«Смотрящему за Казахстаном» отказывают в лечении в психбольнице. «Вор в законе» опасен

Автор -
784

«Вору в законе» отказывают в лечении в специализированном психдиспансере, потому что там нет надежной охраны, — передает 7152.kz

Бондо Стуруа, известный в криминальных кругах как «Бондо Казахстанский», продолжает судиться за право получать лечение в условиях специализированной психиатрической лечебницы в учреждении ЛА 155/14 под Алматой. Об этом рассказал адвокат заключенного Даулет Досанов.

Петропавловский городской суд 17 апреля 2023 года приговорил Стуруа к 20 годам заключения, прибавив к ранее неотбытой части наказания за руководство транснациональной преступной группировкой 4 года за оскорбление и применение насилия в отношении представителей власти. Конфликт заключенного с сотрудниками Следственного изолятора Петропавловска, где он в настоящее время отбывает наказание в одиночной камере, произошел из-за обыска и личного досмотра, которому был подвергнут Стуруа и которые он посчитал незаконными.

— На процессе в Петропавловске, помимо срока в 20 лет, прокурор также просил суд назначить Стуруа «меру медицинского характера в виде принудительного лечения в условиях психиатрического отделения уголовно-исполнительной системы». То есть перевести Стуруа в спецучреждение ЛА 155/14, поскольку нигде больше в Казахстане страдающих психическими заболеваниями уголовных преступников не лечат», — пояснил Даулет Досанов.

Между тем, приговор не успел вступить в законную силу, поскольку прокуратура обжаловала его, попросив исключить меру принудительного лечения, о которой ранее сама же просила.

Похоже, дело в личности заключенного. Как следует из приговора Специализированного межрайонного суда Южно-Казахстанской области, который в январе 2016 года назначил Бондо Стуруа 22 года лишения свободы в колонии особого режима, он является, ни много-ни мало, главой преступного мира Казахстана.

— Примерно в июне 2013 года находящийся на свободе Стуруа Бондо Важаевич был «коронован», то есть, возведен в преступный статус «вор в законе», это происходило на теплоходе в Средиземном море, г.Анталья, Турецкой Республики, — говорится в приговоре.

По данным, оглашенным на открытом процессе в Шымкенте в 2016 году, коронация Стуруа была проведена «представителями «грузинского крыла» транснационального преступного сообщества во главе с его лидером – «другим лицом», а также в присутствии около 100 лидеров и авторитетов транснационального преступного сообщества».

— После «коронации», лидеры указанного транснационального преступного сообщества определили ответственным Стуруа Б. так называемым «смотрящим за Казахстаном», таким образом он тоже стал одним из руководителей транснационального преступного сообщества, — решил Специализированный суд по уголовным делам ЮКО.

Из приговора также известно, что у «смотрящего за Казахстаном» были самые широкие полномочия:

— В этом качестве ему поручены распространение и поддержание воровской идеологии, полностью взятие под контроль криминальной среды Казахстана, а также контролирование «общаковых денег», т.е. «воровской казны», и решение всех криминальных вопросов, как на воле, так и в местах лишения свободы на территории Казахстана, повышение своего авторитета как «вора в законе», т.е. координации преступной деятельности лиц, занимающих лидирующее положение среди руководителей организованных групп уголовно-преступной среды Республики Казахстан.

В апелляционном ходатайстве прокуратура объясняет отказ в переводе необычного заключенного в специализированное медицинское учреждение большой общественной опасностью Бондо Стуруа.

— Система медицинского обеспечения УИС находится с медицинским обслуживанием гражданского сектора и отличается с точки зрения качества, контроля и охранной деятельности. Следовательно, Стуруа, отбывая наказание в виде лишения свободы с принудительным лечением в специализированной медицинской организации в условиях психиатрической больницы, в которой нет должного надзора за осужденными и соответствующей охраны, может беспрепятственно негативно повлиять на криминогенную обстановку в стране.

Таким образом, мотивировка прокуратуры Северо-Казахстанской области понятна, но открытыми остаются множество вопросов. В том числе, главный вопрос: действительно ли болен Бондо Стуруа и нуждается ли он в лечении в условиях специализированного стационара? Также не понятно, можно ли отказывать человеку в квалифицированной медицинской помощи, если он уголовный преступник и опасен для общества? Как вы думаете?

Поделиться