Коллапс веры. Почему лопнул мыльный пузырь криптовалют

Автор -
573

Курс биткоина за последние годы пережил немало падений, но в итоге всякий раз восстанавливался и достигал новых высот. В последние же полгода практически все криптовалюты катастрофически обвалились, многие обесценились совсем, и миллиарды долларов за несколько недель превратились в ничто. Джеймс Суровецкий — о том, почему это произошло и стоит ли ждать нового витка роста. Его мнение публикует «Нож».

Обрушением рынка криптовалют никого не удивить. Несмотря на то что за последнее десятилетие стоимость биткоина и эфириума резко возросла, перепады на этом рынке стали привычными. И поэтому девиз HODL — Hold on for dear life — «Держись изо всех сил» — является своего рода мантрой для криптоэнтузиастов. В любом случае, обрушение стоимости криптовалют за последние шесть месяцев — и в частности за последние несколько недель — было просто ошеломляющим.

С ноября прошлого года стоимость криптовалюты в целом снизилась примерно на полтора триллиона долларов. Лидеры рынка, биткоин и эфириум, упали примерно на 60% от своих максимумов. И что самое поразительное — так называемый стейблкоин Terra и его дочерний токен Luna, которые совокупно оценивались примерно в 60 млрд долларов, обрушились в считаные дни и теперь практически ничего не стоят.

Это катастрофическое снижение стоимости криптовалют вызывает естественный вопрос: что, собственно, произошло? Можно, конечно, сослаться на гипотетических преступников. Инфляция и процентные ставки растут, хотя считалось, что криптовалюты, наоборот, будут уменьшать рост инфляции, поскольку они никак не соприкасаются с тем, что происходит во «внешнем» финансовом мире. В то же время распродаются акции, хотя одним из главных преимуществ криптовалюты считалось, что она не будет коррелировать с другими активами. Но, вообще говоря, есть куда более простое объяснение: вера людей в крипту была поколеблена. И именно вера, а не экономика, — это то, от чего зависит большая часть ценности криптовалюты.

В любом случае крипта по своей сути отличается от таких активов, как предприятия, акции или даже недвижимость. Если вы собираетесь купить сельскохозяйственные угодья, вы должны знать, сколько денег получите от урожая, который сможете вырастить на этой земле. Если вы собираетесь купить многоквартирный дом, вы должны знать, сколько арендной платы сможете получать от своих арендаторов в течение следующих тридцати лет (или даже больше). Если вы покупаете акции компании, вы должны знать, сколько денег эта компания принесет в будущем, плюс стоимость любых активов, которыми она владеет в настоящее время.

Подобные расчеты всегда приблизительны, поскольку нет способа точно предсказать будущее. Но самое главное, что активы имеют ценность, не зависящую от того, сколько за них заплатят другие люди. Если бы вы владели Apple, вы получили бы по меньшей мере 100 млрд долларов прибыли (вполне реальные деньги, которые поступили бы на ваш банковский счет) в первый год. Допустим, вы позволили Тиму Куку просто делать свое дело — теперь вы можете рассчитывать на получение той же суммы, а возможно, и большей, каждый год в обозримом будущем. Всё это дает представление о том, сколько стоит Apple.

Однако оценка крипты, как правило, основана на другом принципе: внутренняя ценность криптовалют не имеет значения. Стоимость актива не зависит от его потребительной стоимости в реальном мире или его способности генерировать денежные средства в будущем. Вместо этого стоимость актива зависит от того, сколько, по общему мнению, он стоит. Это своего рода постмодернистское явление: нет никакой «реальной» ценности, есть лишь нарративы о ценности, которые мы вместе создаем и сами же решаем, верить в них или нет. Как выразился прошлой осенью инвестор крипты и NFT Ник Томаино: «Если группа пользователей интернета верит, что что-то имеет ценность — это имеет ценность. Мы живем в мире, где вера равна ценности».

Конечно, существуют и другие рынки, где ценность зависит от веры — например, рынки, где продают золото, предметы изобразительного искусства и предметы коллекционирования. Но золото люди использовали в качестве денег на протяжении тысячелетий, а произведения искусства ценятся как редкие и оригинальные вещи. Что поразительно в крипторынке, так это то, что он использовал ту же логику, чтобы создать более одного триллиона долларов буквально из воздуха (или, точнее, из кода) менее, чем за десятилетие.

Чистейшими примерами этой логики являются так называемые мемкоины, самый известный из которых — догикоин. Он был создан еще в 2013 году буквально ради шутки. У него нет реальной потребительной стоимости, он не нужен, чтобы что-то покупать или продавать. Нет и дефицита догикоинов: в отличие от биткоина, общий объем которого ограничен и добывать который становится все труднее, догикоины генерировать легко. Тем не менее в апреле 2021 года догикоин «стоил» гипотетических 50 млрд долларов, и даже сегодня, когда его стоимость упала почти на 90%, он по-прежнему стоит около 11 млрд долларов. Почему? Ответ может прозвучать настолько же глупо, как и тот факт, что когда Илон Маск упомянул догикоин в твите, назвав его «народной криптовалютой», это вызвало переполох.

Или возьмем криптовалюты Terra и Luna. Им немногим более трех лет, и до 2021 года их общая стоимость составляла менее одного миллиарда долларов. Затем, в течение года или около того, их стоимость внезапно взлетела до 60 млрд долларов. Только с августа 2021 года по март 2022-го их совокупная стоимость выросла более чем втрое. В тот момент они казались крупными шишками в мире крипты. О До Квоне, основателе терры, заговорили как о провидце. Обладатели луны называли себя лунатиками. Терра заплатила почти 40 млн долларов, чтобы разместить свой логотип на стадионе в Вашингтоне.

Причиной этому всему было не то, что в терре как активе изменилось что-то важное. Люди не стали активно использовать эту криптовалюту для покупки вещей. А произошло вот что: в марте 2021 года терра запустила приложение под названием Anchor, которое предлагало выгодные вклады по депозитам, что заставило людей покупать терру, чтобы затем внести ее на свой счет и получить 20% прибыли. Это привлекло множество новых инвесторов, и в последующие месяцы люди постепенно стали верить компании, что она решила один из самых сложных вопросов в мире крипты — как создавать криптоденьги, которые были бы достаточно стабильны для использования в качестве валюты, не имея финансовых резервов для поддержания их стоимости. (По мнению многих экспертов, терра нашла «святой грааль» криптовалюты.) Таким образом, несмотря на предупреждения, что в конечном итоге терру ждет финансовая катастрофа, держатели крипты коллективно решили, что терра и луна действительно ценны — и так оно и было. А в мае этих криптовалют внезапно не стало.

Именно это «внезапно» делает инвестирование в криптовалюту настолько головокружительным опытом. В мире, где стоимость определяет вера, вы никогда не можете быть уверены, что стоите на твердой почве. Существуют криптовалюты — эфириум, например, — которые имеют реальную потребительскую стоимость в мире блокчейна. И, возможно, биткоин, помимо его полезности для покупки наркотиков и других запрещенных товаров, сохранял ценность достаточно долго, чтобы его статусу «цифрового золота» ничто не угрожало. Но даже стоимость двух этих криптовалют сильно колеблется вместе с душевными колебаниями инвесторов.

В этом смысле можно сказать, что криптовалюта воплощает влияние капитализма на социальные отношения, описанное Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом: «Всё твердое тает в воздухе». Поэтому неудивительно, что владельцы криптовалют всегда призывают друг друга верить, дабы укрепить свою коллективную уверенность. Если ценность криптовалюты является продуктом коллективной веры инвесторов, очень важно сохранить эту веру как можно дольше.

Вот почему самый интересный вопрос заключается не в том, почему произошел обвал криптовалют, а в том, спровоцирует ли этот обвал настоящий кризис доверия. Рынок много раз восстанавливался после обвалов в прошлом, и не удивительно, если он сделает это снова. В конце концов, вера может вернуться так же быстро, как и исчезнуть. Но самый последний крипто-бум был вызван именно наплывом инвесторов-новичков: обычных розничных инвесторов, а также институциональных инвесторов, большинство из которых не имеют ни философской, ни идеологической приверженности к крипте и не хотят рисковать, когда всё рушится.

Даже для истинно верующих крах терры и луны стал очевидным подтверждением того, что инвестирование в большинство криптовалют является финансовым эквивалентом Вайл И. Койота, бегущего по воздуху, — это отлично работает, пока люди не решат посмотреть вниз. И как только они смотря вниз, они действительно валятся в бездну.

Поделиться