Что может означать военное сотрудничество Турции и Таджикистана?

Автор -
1041

Рамочное соглашение о военном сотрудничестве Таджикистана и Турции расширяет возможности Анкары в центрально-азиатском регионе, полагают независимые эксперты. Об этом говорится в материале Радио Озоди:

Главы Минобороны Таджикистана Шерали Мирзо и Турции Хулуси Акар 20 апреля, в ходе визита таджикской делегации в Анкару, подписали рамочное соглашение о военном сотрудничестве между двумя странами. Согласно информации министерства национальной обороны Турции, в ходе закрытой встречи были обсуждены вопросы региональной безопасности и обороны, а также сотрудничества в области оборонной промышленности.

Глава оборонного ведомства Турции Акар заявил, что две страны связывают исторические и культурные узы, а также религиозная общность. Он подчеркнул, что Анкара готова обмениваться с Душанбе опытом по защите границ и борьбе с терроризмом, а также по военной подготовке.

Визит через год после приграничного конфликта

Визит министра обороны Таджикистана в Турцию состоялся спустя почти год после того, как Хулуси Акар посетил Таджикистан в июле 2021 года, через два месяца после вооруженного конфликта на таджикско-кыргызской границе.

Тогда турецкий военный министр первым посетил Кыргызстан, где обсуждал договоренности о сотрудничестве в военной сфере, достигнутые в результате визита президента Кыргызстана Садыра Жапарова в Турцию в июне 2021 года.

Результатом реализации договоренностей Бишкека и Анкары стало приобретение Кыргызстаном беспилотников Bayraktar TB2. В этом отношении республика стало первой среди членов ОДКБ страной, которая приобрела турецкие военные дроны, а в марте 2022 года заявила об их применении в ходе тактических учений.

Политолог Шерали Ризоён указывает на то, что в последние годы Турция предпринимает активные меры по расширению военного сотрудничества с государствами Центральной Азии. “Интерес центральноазиатских государств к военному сотрудничеству с Анкарой был вызван фактом использования новейшей военной техники этой страны в конфликте в Нагорном Карабахе, где было наглядно продемонстрировано превосходство Азербайджана”, — говорит Ризоён.

Детали нынешнего рамочного соглашения о военном сотрудничестве между Душанбе и Анкарой остаются неизвестными, но независимые эксперты полагают, что речь может идти о приобретении Таджикистаном аналогичных беспилотников.

Стать арбитром конфликта?

«Вполне возможно, что Таджикистан хочет сравнять возможности с соседней страной и приобрести «Bayraktar TB2». Турция же, будучи восточным флангом Запада, пользуясь ослаблением российского зонта безопасности в регионе, поэтапно заполняет этот вакуум. Анкара, передав «Байрактары» Таджикистану, сравнивает военный дисбаланс между странами, получая возможность стать потенциальным участником переговорного процесса между конфликтующими сторонами», — полагает независимый политолог Сулаймон Шохзода. Он отмечает, что скорее всего, в силу возросших вызовов и угроз, Россия и Китай будут вынуждены в перспективе отдавать часть ответственности по безопасности в регионе Турции.

Похожую оценку высказывает и политолог Парвиз Муллоджанов. По его словам, вопреки оценкам аналитиков о том, что Турция будет вовлечена в приграничный конфликт между Таджикистаном и Кыргызстаном и займет одну из сторон, в Анкаре возможно решили стать фасилитатором. «Если бы Турция заняла только одну сторону, то это бы означало, что другая сторона заняла бы абсолютно антитурецкую позицию. Но Турция позиционирует себя не только как тюркскую страну, а как лидера исламского мира, возможно это и обуславливает ее активность в разных регионах мира», — отмечает эксперт.

Во время визита президента Кыргызстана Садыра Жапарова в Турцию в июне 2021 года, после вооруженного конфликта на границе с Таджикистаном, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал стороны к мирному урегулированию противостояния.

Позже Турция оказала гуманитарную помощь 295 семьям из Баткенской области, пострадавших в результате столкновения.

Основываясь на этих событиях, а также на участии Кыргызстана и Турции в таких интеграционных объединениях как Тюркский совет, ТИКА, ТЮРКСКОЙ, эксперты в Таджикистане говорили о вовлечении Турции в приграничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном.

Перспективы сотрудничества

Политолог Шерали Ризоён, указывая на активную политику Турции в регионе (меры по созданию “Армии Турана”) и Афганистане (гуманитарная помощь, охрана кабульского аэропорта, предоставление убежища бывшим чиновникам афганского правительства), отмечает, что турецкий фактор будет иметь определённое значение в обеспечении безопасности в Центральной Азии.

«Турция является одной из стран, которая имеет собственное прокси в Афганистане и с возможным началом антиталибских военных действий будет вести собственную игру в этой стране. На фоне российско-украинского вооруженного конфликта Турция предпринимает шаги по активизации сотрудничества с государствами Центральной Азии, что мы наблюдаем в последние месяцы. Региональная безопасность Центральной Азии связана с рядом факторов, одним из которых является баланс влияния внешних акторов. В этой связи для Душанбе важно, чтобы контакты других стран с Турцией не использовались в ущерб интересам безопасности Таджикистана», — говорит эксперт.

Тем не менее, Шерали Ризоён полагает, что расширение военного сотрудничества между странами Центральной Азии и Турцией не может заменить фактор России в среднесрочной перспективе. Поскольку Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан являются членами ОДКБ, а Узбекистан и Туркменистан имеют тесные двусторонние отношения в военной сфере с Россией.

«Турция активно наращивает сотрудничество с государствами Центральной Азии в военной сфере, но в среднесрочной перспективе это не приведет к кардинальным изменениям. Москва обязательно отреагирует на этот факт и, скорее всего, реакция не будет позитивной. Пекин больше сосредоточен на экономических и инфраструктурных проектах в регионе. Несмотря на это, шаги Турции в регионе могут привести к серьезной активизации России и Китая в этой сфере», — уверен наш собеседник.

Таджикистан является единственной нетюркской страной Центральной Азии и в культурно-цивилизационном отношении тяготеет к Ирану. Тем не менее, Турция за последние годы демонстрирует, что не исключает эту страну из сферы своего влияния, делая упор на религиозный фактор.

Анкара остается важным экономическим партнером Душанбе. До пандемии товарооборот между странами превышал 700 млн долларов. В последующие годы объем начал падать, а в 2020 году увеличился на 323 млн долларов.

В ближайшие годы правительственные комиссии двух стран планируют увеличить товарооборот до 1 млрд долларов за счет текстиля и алюминия.

Поделиться