Адвокат обвиняемого в убийстве Микаэля: «У моего подзащитного на фоне всех испытаний произошли изменения в психике»

Автор -
664

    Адвокат Эркина Турусбекова, обвиняемого в убийстве певца Микаэля (Мирлана Даутова), Любовь Иванова рассказала K-News о том, почему на скамье подсудимых оказался именно ее подзащитный.

    Почему подозрение в убийстве Микаэля пало на его друга? Какие есть доказательства вины Эркина Турусбекова?

    Микаэль был убит 31 марта 2010 года. В течение недели до известных событий (государственного переворота 7 апреля 2010 года – прим. ред.) оперативники попросту «спали», и по свежим следам никого не обнаружили, а начиная с 7 апреля, понятно, они были заняты совершенно другими делами. Потом все более-менее утихомирилось, вошло в какое-то определенное русло, но дело Микаэля свою резонансность не потеряло — общественность требовала найти и наказать, причем по большому счету неважно было, кого и как.

    У Микаэля был друг Эркин Турусбеков, с которым за два дня до убийства они поссорились в смс-переписке. Значит, решили оперативные работники, убийца — Турусбеков, больше некому, только он и мог убить. А поскольку доказательств не было и нет никаких, вообще никаких, даже косвенных, то для того, чтобы эти доказательства добыть, сотрудники внутренних органов применили единственный возможный метод – «выбили» признательные показания. Несмотря на то, что и в Конституции, и в Уголовно-процессуальном кодексе отмечено, что признательные показания не являются основой для предъявления обвинения, что кроме этого должны быть другие доказательства, у нас зачастую об этом забывают. И, как водится, изощренными способами начинают «выбивать»…

    24 мая 2010 года, оперативники задержали Эркина Турусбекова — он в то время преподавал в Юридической академии — и привезли его в городское отделение милиции (ГОМ), чего ни в коем случае нельзя было делать. Следственно-оперативная группа была уже давно создана, и уж если у них какие-то подозрения были, они должны были привезти его к следователю, чтобы тот его допросил в присутствии адвоката, либо же без него. Однако они его привезли в ГОМ, ну и, естественно, начали беседовать, как они сами сказали. Беседовали, беседовали и до такой степени добеседовались, что Эркин, якобы, признался во всех подробностях убийства, и даже написал объяснительную. Правда впоследствии судебная почерковедческая экспертиза показала, что его признание написано разными ручками, в разных позах, в разных эмоциональных состояниях, и даже подпись была не Эркина.

    Буквально на вторые сутки, когда Турусбекову предъявляли обвинение, он заявил: «Меня избили, поэтому я дал такие показания, я там не был в тот день и у меня есть алиби, и проверьте, пожалуйста, его». После этого следователь отвез Турусбекова на судебно-медицинскую экспертизу. Эксперт отметил на нем многочисленные ушибы, кровоподтеки и всякое прочее, которые образовались именно в тот срок, который указал Эркин Турусбеков.

    Получается, не было никаких оснований передавать это дело в суд?

    Да. Но, тем не менее, поскольку, как я уже упоминала, дело резонансное и нужно его было любыми путями закрыть, без каких либо доказательств оно пошло в Первомайский районный суд. Мы настаивали, что доказательств вины Эркина Турусбекова нет никаких, поэтому в сентябре суд направил дело для дополнительного расследования, которое сейчас ведет прокуратура Бишкека.

    Дело в отношении сотрудников правоохранительных органов, которые обвиняются в избиении Эркина Турусбекова, тоже ведете Вы. Расскажите, на какой оно стадии.

    Я буквально с начала июня прошлого года добивалась возбуждения уголовного дела в отношении этих оперативных работников. Прокуратура Свердловского района четырежды отказывала мне в возбуждении. Генеральная прокуратура отменяла эти постановления, направляла их в прокуратуру Бишкека для возбуждения уголовного дела, там отказывали.

    В конечном итоге, все-таки, Генеральная прокуратура отменила все постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, возбудила его и направила для расследования в городскую прокуратуру. Прокуратура города закончила следствие, предъявила обвинения шести оперативным сотрудникам и сейчас это дело рассматривается в Свердловском районном суде. При этом изначально материалы направили в Первомайский суд – по месту расследования, судья приняла дел к производству, а это значит, что вопрос подсудности, по всей видимости, сомнения у нее не вызывал. В Первомайском суде состоялось всего три заседания, причем на второе не явились подсудимые и их адвокаты, и на третьем судебном заседании по ходатайству прокурора дело было направлено в Свердловский суд. Я так полагаю, ходатайствовал прокурор с подачи самой судьи.

    Почему передали дело? Ведь это затягивает процесс…

    Ну, не захотели рассматривать, потому что опять-таки – резонансное дело. Мне лично очень не нравится это словосочетание – такого определения в законе нет. К примеру, бывает такое, что отказываются изменить меру пресечения подсудимому, поскольку дело приобрело общественный интерес и в обществе вызвало определенный резонанс. Это «бесподобно»! Хоть вноси изменения в Уголовно-процессуальный кодекс…

    Так вот, в Свердловском суде сейчас мы тоже никак не можем начать рассмотрение. Первый раз не явились адвокаты. Второй раз один из подсудимых, якобы, попал в ДТП и один из адвокатов не явился из Таласа – лавина сошла.

    Получается, эти шестеро сотрудников правоохранительных органов не находятся под стражей?

    Да. Их мера пресечения – подписка о невыезде.

    А сам Эркин Турусбеков?

    Сейчас уже Эркина перевели под домашний арест. В течение 4-5 месяцев после задержания его держали в изоляторе временного содержания, а потом из ИВС «скорая» увезла его в Национальный госпиталь, где все время до освобождения он и находился на стационарном лечении.

    По какой причине ему понадобилось лечение?

    У Эркина произошли изменения в психике. Он нормальный человек, но в результате всех этих испытаний у него началась эпилепсия и он стал инвалидом третьей группы.

    Для справки: Пока готовилось это интервью, состоялось очередное заседание суда по делу сотрудников правоохранительных органов, обвиняемых в избиении Эркина Турусбекова. Как сообщил K-News пресс-секретарь Верховного Суда Бактыбек Рысалиев, слушания прошли накануне, 1 декабря, и были в итоге отложены.

    «Вчера адвокат обвиняемых ходатайствовал о том, чтобы дело было отправлено на доследование. После того, как судья отказал, адвокат выразил намерение обжаловать решение судьи в вышестоящих инстанциях —  то есть в городском суде столицы — на чем заседание и завершилось. Теперь, если защитник действительно будет обжаловать отказ своего ходатайства, необходимо будет ждать, как минимум, решения горсуда для того, чтобы возобновить процесс», — рассказал Бактыбек Рысалиев.

    Поделиться