«Пытался изнасиловать дубинкой». Активистка из Казахстана заявила о пытках под стражей

Автор -
850

Оскорбляли, душили до потери сознания и пытались изнасиловать. Активистка из Семея Райгуль Садырбаева сообщила об издевательствах над ней в изоляторе. Под стражей она оказалась после январских событий. Ее сторонники считают, что уголовное преследование стало местью за гражданскую позицию.

5 января, когда Семей, как и многие другие города страны, был охвачен антиправительственными выступлениями, — у здания акимата собралось несколько тысяч человек, которые выражали недовольство автократическим режимом и коррупцией, — Райгуль Садырбаева пошла на площадь для мониторинга протеста. Митинг обернулся столкновениями между протестующими и полицией.

Через неделю Садырбаеву задержали. 50-летнюю представительницу правозащитного объединения «Елимай» водворили в изолятор, пишет «Азаттык» (казахская редакция Радио Свобода).

«ТЕБЕ КОНЕЦ»

В заявлении в Генеральную прокуратуру Райгуль Садырбаева написала, что в изоляторе временного содержания в Семее подверглась жесточайшим пыткам.

«Принуждение к даче показаний против себя путем применения угроз, шантажа, пыток сотрудниками полиции города Семей в ИВC: Адыкпаев Айткурман Кадылбекович неоднократно душил меня до потери сознания моим капюшоном, Ж. Окапов пытался изнасиловать меня дубинкой в извращенной форме, третий соучастник пыток приставил к голове пистолет со словами «Тебе конец, старуха». Пытки сопровождались моральными унижениями, оскорблениями, нецензурной бранью и угрозами физической расправы с моим сыном», — пишет Райгуль Садырбаева в заявлении на имя генпрокурора.

В изоляторе Семея, как указывает Садырбаева, ее удерживали в нечеловеческих условиях, чтобы, как она думает, сделать ее сговорчивее.

«По приказу майора полиции Ажханова меня положили в холодный карцер — помещение без света, без воды, без доступа свежего воздуха, без рабочего туалета, без матраса — мне пришлось спать на ледяном железном настиле, задыхаясь от зловония, мне пришлось отказаться от пищи. Сотрудники ИВС издевались надо мной, не давали связаться с адвокатом, мне было запрещено всё якобы «по приказу сверху». Ажханов в ИВС оказывал на меня давление, требуя «сотрудничать» путем заключения процессуального соглашения в обмен на камеру с удобствами».

О том, что происходило с Садырбаевой после того, как ее забрали из дома вслед за обыском, ее близкие не знали вплоть до прошлой недели. Более месяца родственники не могли попасть к активистке. 9 февраля сыну Садырбаевой удалось посетить мать в СИЗО, но уже в другом городе — ее перевезли в Усть-Каменогорск, административный центр Восточно-Казахстанской области.

— Ее мучали, а мы даже не знали. Даже близко нас не подпускали, — говорит мать Райгуль Садырбаевой, Гульжанат Садырбаева. — 12-го числа, когда делали обыск, каэнбэшник Мурат Ажханов говорил, что ее заберут на два часа. 13–14 [января] мы ходили в ИВС, а нам говорили, что ее нет.

14 января суд избрал меру пресечения в отношении Садырбаевой — содержание под стражей, после чего ее этапировали в Усть-Каменогорск.

— О пытках она и в суде 14 января говорила, когда санкция была по ее аресту. Суд вынес постановление, чтобы прокурор разобрался с этим делом. Но прокурор так и не ответил, ничего не предпринял. Потом она, находясь в следственном изоляторе в Усть-Каменогорске, еще раз обратилась к прокурору, но уже Восточно-Казахстанской области. Они приняли заявление, но пока ни о каких действиях нас не извещали, — говорит адвокат Садырбаевой Мейржан Доскараев.

Садырбаева сейчас проходит подозреваемой по делу, которое заведено по статьям уголовного кодекса 272 (Участие в массовых беспорядках»), часть 2, и 269 (Нападение на здания, сооружения, средства сообщения и связи или их захват, совершенное преступной группой, либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия), часть 3. Минимальный срок, который грозит по этим статьям в случае признания ее виновной, — 3 года, максимальный — 15 лет.

Адвокат говорит, что «практически всех» задержанных активистов привлекают к уголовной ответственности как «организаторов беспорядков». «Всем одинаковые обвинения предъявляются — участие в массовых беспорядках, захват здания и так далее», — добавляет Доскараев.

Правозащитники, опубликовавшие написанное Райгуль Садырбаевой за решеткой заявление, подчеркивают, что ее преследуют по политическим мотивам.

«Райгуль не участвовала ни в каких беспорядках и захвате здания. Райгуль имеет серьезное заболевание и третью группу инвалидности. Власти преследуют ее по политическим мотивам, пытают и заставляют дать ложные показания против себя. Мы требуем немедленно освободить Райгуль Садырбаеву и привлечь всех виновных за пытки Райгуль к уголовной ответственности», — заявляет правозащитный фонд Qaharman.

Садырбаева написала из СИЗО, что ее права были грубо нарушены. С 12 января она лишена права на защиту: ей запрещен доступ к защитникам из числа близких родственников, им не позволяются свидания и звонки.

«По данному незаконному запрету администрация учреждения ОВ 156/1 разъяснила, что от руководителя СОГ [следственно-оперативной группы] Мустафина не поступило письменного распоряжения, несмотря на поданные мной несколько письменных заявлений начиная с 17.01.2022. Последнее ходатайство подано мной через спецчасть СИЗО 26.01.2022. Мое законное право иметь свидания с моими защитниками из числа родственников».

Гульжанат Садырбаева отмечает, что ей долгое время не давали доверенность, необходимую для посещений Райгуль.

— Я после 12-го ни разу не видела [дочь]. Не давали нам доверенность, они выписали 1 февраля, а на руки дали только 10 февраля. Задним числом написали. Я уже не стала ничего говорить: у меня сил нет. При мне они ходили подписывать, только число стояло «1 февраля», представляете?

Сейчас мать Райгуль Садырбаевой переживает по поводу здоровья дочери:

— У нее инвалидность третьей группы. Ей лечение положено. Лекарство взяли или не взяли — неизвестно, они не расписываются [после получения передачи]. Ей нужно лекарства молоком запивать, а ей даже молочные продукты не разрешают пропускать. Это гормональные, очень опасные препараты. Оказывается, что сейчас она прикреплена к первой поликлинике Усть-Каменогорска. Лекарство покупается по документам, а как теперь покупать?

ПРИЗЫВЫ ОСВОБОДИТЬ РАЙГУЛЬ САДЫРБАЕВУ

20 января Европейский парламент упомянул Райгуль Садырбаеву в резолюции по январским событиям в Казахстане, осудившей массовые акты насилия, которые вспыхнули после мирных протестов. Европейские законодатели призвали власти центральноазиатской страны воздержаться от слишком широкого применения обвинений в «терроризме», снять политически мотивированные обвинения и положить конец всем формам произвольных задержаний, репрессий и преследований правозащитников, активистов и других граждан; немедленно освободить произвольно задержанных демонстрантов и активистов и реабилитировать политзаключенных.

«Правозащитница Райгуль Садырбаева, у которой слабое здоровье, помещена в следственный изолятор в рамках расследования политически мотивированного уголовного дела о мониторинге акций протеста в городе Семей, ей грозит длительный срок лишения свободы», — говорится в резолюции.

Европейские депутаты обратились к властям Казахстана с призывом немедленно освободить Садырбаеву и других политзаключенных и снять с них обвинения.

На следующий день министерство иностранных дел Казахстана заявило, что резолюция Европарламента «носит предвзятый характер и основана на необъективных выводах и данных», и назвало принятие такого документа «неприемлемым».

Райгуль Садырбаева и десятки других активистов остаются под стражей.

Азаттык направил письмо в прокуратуру Восточно-Казахстанской области и антикоррупционную службу с просьбой предоставить информацию о преследовании Райгуль Садырбаевой и статусе ее заявления о пытках. На момент публикации ответ не поступил.

Во время и после январских событий в Казахстане тысячи подверглись задержаниям.

На фоне большого потока жалоб на жестокое обращение с задержанными во время и после январских событий — правозащитники говорят об избиениях дубинками, прижиганиях утюгом, обливании кипятком, ударах электрошокером — председатель комитета уголовно-исполнительной системы МВД Казахстана Жанат Ешмагамбетов отверг применение пыток к находящимся под стражей.

— В настоящее время в информационном пространстве наблюдается массовый ложный вброс недостоверной информации о якобы совершаемых пытках в стенах следственных изоляторов. Ответственно заявляем: она не соответствует действительности, вводит в заблуждение общественность и искажает реальную картину происходящего, — сказал Ешмагамбетов.

В МВД напомнили об ответственности за «распространение заведомо ложной информации». Соответствующая статья уголовного кодекса (274) в Казахстане нередко используется против критиков властей, дела доходят до судов, где выносят обвинительные приговоры. Ситуация с делами о пытках в стране иная: жалобы поступают, заявления регистрируются, но львиная доля дел закрывается на стадии следствия, виновные уходят от ответственности.

Поделиться