Начальник СИЗО № 1: «Пусть заключенные скажут мне спасибо, что я закрыл камеру «общака»

Автор -
1468

    16 января в Бишкеке в СИЗО № 1 произошел бунт заключенных, вызвавший общественный резонанс не только в Кыргызстане, но и за рубежом. Версии причин бунта разнятся. В ситуации пытаются разобраться омбудсмен, парламентарии и сами родственники заключенных. Между тем, уже 9 дней заключенные по всей стране держат голодовку, а некоторые из них зашивают себе рты. О состоянии в СИЗО № 1 после бунта K-News решил узнать у начальника учреждения Марса Джусупбекова.

    Какова сейчас обстановка в СИЗО № 1?

    Обстановка в целом удовлетворительная. Из 1 тысячи 386 осужденных и подследственных 385 человек зашили себе рты. 3 человека расшились и попросили перевести их в отдельную камеру, чтобы оградить от «общака». Многие отказываются поддерживать акт голодовки — это 260 человек. Людей, в тяжелом состоянии нет. За медицинской помощью обратился 151 человек, из них 46-ти заключенным была оказана помощь.

    Какие требования у голодающих?

    Они требуют открыть одну камеру для того, чтобы свободно передвигаться. Но мы не пойдем на такие уступки: камера как была закрыта, такой и остается. В каждой камере есть «смотрящие», которые и заставляют зашивать рты. Как говорится «кто сильнее, тот и заставляет».

    Какую именно камеру требуют открыть заключенные?

    Камеру отрицательно настроенных заключенных, или коротко – «общака», под номером 342. Во время обыска 16 января из данной камеры были изъяты холодильники, телевизоры и деревянная мебель. По нашим данным, вся эта мебель была привезена родственниками подследственных, которых они «загрузили». На следующий день «смотрящий» за СИЗО № 1 Дамир Сапарбеков был переведен в СИЗО № 50.

    Каким образом в камере «общака» оказались вещи, которых, по идее, там быть не должно?

    Я был назначен на должность начальника СИЗО № 1 13 декабря 2011 года. Когда я пришел сюда, тут круглосуточно были открыты две камеры на втором этаже и три «общаковых» камер на третьем. Около 30-40 осужденных спокойно ходили между камер и вымогали деньги, «долбили», надо было – убивали. А каким образом неположенные вещи попали в камеры «общака» и почему заключенные могли свободно передвигаться по учреждению – пусть остается на совести прежнего руководства.

    В таком случае, почему эти вещи не были изъяты сразу после Вашего назначения?

    Я собирал информацию, и мы планировали провести обыск 16 декабря 2011 года, однако в этот момент заключенные объявили голодовку. Обыск пришлось отложить до января следующего года.

    Кто занял место «положенца» Дамира Сапарбекова?

    «Свято место пусто не бывает»… Среди заключенных был назначен новый «смотрящий» – Бекболот Чакманчиев 1984 года рождения. Проходит по делу об убийстве. Является членом организованной преступной группировки Камчы Кольбаева.

    В Кыргызстане почти все заключенные колоний держат голодовку, кроме СИЗО № 4, в котором содержится другой криминальный авторитет — Азиз Батукаев, и СИЗО № 50, женской и воспитательных колоний. Связано ли это с тем, что они не поддерживают «режим» Камчы Кольбаева?

    Вы сами только что ответили на свой вопрос…

    Какова Ваша оценка бунта в СИЗО № 1?

    Это был плановый обыск. Я считаю, что ранее обыски проводились поверхностно, и такого тщательного обыска, как 16 января, не было. Поэтому заключенные и начали бунтовать – ведь мы изъяли у них множество неположенных вещей. В чем заключаются мои «неправомерные» действия? В том, что я закрыл камеры? Так это возмущаются 20 человек из «общаковой» камеры. А остальные полторы тысячи человек пускай мне скажут спасибо, что никто теперь у них не вымогает деньги и не избивает. А то, что они говорят – Бог им судья.

    Сколько еще может продлиться акция протеста среди заключенных?

    Сколько продлится? Сегодня-завтра закончится.

    Поделиться