу как подозреваемого в государственной измене, как-то связаны со сделкой, нет, продолжает издание.

Переписка, о которой говорят в СМИ, датирована апрелем 2014 года. В письмах Хантер Байден и его деловой партнер Девон Арчер обсуждают предложение помочь China National Offshore Oil Corp найти «инвестиционные возможности». В то время и Байден, и Арчер были членами совета директоров украинской энергетической компании Burisma Holdings.

«Если бы мы смогли связать CNOOC и Burisma, то больше ничего никогда не придется делать», — написал Арчер в письме Хантеру 8 апреля 2014 года.

Байден ответил: «Думаю аналогично. Но есть препятствия…»

В последующих письмах Байден указал, что в эту сделку можно привлечь богатый нефтью Казахстан, на что Арчер ответил, что уже думал над этим и что «сегодня поговорит с сыном Масимова» и «сообщит о результатах».

Месяц спустя, 7 мая, в письме исполнительному директору Burisma Вадиму Пожарскому Хантер Байден сообщил, что прибыл в Пекин, чтобы «обсудить возможное партнерство между CNOOC и Burisma».

Арчер написал Пожарскому, что вскоре встретится с премьер-министром Казахстана Каримом Масимовым, чтобы обсудить предоставление «разведанных резервных месторождений высочайшего качества в Казахстане». Арчер также сообщил, что он и человек по имени «Алекс» прилетят из Казахстана в Пекин, чтобы проинформировать своих партнеров в Китае.

Судя по переписке между американцами, их план заключался в том, чтобы правительство Казахстана предоставило CNOOC права на бурение, а буровыми установками и скважинами управляла Burisma.

В апреле 2015 года в переписке Хантера с партнерами из китайской инвестиционной компании Bohai упоминается «проект Кармен» — «целевая инвестиция» в Казахстан на сумму 120 миллионов долларов. Говорилось, что 40 миллионов из этой суммы профинансируют китайцы.

Daily Mail отмечает, что из электронных писем Хантера неизвестно, был ли подписан контракт. «Тем не менее Хантер и его семья получили в общей сложности не менее 31 миллиона долларов от партнерства с Bohai и других сделок с китайцами, а также более 83 тысяч долларов в месяц за работу в совете директоров Burisma».

Как пишет издание, встреча Хантера Байдена с Масимовым в Казахстане прошла в то время, когда последнего назначили премьер-министром во второй раз. В электронных письмах Хантер называет Масимова «близким другом», а его сына Искандера — «очень хорошим другом». Хантер также упоминает, что его партнер Арчер также «очень близок» с Масимовым и его сыном.

В апреле 2015 года, когда Джо Байден занимал пост вице-президента США, его сын пригласил трех казахстанских бизнесменов, российского миллиардера и «коррумпированного» бывшего мэра Москвы на обед с отцом в кафе в Вашингтоне. После этой встречи Хантер оказался в центре скандала и подвергся критике за то, что «использовал доступ к отцу для своих бизнес-целей».

Интересен тот факт, что Арчера в день встречи пригласили в номер Масимова в отеле Willard на завтрак. Об этом стало известно из письма помощника Масимова Арчеру.

В СМИ ранее было опубликовано совместное фото Карима Масимова, олигарха Кенеса Ракишева, Хантера и Джо Байденов. Неизвестно, является ли это фото подлинным или нет. Никто из людей на снимке не отрицал подлинности.

ЗАЧЕМ ЛИДЕРЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЕХАЛИ В ПЕКИН?

Издающийся в Вашингтоне журнал Diplomat ищет ответ на вопрос, зачем лидеры стран Центральной Азии поехали в Пекин на церемонию открытия Олимпиады на фоне объявленного Западом дипломатического бойкота зимним Играм. Бойкот связан с преследованием коренных этносов Синьцзяна.

Автор статьи Кэтрин Путц полагает, что «в поездке [в Пекин] не было необходимости», поскольку незадолго до Олимпиады, в конце января, пять президентов стран Центральной Азии участвовали в виртуальном саммите, посвященном 30-летию установления дипломатических отношений с Китаем.

Профессор Университета Глазго Лука Анчески, специализирующийся на Центральной Азии, высказывает мнение, что присутствие лидеров стран региона на открытии Олимпийских игр показывает, что «они являются неотъемлемой частью зарождающейся международной авторитарной системы, целенаправленно создаваемой для изменения глобального миропорядка».

Старший научный сотрудник Академии ОБСЕ в Бишкеке Нива Яу говорит, что «полная поддержка странами Центральной Азии Китая очень важна для Пекина, когда весь мир пристально следит за уйгурским вопросом в Синьцзяне».

Благодарность Си Цзиньпину и содействие в строительстве «Нового Казахстана». Зачем Токаев ездил в Пекин?
По мнению эксперта, страны Центральной Азии мало что выиграют от критики проводимой Пекином политики в Синьцзяне. Поддерживая Китай, они получают экономическую выгоду, что, в свою очередь, означает наличие ресурсов, позволяющих оставаться у власти.

По словам Анчески, во время визита в Пекин президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев показал, что рассматривает поддержку Китая и других авторитарных держав в Евразии как условие сохранения своей власти.

В ходе встречи с Токаевым лидер Китая Си Цзиньпин открыто выразил ему свою поддержку и принял приглашение посетить Казахстан. Это особенно интригует, поскольку Си не покидал Китай с начала пандемии COVID-19, считает автор.

Издание напоминает, что во время встречи с лидерами стран Центральной Азии в конце января Си Цзиньпин говорил об укреплении «добрососедских отношений» для противодействия «попыткам внешних сил разжечь «цветные революции»» и вмешательству во внутренние дела других стран «под предлогом защиты прав человека». Соглашения, подписанные в Пекине, подтверждают, что «экономическое измерение остается центральным в отношениях между Китаем и Центральной Азией, но есть и четкий политический посыл, который выходит за рамки простого присутствия на церемонии открытия [Олимпиады] холодной зимней ночью», заключает Анчески.

Поделиться