«Нужно чтобы общество знало, к чему привел 30-летний период елбасизма»: Оппозиционный политик Казахстана о закрытом суде Карима Масимова

Автор -

    Уголовное дело в отношение председателя КНБ Казахстана Масимова и его заместителей направлено в специализированный межрайонный суд по уголовным делам Астаны. Как заявила Генпрокуратура «дело будет рассматриваться под грифом «совершенно секретно». О том, что может стоять за этим грифом пишет Амиржан Косанов:

    На первый взгляд, казалось бы, надо с пониманием относиться к такого рода требованиям правового жанра: все-таки есть определенные правила по поводу национальной безопасности, государственных секретов, разглашение которых может нанести урон интересам страны.

    Но, на мой взгляд, рассмотрение в суде причин и обстоятельств общенациональной трагедии Кантар никак не вмещается в рамки такого специфического требования! Ибо все мы понимаем, что из подробностей именно этого уголовного дела по таким статьям Уголовного Кодекса РК, как «государственная измена», «насильственный захват власти», «превышение власти и должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия, в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц» (цитирую по сообщению Генпрокуратуры) и состоит январская трагедия.

    По этой причине к этому судебному процессу будет приковано внимание всего общества.

    Да и о каких государственных секретах, которые могут быть оглашены во время публичного процесса, можно говорить, если в те трагические январские дни все мы увидели истинное состояние пресловутой и восхваляемой национальной безопасности.

    После вселенского позора, когда власть оказалась не способной защитить не только государственный строй, но и жизни простых казахстанцев, скрывать уже нечего: тут никакие грифы «совсекретно» не помогут.

    Наоборот, нужно чтобы общество знало, к чему привел 30-летний период елбасизма, когда вся государственная машина, включая спецслужбы и силовые структуры, стояла не на страже национальной безопасности, а защищала интересы одного человека и членов его семьи.

    Открытый суд должен ответить на неприятные для власти вопросы относительно Кантара и дать возможность всем без исключения сторонам реализовать свое конституционное право на защиту. Он будет своеобразным алиби и для самого Токаева: мол, мне нечего скрывать от собственного народа.

    Попытка же провести закрытый суд даст повод для различного рода кривотолков: не хотят ли власти увести от ответственности того же Назарбаева и членов его семьи, сделав Масимова и иже с ним «козлами отпущения»?

    Закрытый суд не только укрепит сомнения в объективном расследовании причин и последствий Кантара, но и даст козыри антитокаевским силам, которые не преминут воспользоваться ими, уличая самого Токаева в причастности к трагическим январским событиям: у защитников обвиняемых оказались очень длинные руки — чего стоят критические выводы рабочей группы ООН, пытающейся вывести из под удара Масимова. Не исключены появления у заговорщиков и других иностранных лоббистов, которые будут перманентным раздражающим фактором для Токаева, который намерен еще семь лет сидеть в кресле президента.

    Кстати, в соцсетях появилось письмо, арестованного бывшего начальника 5-го Департамента КНБ РК Руслана Искакова на имя президента РК Касым-Жомарта Токаева и правозащитных организаций, в котором он пишет о предвзятости расследования, которая подтверждается «неприкрытым уводом от уголовной ответственности бывшего первого заместителя КНБ РК, племянника Назарбаева Самата Абиша».

    Поэтому необходимо подать пример не только правового рассмотрения резонансных дел с ярко выраженной политической подоплекой, но цивилизованного прощания со старым Казахстаном.

    Если суд не вызовет Назарбаева и членов его семьи для дачи показаний — это усилит сомнения относительно объективности рассмотрения дела. Ибо общественность понимает — в нашей стране ничего не делалось без прямого поручения или благословения первого президента, до сих пор находящегося в ранге елбасы.

    Тем более, есть формальный повод для приглашения Назарбаева в суд: именно он (а не Токаев) до 5 января был председателем Совета безопасности, именно у него была вся информация о телодвижениях всех, кто тогда отвечал за национальную безопасность.

    Пока же еще есть опасность попытки, как самого Назарбаева, так и членов его семьи (мы помним, как до сих пор были активны некоторые из них в большой политике и государственном бизнесе) взять реванш у Токаева. Открытый суд поставил бы на этом точку.

    Поделиться