Введение безвизового режима между Кыргызстаном и Китаем. Какие риски и преимущества сулит такой шаг?

Автор -
324

Кыргызстан ведет переговоры с Китаем о взаимном исключении визовых требований для граждан обеих стран. Ряд местных экспертов уже высказывает свои опасения по поводу создания гражданам КНР условий, когда они смогут беспрепятственно заезжать в КР ‒ без прохождения обязательных на сегодня процедур. «Азаттык» написал о рисках и преимуществах безвиза с Китаем.

Что и как обсуждается – не известно

О том, что Кыргызстан и Китай ведут переговоры о введении безвизового режима между странами, на заседании Жогорку Кенеша 3 мая сообщил министр иностранных дел КР Жээнбек Кулубаев. Он пояснил, что данный вопрос рассматривался в ходе его встречи 27 апреля с главой МИД Китая Цинь Ганом:

«Мы обсуждали вопросы виз для наших граждан, в том числе для водителей грузовых машин. Также шла речь о возможном введении безвизового режима. Теперь наша сторона должна проделать работу. Будем исходить из того, какие предложения будут от нас, что скажут наши ведомства по поводу безопасности и другим вопросам. Но в целом Китай готов обсуждать и открыт к диалогу».

Часть депутатов заявила, что приветствует введение безвизового режима с восточным соседом, так как увеличится поток туристов в КР, а бизнесменам станет легче пересекать границу.

Депутат Жогорку Кенеша Эмиль Токтошев призвал как можно быстрее решить данный вопрос:

«Проведите переговоры. Надо выдавать туристические, 10-дневные визы. Эти люди (обладатели таких виз – прим. ред.) не останутся [в Китае]. Водителям сейчас трудно. Они закончат там свои дела и сразу выедут».

Процедуру обсуждения о введении «безвиза» между КР и КНР общественности не раскрывают. Официальные Бишкек и Пекин никаких сведений по этому поводу пока не предоставили.

Опасающиеся экспансии Китая

Но некоторые активисты уже выразили обеспокоенность по поводу возможных изменений, имея в виду аспект безопасности. Кто-то даже высказался против такого новшества.

Один из них – заместитель председателя Народного курултая, бывший депутат Жогорку Кенеша Бейшенбек Абдразаков:

«Нельзя выдавать визы представителям тех стран, где много граждан. А если они и въезжают в [нашу] страну, то надо тщательно следить за этим. Есть определенные риски. 200 лет назад в Америке было два китайца, теперь там появились целые [китайские] города, кварталы. И в России также, Владивосток стал фактически китайским городом. Но это крупные державы, а для маленького Кыргызстана это будет ощутимо».

Бизнесмен Жоодар Сайдилкан считает, что снизить риски в сферах безопасности и незаконной миграции в этом вопросе вполне реально:

«Не только для Китая, но и гражданам Индии, Пакистана можно разрешить въезжать [в Кыргызстан без визы], но только через аэропорты. А также при условии, что у них есть визы для въезда в США, Великобританию, страны Шенгенской зоны, а также в Японию, Южную Корею и государства Персидского залива. Только в таком случае сюда будут приезжать состоятельные люди, не несущие угрозу безопасности и не намеревающиеся оставаться в Кыргызстане. И этого потока [туристов] нам будет достаточно. На сегодня граждане Китая стоят на первом месте в мире по количеству путешествующих».

Вопрос получения виз между Кыргызстаном и КНР осложнился в последние 10 лет. Закрытые из-за пандемии коронавируса в 2020-2021 годах границы были открыты в 2022-м, и сейчас стороны пытаются возродить прежние обороты торговли и других видов сотрудничества. Депутаты парламента не раз заявляли о том, что водители-дальнобойщики не могут получить визы, за что критиковали Посольство КНР в Кыргызстане.

В начале марта посол Китая в КР Ду Дэвэнь сообщила, что с начала 2023 года дипломатическое представительство выдало визы на въезд в КНР примерно 1500 водителям-кыргызстанцам. Она пояснила, что официальный Пекин убрал ограничения при выдаче виз иностранцам, в том числе для граждан КР, а потому спрос на их получение значительно возрос.

Китай добивается введения «безвиза» и с Казахстаном

Тем временем, в соседнем Казахстане готовятся к принятию соглашения с Китаем о взаимном освобождении от визовых требований. Планируется, что документ будет подписан главами внешнеполитических ведомств двух стран 18-19 мая в рамках государственного визита президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Китай.

Согласно проекту, граждане обоих государств получат право находиться в соседней стране не более 30 дней с момента пересечения границы, но не более 90 дней за 180-дневный период. Безвизовый режим допускается для осуществления туристических, частных и деловых поездок. Недовольные этим соглашением казахстанцы начали выходить на акции протеста.

Кыргызстанский гражданский активист Айбек Тенизбаев объясняет подобные инициативы Поднебесной геополитикой:

«Сейчас возникло большое противостояние между Россией и Европой. И российское влияние во многих местах ослабевает. А потому подобные шаги Пекин предпринимает неспроста. Я думаю, что подобными решениями, как введение безвизового режима, они пытаются добиться реализации своих целей в регионе [Центральной Азии]. Ведь все начинается с таких маленьких шагов. Похоже, что Китай пытается занять место России».

За более чем 30-летнюю историю независимого Кыргызстана были периоды, когда среди граждан наблюдалось усиление синофобии, из-за чего отдельные группы активистов устраивали проверки на предприятиях с участием китайских компаний или граждан, а на некоторые такие фабрики из горнодобывающей отрасли были совершены нападения.

В 2019 году прошли протесты против строительства в Ат-Башинском районе Нарынской области логистического центра с участием инвестора из Китая. В итоге проект был заморожен.

Почему казахстанцы боятся безвизового режима с Китаем?

О том, почему жители соседней страны опасаются свободного перемещения через границы с КНР, «Азаттык» беседует с казахстанском социологом Сериком Бейсембаевым.

«Азаттык»: На недавнем пикете в Алматы 1 мая участники держали плакаты с надписями «Нет Китаю». А на митинге в Жанаозене 26 апреля было озвучено требование не подписывать обсуждаемое соглашение. Как в целом казахстанское общество восприняло инициативу о введении безвизового режима с КНР?

Серик Бейсембаев: Около года назад уже вводился 14-дневный безвизовый режим с Китаем. Но решение об увеличении этого срока до 30 дней пока не принято. Проходят акции с требованием не принимать данное решение. Если говорить об основных причинах такой реакции, то это устоявшееся в казахстанском обществе неприятие Китая и синофобия, которая обостряется с каждым днем.

Поводом для проведения митингов против земельной реформы в 2016 году стали требования о том, чтобы землю не продавали китайцам. И когда массовые протесты прошли в нескольких городах, власти вынуждены были отказаться от своих планов. Поэтому даже спустя несколько лет после этого общественность с недоверием воспринимает попытку сближения с Китаем и введение безвизового режима с этой страной. Озвученные в Алматы, Жанаозене требования – ожидаемая реакция граждан. Уже на следующий день после новости о возможном введении «безвиза» эксперты и представители общественности предрекали, что инициатива будет воспринята негативно:

«Азаттык»: Чего опасаются высказывающие свое недовольство и эксперты?

Серик Бейсембаев: Как я уже сказал, все упирается в антикитайские настроения. Организация Central Аsia Barometr с 2018 года проводит в Казахстане опросы общественного мнения по поводу отношения к этой стране. И если изучить их материалы, то выяснится, что более 60% казахстанцев не хотят, чтобы власти страны как-то сотрудничали с КНР. Сближение с ней люди воспринимают с опаской. И тому есть исторические, культурные причины. Общество боится углубления экономического и культурного сотрудничества с КНР, а также ассимиляции, потому что нельзя сравнивать страну с населением более миллиарда и 19-миллионный Казахстан. Среди населения сильно распространены опасения такого плана.

Кроме того, существует боязнь экономического и политического влияния Китая. Да и в целом, в последние годы озвучиваются мнения, что преобладание финансирования от Поднебесной в регионе Центральной Азии привело к накоплению кредитов республиками региона. А опасно это тем, что расплачиваться за эти займы придется природными ресурсами, в том числе землей ‒ территориями стран.

«Азаттык»: Власти Казахстана заявляют, что введение безвизового режима с Китаем придаст импульс укреплению сотрудничества двух стран». Почему официальная Астана инициирует это именно сейчас?

Серик Бейсембаев: Я думаю, что за этим стоят государственные экономические интересы. Власти Казахстана хотят расширить взаимодействие, товарооборот между странами путем введения «безвиза». Из-за кризиса последних лет правительство ищет способы пополнения бюджета, и понятно, что связи с Китаем обеспечивают такую возможность. Как экономический партнер эта страна имеет большую долю во внешнеторговом обороте Казахстана. Поэтому за данной инициативой в первую очередь стоят экономические причины.

В свое время при обсуждении земельной реформы в связи с возможным переходом земель Китаю высказывались аргументы, что будут созданы новые рабочие места. Но надо сказать, что в итоге мнение общества, его взгляды стоят на первом месте, выше экономики. Ведь понятно, что если граждане не поддерживают подобные решения и законы, то положительных результатов не будет. А потому надо проводить общественные слушания, дискуссии и только потом подписывать документы.

«Азаттык»: Может ли отношение КНР к мусульманам в Синьцзяне, в том числе к этническим казахам, быть одной из причин появления антикитайских настроений в обществе?

Серик Бейсембаев: Насчет этого не могу ничего сказать. Но то, что наблюдаемые в последние годы давление и репрессии в отношении этнических меньшинств в Синьцзяне внесли свою лепту в формирование негативного восприятия Китая в казахстанском обществе – это очевидно. Потому что очень много этнических казахов переехало из КНР на историческую родину. Число таких кайрылманов (или кандасов по-казахски ‒ прим. ред.), приехавших в Казахстан из Китая после 1990 года уже превысило 100 тысяч человек. И, конечно, они уже стали своеобразной социальной силой. В последние годы они часто поднимают в социальных сетях тему судеб своих сородичей в Синьцзяне, нынешнего их положения там. И если Китай продолжит свою политику, то вполне вероятно усиление синофобии в нашем обществе.

Поделиться