Западный инвестор не гость, а хозяин в Казахстане?

В связи с антироссийскими санкциями в экспертной среде возникают разговоры об «окне возможностей», которое может открыться для Казахстана и ряда других стран, исходя из опыта обхода ограничений восьмилетней давности. Только у Казахстана большая часть экономики так или иначе находится под контролем иностранных резидентов и юрисдикций. Как страна пытается выйти из ситуации зависимости от западного капитала и почему на данный момент перспектив здесь не предвидится – в материале Вячеслава Щекунских, который опубликован на сайте ia-centr.ru.

Западный инвестор не гость, а хозяин в Казахстане?

Эксперты, объясняя, почему казахстанцы не процветают как саудиты и норвежцы, регулярно подсчитывают долю национальных ресурсов, находящуюся под контролем иностранных компаний. Судя по последним публикациям, речь идет о двух третях всей имеющейся ресурсной базы. Пример Казахстана показателен с точки зрения того, как республики распавшегося СССР помогали западным экономикам держаться последние тридцать лет на недрах и природных богатствах новых территорий.

Казахстан – сугубо экспортоориентированная страна, в прошлом году при внешнем товарообороте в $75 млрд, на экспорт приходилось $52,5 млрд. Хотя данные Комитета госдоходов министерства финансов РК могут отличаться от показателей, зафиксированных и озвученных Нацбанком РК.

К примеру, если говорить о нефтяняной отрасли, то в прошлом году в структуре экспорта она занимала 65 %.
Однако это данные по официальному экспорту, а есть еще экспортируемые доли добычи инвесторов по Соглашениям по разделу продукции – договорам, по которым иностранный инвестор получает право на добычу полезных ископаемых, оставляя часть добытого себе.

На месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» обладатель 20%-ной доли. Тогда как американцы в лице Chevron и ExxonMobil – 50% и 25%, соответственно. Оставшиеся 5% принадлежат компании LukArko.

На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88% добываемого сырья. При этом итальянской Eni принадлежит 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.
На месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V. национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10% добываемого сырья. Тогда как Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Недавно в СМИ напомнили о передаче в 90-е Карагандинского металлургического комбината и карагандинского угольного бассейна в управление структурам британского бизнесмена Лакшми Миттала.

Экспорт продукции добычи и обработки руд металлов – это 15,2% от всего экспорта страны.

Из Павлодарской, Карагандинской и Актюбинской областей везут черный металл (чуть больше $3 млрд в 2021 г). Медь в основном поставляют из Карагандинской области ($2,6 млрд, 3 млрд – Казахстан). Кроме того, из ВКО и Карагандинской области вывозят драгметаллы (820 млн долл), алюминий – из Павлодарской области ($550 млн), цинк – ВКО ($574 млн). Итого по минеральным продуктам – 70,5 % экспорта.

Расклад по основным компаниям тоже невелик. Черный металл – это «Кармет» того же Миттала, медь и драгметаллы – «Казахмыс» и «Казминералс» (Великобритания), алюминий – ENRC Евразийской группы, цинк и драгметаллы – Glencore (Швейцария).

Структуры квази-государственного сектора – это тоже не казахстанские резиденты или не казахстанская юрисдикция. Про финансовый центр «Астана» с британским правом и про то, сколько надежд на него возлагает команда Токаева, написано немало. Также в ФНБ «Самрук-Казына» в головной компании и ее «дочках» сидят подданные той же британской короны.

Недавно телеграм-канал «Сегодня.KZ» опубликовал краткий список иностранных компаний и персон, влияющих на ситуацию в стране, вот лишь некоторые примеры:

· British Gas (BG) – британская компания, владеющая 32,5% месторождения Карачаганак.

· British Aerospace (BAE) Systems – одна из крупнейших компаний в мире по производству оружия. Владеет 49% акций авиакомпании «Эйр Астана».

· Royal Dutch Shell – совместная британо-нидерландская компания, которая владеет долей в 16,81% на Кашагане и т.д.

Финансовый сектор Казахстана или чьи банки?

Банковский сектор Казахстана на 1 января 2022 года был представлен 22 банками второго уровня (все банки страны, кроме Национально банка РК – ред.), из которых 14 – с иностранным участием.

«Halyk Bank» – это лидер финсектора. Если взять совокупный размер собственного капитала всех банков страны, то у «Halyk Bank» доля больше 33% (1,5 трлн тенге). Официально акционерами банка являются АО «Холдинговая группа «АЛМЭКС» с долей участия 56,39% (семья Кулибаевых) и «The Bank of New York» (номинальный держатель) – 23,27% (в реальности это может быть и любое физлицо, и западный банк).
Далее идут такие банки, как «Каспи», «Жусан», «Отбасы» и «Сбер», – это половина всего собственного капитала банков Казахстана.

«Каспи» недавно провел IPO в Лондоне, что может говорить том, что у банка теперь есть международные акционеры.

Единственным акционером «Отбасы банка» является Правительство Казахстана в лице АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек». «Сбер» – российский резидент.

По данным Казахстанской фондовой биржи, на 1 января текущего года крупными участниками «Жусана» числились АО «First Heartland Securities» с долей 78,23% и бывший акционер АТФБанка Галимжан Есенов с долей 19,67%. Акционеры банка – юрисдикция Великобритании.

Недра Казахстана – народу?

Зависимость от иностранного капитала в стране уже предлагают победить, но интересным способом. Так, в прежней Конституции РК декларировалось: «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности. Земля может находиться также в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом». В новой редакции: «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы принадлежат народу. От имени народа право собственности осуществляет государство».

Президент Токаев ранее ссылался на данные исследований, согласно которым, 162 человека владеют половиной благосостояния Казахстана, в то время как у половины населения доходы не превышают и 50 тыс. тенге.
Если вести честную игру, то государство, в силу обновившегося законодательства, должно в первую очередь рассекретить данные по СРП (Соглашения о разделе продукции), заключенные в 1990-е с иностранными инвесторами, работающими на месторождениях. Однако на такое вряд ли стоит надеяться.

Кроме того, на внеочередной встрече Совета иностранных инвесторов в феврале 2022 года, когда ситуация после январских событий еще была накалена, глава Казахстана уверил: «Политика «открытых дверей» для иностранных инвестиций остается стратегическим приоритетом Казахстана».

На прошедшем в конце июня заседании Совета по управлению Международным финансовым центром «Астана» президент сделал акцент на том, что «Сохранение и укрепление доверия иностранных инвесторов и торговых партнеров остается главным приоритетом Казахстана».

В настоящий момент в РК продвигается Концепция новой инвестиционной политики РК до 2025 г., в соответствии со стандартами ESG (Environmental, Social, Governance and Prosperity).

В документе предполагается довести уровень инвестиций в основной капитал до 25,1% к ВВП и повышение притока прямых иностранных инвестиций до $25,5 млрд уже в 2026 году.
Интересно, что, несмотря на кризис, СМИ сообщали, что в прошлом году в республике было реализовано более полусотни проектов с иностранным капиталом на сумму свыше 3,8 млрд долларов, а это в 2,4 раза больше по сравнению с 2020 годом.

При таком раскладе «вольницы», с точки зрения иностранных капиталов и инвестиций, свободы действий по обходу санкций у Казахстана нет. Другой вопрос, будет ли Республика Казахстан действительно работать с зависимостью от иностранного капитала в законодательной сфере, чтобы изменить ситуацию в будущем, или инициативы о «природном богатстве для народа» останутся на бумаге.

Поделиться