Анэс Зарифьян: За обретение свободы приходится платить…

Автор -
293

В новом издании «Кыргызстанские хроники» (в шести томах) известный поэт и бард Анэс Зарифьян через призму своих взглядов и ощущений повествует о том, как менялся Кыргызстан с момента обретения суверенитета.

В интервью KNews автор рассказал о собственных наблюдениях, сбывшихся и не сбывшихся надеждах, прошлых и нынешних переживаниях за будущее страны.

Что именно читатель может найти, открыв тома ваших хроник?

«Кыргызстанские хроники» можно назвать политической летописью. Каждое произведение в книге предваряется прозаической преамбулой, в коей поясняются события, ситуации, персоналии о которых ниже идет речь в поэтической форме.

Начинается первый том со стихотворения «Ошская колыбельная», посвященного первой южной трагедии 1990 года. Тогда во многих республиках еще советской страны имели место очаги межнациональных конфликтов. В том числе и у нас. Каждый том книги рассказывает о том или ином периоде политической жизни Кыргызстана, когда у власти были Аскар Акаев, Курманбек Бакиев, Роза Отунбаева.

Первый том книги называется «Из лет, которые недаром всецело связаны с Аскаром». Это говорит о Вашем положительном отношении к первому президенту Кыргызстана?

Название свидетельствует не о моем отношении, а лишь констатирует факт, что период, описанный в данной книге, связан с правлением Аскара Акаева. Что касается моего отношения к первому президенту, оно осуществило дрейф – от романтической веры и надежд к очень горькому разочарованию, скепсису и иронии. Все это легко прослеживается на страницах книги.

Когда Вы разочаровались в Аскаре Акаеве?

На первых шагах его правления я горячо поддерживал взгляды и действия Аскара Акаевича. В частности, считал правильным его решение об исключении слов «советская» и «социалистическая» из названия нашей республики. Около трети первого тома книги отражает мое отношение к Акаеву весьма в позитивных тонах. Но уже в тот период мне не всегда были понятны его некоторые решения, особенно в сфере кадровой политики. Стали ощущаться его непоследовательность, колебания по ряду вопросов. А позднее, увы, начали набирать обороты коррупционные явления, трайбализм, семейственность.

В 1994 году в личной беседе со мной Аскар Акаевич заявил, что больше не будет выдвигаться на президентский пост, поскольку убедился, что политика – грязное дело. И что же?! Прошли все мыслимые и немыслимые сроки, а он продолжал сидеть… Уже в 2000 году, вспоминая ту встречу, я написал следующее:

А нынче гляжу очумело

И думаю с неких времен:

Похоже, что грязное

Освоил до тонкостей он!

А как отображен период правления страной Курманбека Бакиева?

О возникновении его тандема Бакиева с Феликсом Куловым рассказывается во втором томе книги. И опять же были надежды на то, что данный тандем будет прочным, долговременным. Возникла вера, что он сможет вытянуть страну из сложной ситуации. Бакиев часто произносил обнадеживающие фразы, клялся, что не повторит ошибок своего предшественника. Увы, власть наступили на те же грабли (или кетмень)!

Чему посвящены остальные тома издания?

Стихотворения в трех последних томах касаются переходного периода страны в 2010-2012 годах. Кстати, обратите внимание: эти два года потребовали отражения в целых трех книгах! Настолько много бурных событий произошло за указанный период: апрельский народный взрыв, бегство Бакиева. временное правительство, вторая южная трагедия, референдум, президентство Розы Исаковны, мучительные парламентаризма, далее – новые президентские выборы и первая в истории страны мирная передача власти…

Как, на ваш взгляд, поменялось общество за 20 минувших лет?

О, это долгий разговор! Но если ответить кратко, то, конечно, мы освободились от оков советской командно-партийной системы, обрели определенную свободу, однако за нее тоже надо платить. Осознание свободы должно было расти одновременно с чувством ответственности, но, к сожалению, этого не произошло. Напротив, оно стало перерастать в ощущение полной безнаказанности и безответственности, в апофеоз охлократии. Плоды чего мы сейчас и пожинаем.

Вы граждански очень активны, почему же никогда не баллотировались в депутаты?

Я не состою ни в одной из партий, и не потому, что считаю их всех негожими. Но просто решил для себя, что должен как поэт чувствовать внутреннею свободу, быть независимым наблюдателем, аналитиком, летописцем. Чтобы ни у кого не зародилось подозрений: Зарифьян ангажирован какой-то партией. Когда получал предложения такого рода, даже от политиков очень высокого ранга и мною уважаемых людей, то деликатно от этого отказывался. Сие для меня вопрос принципиальный. Тем паче, что еще во времена Михаила Горбачева ваш покорный слуга написал стихи, которые заканчивались строчками:

Теперь я

сам себе и партия,

А если надо –

оппозиция.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться