Лавров о мирных переговорах с Украиной: договориться мешает Запад

Автор -
293

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что западные страны не дают России и Украине договориться.

«Мы твердо знаем, что ни США, ни Великобритания (которая всячески пытается компенсировать свой нынешний одинокий статус после выхода из Евросоюза своей неуемной активностью) советуют Зеленскому не ускорять переговоры, а каждый раз ужесточать свою позицию», — сказал глава МИД в эфире российского Первого канала.

Лавров утверждает, что украинская сторона «отыграла назад» от позиций, которые сама же заявила в Стамбуле в конце марта.

На тех переговорах единственный раз наметились какие-то подвижки: Украина передала России список предложений, которые Россия, по словам министра, готова была взять за основу договора. Но после переговоров позиция Украины изменилась, утверждает Лавров: «Тогда они представили нам свои контр-идеи, которые радикально отличались от того, что было сделано в Стамбуле. Огромный шаг назад. По-ленински».

«Они отыграли назад от тех позиций, которые российская сторона была готова взять за основу. Мы подготовили документ. Он «разворачивал» их предложения в договорный язык. Киевские представители сказали: «Это не так». «Это записывать не будем». «Это на потом». Тем не менее, после этого мы продолжали участвовать в дискуссиях по видеосвязи, аргументировали нашу позицию. Неделю назад, после очередной видеоконференции мы передали им обновленную версию договора, которая уже учитывала их последующие комментарии. Как это обычно и бывает. Неделю ждем.

У В.А.Зеленского спросили на пресс-конференции, как он расценивает наши предложения. Он сказал, что ничего не получал и ничего не видел. Мы переспросили украинских переговорщиков, доложили ли президенту. Они сослались на нехватку времени у В.А.Зеленского. Это показывает, как сам Президент Украины относится к переговорам, пафосно заявляя, что «предпочитает мир», рассказал Лавров.

По его словам, на Западе хотят максимально постараться сделать так, что вдруг у Зеленского получится нанести какой-то «непоправимый ущерб России и победить их «на поле боя» (хотя здравые люди понимают ситуацию). Тогда русские должны будут просить пощады и соглашаться на гораздо менее выгодные условия, чем те, на которые они рассчитывали. Такие спекуляции идут».

Далее Лавров рассказа о поставках вооружения Украине:

Я читал несколько анонимных заявлений действующих американских военных на вопрос о том, что происходит с этим вооружением, когда оно пересекает украинскую границу, где оно найдет свой окончательный пункт назначения. Они сказали: «Мы не имеем информации о том, куда все это вооружение попадает».

Помимо танков, бронетранспортеров, тысячами поставляются переносные зенитно-ракетные комплексы, оружие террористов. Не зря у нас с американцами долгие годы было соглашение о взаимном информировании о любых поставках ПЗРК за границу. Это позволяло им понимать, что мы не отдаем в плохие руки опаснейшее вооружение, а нам, – что они тоже не будут делать таких оплошностей, неосмотрительных действий. «Джавелин» – это тоже переносная ракета. Наверное, она была придумана для танков, но ей можно совершать и террористические атаки. Куда это все попадет? Подчеркну: это в тысячах и тысячах единиц.

Прежний опыт показывает, что из Украины (как из любой другой слабоконтролируемой страны), где неонацистские батальоны «Азов», «Айдар» и другие подразделения, которые не подчиняются верховному главнокомандующему (и этим бравируют), занимают особое, автономное, неприкасаемое место в вооруженных силах, это вооружение будет расползаться, в т.ч. в страны, откуда оно сейчас поступает на Украину. Там тоже есть группы лиц, особенно в контексте волны миграции, которые будут не прочь «положить руку» на такую возможность. Американские военные не знают, куда это все попадет. Может быть, что-то знают, что-то нет. Что будет делать Российская Федерация? Когда турки давно еще продали «Байрактары» на Украину, они долгие годы использовались для того, чтобы проводить разведку в Донбассе, помогать бомбить этот регион артиллерией ВСУ в грубейшее нарушение Минских договоренностей.

Последние были публично похоронены В.А.Зеленским. Он отказался их выполнять, как и решение «нормандского» саммита в Париже в декабре 2019 г. Хотя там ни про Луганск, ни про Донецк, ни про Россию ничего не было. Только он должен был принять закон об особом статусе Донбасса. Вот и все, что он должен был сделать. Он! Там ни от кого больше не зависело. Он под этим подписался. Потом три года сокрушался, что Россия не выполняет Минские соглашения. Это КВН. Имитация переговоров по выполнению комплекса мер. Сейчас – имитация переговоров по заключению договоренностей с Российской Федерацией. Так же, как и имитация демократии. Отмена демократии, культуры и диктатура радикалов.

Эти вооружения будут законной целью для российских Вооруженных Сил, которые действуют в рамках специальной операции. Склады, в т.ч. на западе Украины, уже не раз становились такой целью. А как иначе? НАТО, по сути дела, вступает в войну с Россией через прокси и вооружает этого прокси. «На войне как на войне».

Насчет поставок вооружений. Есть еще один пример нечистоплотности американцев в том, что касается международного права и внедрения ими собственных правил по принципу «как хочу, так ворочу». У США было порядка двух десятков советско-российских вертолетов Ми-17. В «лучшие годы» (еще в рамках Совета Россия-НАТО) мы с ними имели всеохватывающий проект по сотрудничеству в интересах афганского урегулирования. Он так и назывался – «вертолетный пакет». Мы поставляли вертолеты. Они их оплачивали. Мы обеспечивали обслуживание этих вертолетов, и они направлялись для сил безопасности Афганистана. Сейчас Вашингтон громогласно заявил, что передает их В.А.Зеленскому. Мы привлекли их внимание к тому, что вертолеты были куплены на основе контракта с Рособоронэкспортом. Там написано, что они поставляются исключительно для нужд службы безопасности Афганистана и любая передача третьей стороне не допускается без согласия Российской Федерации. Обязательство не передавать третьей стороне закреплено в «письмах-сертификатах конечного пользователя». Они были подписаны сначала до 2013 г., когда действовал этот «вертолетный пакет», Х.Клинтон в качестве госсекретаря, а затем уже Джоном Керри. Поэтому направление этих вертолетов на Украину – это прямое нарушение обязательств в очень важной сфере международных отношений.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что при нынешнем уровне российско-американских отношений и конфронтации на Украине шансы на дипломатическое урегулирование появятся тогда, когда будет какая-то большая ясность о военной динамике на Украине? Что на данном этапе речь о вооруженных силах, о динамике военного противостояния в ходе специальной операции, которая может произвести подвижки в дипломатии и открыть какие-то новые возможности или напротив их закрыть.

С.В.Лавров: Всё зависит не от нас, а от тех, кто руководит Украиной, осуществляет внешнее управление администрацией В.А.Зеленского. Я упоминал о Стамбуле. На той очной встрече российская сторона впервые получила «на бумаге» то, что предложили украинцы. Мы были готовы это принять за основу, дали свои уточнения, но концептуально согласились с тем, что там предлагалось: нейтральный статус, гарантии безопасности, их объём и порядок предоставления. Так, если совсем грубо. Они от этой концепции отошли.

Не буду выдавать большие секреты, но вот один пример. В стамбульском документе было сказано, что на Украине не будет никаких иностранных военных баз, не будут проводиться учения с участием иностранных вооруженных сил, кроме как с согласия всех стран-гарантов этого договора, включая Россию. Прямо было написано. В том варианте, который они нам дали вслед за нашей позитивной реакцией, значилось: никаких учений, кроме как с согласия большинства стран-гарантов. Разница есть? Очевидно. Вот так они поступили и по целому ряду других предложений, которые они внесли в Стамбуле. Еще раз подчеркну: эти предложения были восприняты в целом позитивно.

Говоря о том, где и когда можно ожидать завершения процесса согласования договора, надо иметь в виду, что в Стамбуле разговор шёл в ситуации, которая тогда сложилась «на земле». Сейчас она иная. У нас ощущение, что Запад хочет, чтобы Украина продолжала воевать и, как им кажется, изнашивать, изматывать российскую армию и российский военно-промышленный комплекс. Это иллюзия.

Вы наверное последний советолог, который остался?

Вопрос: Нет, есть еще несколько, даже в рамках Администрации. Но политическая динамика в Вашингтоне не на их стороне.

С.В.Лавров: Да, это старая гвардия. Как мне сказали мои американские друзья, еще в 1990-е годы, когда исчез Советский Союз, советология как-то перестала интересовать. Люди понимали, что это будет не очень перспективной профессией. Так же, как и по Ближнему Востоку на каком-то этапе.

Насчет связи ситуации «на земле» и очертаний гипотетического или, скажем, эвентуального мирного урегулирования. Такая связь существует. Как мы с самого начала подчеркивали в заявлении, которое сделал В.В.Путин, объявляя о специальной операции, мы, прежде всего, хотим, чтобы украинский народ мог сам решать, как ему жить дальше.

Вопрос: Если я Вас правильно понял, Россия будет проводить свою линию и пока не готова отступить от требований, которые она выдвигала в начале специальной операции. Москва будет делать в плане военных действий то, что она считает необходимым?

С.В.Лавров: Безусловно. То, что мы считаем необходимым, было объявлено Президентом России В.В.Путиным: уничтожение военной инфраструктуры в контексте демилитаризации страны, из которой делали прямую угрозу России, по выражению Президента В.В.Путина, «антиРоссию». При самых строгих мерах для того, чтобы минимизировать любой ущерб для гражданского населения.

Будем разоблачать фейки, которые сейчас множатся вслед за Бучей. Пытаются представить ситуацию на «Азовстали» как созданную Россией. Якобы, Москва запрещает выходить гражданскому населению. Врут «налево и направо», в том числе о том, что мы не открываем гуманитарные коридоры, хотя об этом громогласно объявляется ежедневно, подгоняются автобусы, машины скорой помощи. Украинская сторона, удерживающая гражданское население в качестве «живого щита» не только в Мариуполе, но и в других частях страны, где идут боевые действия, осуществляется наша операция, либо не оповещает людей, либо запрещает им выходить, насильно удерживает. Те, кому удаётся выбраться самостоятельно, рассказывают, как обращаются с ними военнослужащие батальона «Азов» и прочих «территориальных организаций».

Как в любой ситуации, когда применяются вооруженные силы, всё закончится договором Но его параметры будут определяться той стадией военных действий, на которой этот договор станет реальностью.

Вопрос: Это был очень интересный и важный разговор с Министром иностранных дел Российской Федерации. Вы – мастер дипломатии. Как мне кажется, Вы проявили железную готовность делать то, что Россия считает нужным, и никак не закрываете дверь для дипломатических переговоров. Вы даже сказали, что первоначальные украинские позиции показались интересными и могли быть использованы для какого-то соглашения. Это достаточно сложная позиция. Я неправильно сформулировал?

С.В.Лавров: Правильно. Но, Вы знаете, добрая воля не безгранична. Если на неё не отвечают взаимностью, то это не способствует переговорному процессу. По-прежнему многие у нас убеждены (я уже упоминал об этом), что реально позиция Украины определяется в Вашингтоне, Лондоне и в других западных столицах. Наши политологи говорят: «Что нам разговаривать с В.А.Зеленским, надо говорить с американцами, с ними договариваться и достигать какого-то соглашения». Мы все равно продолжаем вести переговоры с той командой, которую выставил В.А.Зеленский.

Что касается американцев. Это было бы небесполезно, но каких-либо проявлений интереса с их стороны в отношении контактов по Украине или по другим вопросам мы не наблюдаем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться