Почему мелеет озеро Балхаш?

Автор -
213

Балхаш отходит от берегов четвёртый год подряд, а рыбы в озере стало заметно меньше. Жители села близ Балхаша показывают камни, которые когда-то были на дне озера, а сейчас они лежат на берегу. Как на Балхаш влияет река Или, берущая начало в Китае и почему Акорда до сих пор не подписала соглашение с Пекином о разделе воды? Об этом рассказала казахская редакция Радио Свобода.

«РЫБЫ В БАЛХАШЕ СТАЛО МЕНЬШЕ»

Тасарал — небольшое село близ озера Балхаш с населением более 500 человек. Село находится в административном подчинении Актогайского района Карагандинской области и расположено примерно в 100 километрах от города Балхаш. Населённый пункт появился в 30-х годах прошлого века, когда под Балхашем стали создавать рыбацкие села. Основной источник дохода местных жителей — рыба и шубат.

— Если здесь не ловить рыбу, то не сможешь заработать на жизнь. Поэтому в каждом доме есть рыбак, — говорит Бауыржан Альтаев, житель села и рыбак.

Приезд Азаттыка в село совпал с сезоном нереста, поэтому рыбаков мы застали не за ловлей рыбы на берегу озера, а за строительством сарая методом асар (когда люди сообща делают одно дело).

Сезон нереста длится около полутора месяцев. В это время рыболовство запрещено, рыбаки даже лодки не вывозят к берегу. Нарушители привлекаются к административной ответственности.

— Мы используем сезон нереста, чтобы строить сараи, дома, решить свои какие-то житейские проблемы. В середине июня срок действия запрета истекает. Тогда мы и возобновим работу, — говорят рыбаки, строящие сарай.

На наш вопрос, хватает ли им на жизнь заработанного рыболовством, житель села Елдос Касенулы ответил так: «Мы и этому рады, даже если не хватает. Берём кредиты».

По его словам, рыбы в озере стало меньше: редеет камыш, а он и есть та самая среда обитания для рыбы.

— Раньше мы ловили рыбу недалеко от берега. Теперь, чтобы поймать рыбу, нужно отходить далеко от берега, — говорит житель Бауыржан Альтаев.

Его лодка лежит перевернутая у него во дворе.

— Это хорошая лодка, японская. Мотоцикл, который стоит дальше, мы используем зимой, когда лёд тонкий. А когда лёд затвердевает, переходим на уазик, — говорит местный житель, показывая свою моторную лодку.

Сейчас участки для ловли рыбы переданы в частную собственность, там можно ловить рыбу по лицензии. Разрешение выдают «каждому второму», и люди, основной заработок которых не зависит от рыболовства, относятся к озеру равнодушно, бросают сети и уезжают, говорят жители Тасарала.

— Жизнь в селе зависит только от рыболовства. Это промысел, которым ещё наши предки занимались. Есть люди, которые имеют ещё дополнительную работу. Они закидывают сети и оставляют их в воде. Не убирают. У нас такого нет. Поскольку мы зависим от озера, мы постоянно убираем окрестности, всё за собой чистим, — говорит житель Бакытжан Айдынбайулы.

Ещё одной проблемой для местных рыбаков являются «китайские пластиковые сети». В них попадает и мелкая рыба, что влияет на сокращение рыбных запасов, говорят они.

По результатам исследования 2019 года, проведённого международной компанией MCKinsey, озеро Балхаш может потерять до двух миллиардов кубометров воды к 2030 году, если не будут приняты срочные меры по его сохранению. Это большая угроза не только для людей, живущих за счёт ловли рыбы в озере, но и для растений и животного мира водоёма. Некоторые виды рыб уже исчезли из озера.

— К примеру, полностью исчезли сельдь и красная рыба с Арала. Они были завезены в 50–60-х годах прошлого века — Аральский осётр. Сейчас он исчез. В самом ареале Балхаша изначально было четыре вида местной рыбы. Все они исчезли. В Балхаш с 30-х годов выпускали новую рыбу. Эти виды рыб полностью уничтожили местную рыбу. Было два вида маринки. Были окунь и губач. Этих четырёх видов рыб сейчас нет в озере. Нет рыб, обитавших здесь тысячи лет назад. Особенно когда запустили щуку, щука ведь отличный хищник. Она даже своих сородичей поедает. Они уничтожили местные виды рыб. В бассейне Балхаша обитает 26 видов крупных и мелких животных. Самые крупные из них — сом, щука, сазан, окунь, лещ. Их ловят в производственных масштабах и выставляют на продажу, — говорит краевед Даулет Кожаков.

Жители Тасарала хотят верить, что обмеление озера Балхаш — это природное явление. Они выросли, слыша от местных старейшин, что «уровень воды в озере уменьшается и пополняется каждые 50 лет».

— Прежде озеро находилось на этом уровне. Все эти камни были под водой. Сейчас они на поверхности, — Бауыржан Альтаев показывает камни на берегу озера. — Думаю, что уровень воды в озере опустился до полутора метров… Мне сейчас около 60 лет. В 80-е годы было так же, вода уходила. Затем в начале 2000-х озеро снова наполнилось. Но наполнилось не до того уровня, какой был прежде. До 2020 года постепенно уровень поднимался, но вот последние четыре года вода начала уходить. Может, это природное явление? В нашей стороне это не так сильно заметно, у нас западая сторона — более глубокая. Восточная сторона мелководная. Думаю, что там вода ушла на два-три километра.

Однако есть и те, кто считает, что воздействие антропогенного фактора на озеро усиливается, а его последствия неизвестны. Большинство жителей, с кем нам удалось поговорить, пытались выразить своё несогласие со строительством АЭС.

— Среда будет загрязнена. Вода исчезнет. В ней столько жизни. Если произойдёт катастрофа, всё погибнет. Как мы будем жить, если Балхаш исчезнет? — говорит рыбак Елдос Касенулы.

— Нам говорят, что никакого вреда [от АЭС] нет. Примерно в 150 километрах отсюда есть место под названием Мынарал. Там тоже ловят рыбу. Рыбы там сейчас нет. Там построили цементный завод. Копали землю. Говорят, что там взрывают. Поэтому рыба исчезла. Это влияет на озеро. Люди оттуда иногда приезжают сюда порыбачить, потому что у них уже нет рыбы, — говорит Бауыржан Альтаев.

Власти Казахстана планируют построить АЭС вблизи озера Балхаш. После критики общественности президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что окончательное решение о строительстве АЭС будет принято путём референдума. Предположительно, он состоится этой осенью. Официальная Астана заявляет, что «АЭС спасёт Казахстан от энергетического кризиса», экологи же говорят, что «строить АЭС у Балхаша, который и без того мелеет, опасно».

«ЗАВТРА МОЖЕТ БЫТЬ ПОЗДНО»

По мнению учёных, первые цифры по объёму воды Балхаша были зафиксированы в 1896 году. С тех пор озеро то разливалось, то высыхало.

Сейчас уровень Балхаша составляет 341 метр по Балтийской системе — это минимальный предел. Если уровень воды уменьшится, озеру грозит катастрофа. В 1930-х годах уровень воды в озере падал ниже нынешнего уровня, при этом в то время вода озера не использовалась для сельского хозяйства и других отраслей.

Теперь, когда влияние человека на окружающую среду стало совершенно очевидным, появилось немало людей, обеспокоенных судьбой озера.

Около 80 процентов воды озера Балхаш поступает из реки Или, которая берёт своё начало в Китае. Поэтому судьба озера напрямую зависит от воды, поступающей из Китая. Соглашение о разделении воды с Китаем обсуждается более 20 лет, но до сих пор не заключено. На водно-климатическом форуме, прошедшем в Балхаше 30 и 31 мая, было высказано мнение, что «Казахстан не может защитить свои интересы» в водоразделении с Китаем.

— Ежегодно мы недополучаем пять-шесть кубических километров воды. Это в течение 30 лет. Это три Капчагая. В течение 10 лет три водохранилища Капчагая мы недополучили, получается. Это огромный ущерб. От слов к делу надо переходить уже, — говорит юрист Абай Еркебуланов.

Ежегодно из Китая через Или должно поступать 12–14 миллиардов кубометров воды. По мнению водников, этот объём поступает в разной степени мощности. Однако есть свидетельства того, что в Синьцзянском регионе Китая увеличились сельскохозяйственные площади, что, вероятно, влияет на сокращение поступления воды.

По данным международных СМИ, за 1995–2015 годы сельскохозяйственные угодья в Синьцзяне увеличились на 30 процентов.

— В Китае министерство водного хозяйства является правительством в правительстве. В его составе 30 научно-исследовательских институтов. Каждый из них изучает свой участок и за всем следит. У нас всего один институт, в котором никто ничего не умеет, ничего не знает, — говорит Анар Тлеулесова, член Балхаш-Алакольской бассейновой инспекции.

По словам Анар Тлеулесовой, в переговорах с Китаем отсутствует системность. Состав комиссии, участвующей в переговорах, часто меняется.

— У нас каждый год меняется комиссия. Между тем у них комиссия постоянная. Очень давно назначили одних людей, и они продолжают заниматься этим. Они знают всё, потому что занимаются этим каждый день, каждый год. А мы каждый год меняем. Мы каждый год меняем министра, его заместителей и членов комиссии. Каждый год разные люди. Что это даст? Это уничтожает нас. Мы говорим, что Китай делает это, делает то. Давайте сначала у себя разберёмся. Давайте всё это устроим. Главой новой комиссии должен быть назначен один человек, и членами комиссии должны стать водники. Должны быть специалисты, а не сантехник или гинеколог. У нас были такие, — говорит Анар Тлеулесова.

В министерстве водных ресурсов и ирригации Казахстана отрицают обмеление озера Балхаш. «Уровень озера не опускался ниже опасного уровня за последние 20 лет», — говорит Болат Бекнияз, вице-министр водных ресурсов. По его словам, ведомство работает над «поддержанием необходимого уровня воды в Балхаше». На критику о том, что «в Казахстане нет эффективной работы по вопросу водоразделения с Китаем» вице-министр ответил, что Китай ни с кем не заключает подобного рода соглашений.

— У Китая не было соглашения ни с одной страной. Только с Казахстаном прорабатывается такое соглашение. Но сейчас я не могу сказать наверняка. Потому что окончательное соглашение ещё не достигнуто. До этого мы несколько лет проводили научные исследования. Потому что у нас 25 трансграничных рек. Нам необходимо знать все гидрологические показатели. Мы всё это исследовали. Сейчас мы вышли на этап заключения соглашения. — говорит Болат Бекнияз, вице-министр водных ресурсов и ирригации РК.

Бывший министр водного хозяйства Нариман Кипшакбаев считает, что объём воды, которая должна поступать в Казахстан по трансграничным рекам, определён и теперь проблема состоит в том, чтобы сохранить эту долю.

— Некому передать расчёты по долям воды, которые я определил. Нужны мозги. Грамотность необходима. Чтобы говорить с китайцами, говорить с узбеками, с россиянами… надо кое-что знать… Основа государства — земля и вода. Пресная вода. Ни нефть, ни золото, ни серебро. Это мой подход. Если мы сохраним это, нас ждёт светлое будущее. Если мы потеряем это, мы не будем страной, — говорит Нариман Кипшакбаев.

На водном форуме обсуждали, что для спасения озера необходимо рассмотреть специальный закон «Об озере Балхаш», план действий по спасению озера Балхаш и соглашение с Китаем.

По мнению юристов, существуют рыночно-правовые механизмы склонения соседних стран к взаимовыгодным контрактам на совместное использование трансграничных речных вод. Одним из таких механизмов является страхование ответственности. Допустим, если Казахстан ежегодно не получает необходимое количество воды через трансграничные реки и терпит убытки, он взыскивает сумму убытка со страховой компании. А страховая компания, в свою очередь, запрашивает эти деньги у Китая или России через международный арбитраж. По мнению юристов, этом механизм удобен для всех сторон.

Кроме того, в ходе форума говорилось о важности налаживания сотрудничества с Китаем по эффективному использованию водных ресурсов, необходимости создания общего плана и общего органа в этой сфере. Потому что, если Казахстан допустит высыхание Балхаша, это не пойдёт на пользу и Китаю. «Поэтому обе страны должны быть заинтересованы в сохранении озера», — говорят водники.

Последний раз водный форум проводился в стране в начале 2000-х годов.

Поделиться